Открыть меню

К штыку приравняли перо

#
К штыку приравняли перо

9 мая - День победы.


Иосиф Оратовский

 

             П. Г. Антокольскому

 

Конца не будет, кажется,

пути большого, скользкого.

В зубах все время вяжется

строка из Антокольского.

 

Как ночью – черный – виделся

ему асфальт накатанный.

Хоть мне б теперь он выдался

нежданный да негаданный.

 

А то – все грязь сосущая 

проходит на пути моем,

густая, вездесущая,

почти непроходимая.

 

Лишь песне – рядом вырасти.

Пускай звучит без корысти –

осипшая от сырости,

веселая и в горести.

 

Опять сраженья б редкого

да силы приращения,

да полстакана крепкого

для кровообращения.

 

Со мной не папка черная,

а сумка пулеметная,

и строчка стихотворная,

и строчка пулеметная.

 

Тут вижу груды пепла я.

Мне некогда соскучиться:

со мною песня светлая,

советчица, попутчица.

 

До Запада с Востока я

пройду свои края.

Вперед, моя жестокая,

нескладная,

                          моя.

                               1943

 

Расул Рза

Наша дивизия

 

 Я в памяти своей храню доселе

То, что запечатлелось навсегда:

Морозный сумрак, голоса метели

И кровь, подернутую коркой льда.

 

Шинель седая. Ложа автомата.

И Терека и Дона берега…

Даль. Небеса, обложенные ватой,

И ты идешь на запад, на врага.

 

Я помню, как среди огня и дыма

Плыла по лицам ненависти тень;

Я помню, как глядели нелюдимо

Развалины сожженных деревень.

 

Нас пепелища призывали к мести,

Пожарища чернели на пути,

Заколотые с матерями вместе,

Казалось, дети просят: «Отомсти!»

 

Дивизия, идущая к победам,

Высоко знамя алое держи!

Твои бойцы, которым страх неведом,

Захватывают вражьи блиндажи.

 

Вы доблести исполнены высокой,

Трепещет враг, едва завидя вас,—

Свое гнездо так охраняет сокол,

Как вы оберегаете Кавказ!

 

Везде прошли Истории солдаты,

Могучие, везде шагали вы

Сквозь гром войны, невзгоды и утраты,

Пред смертью не склоняя головы.

 

Отважные сыны родной отчизны,

Вас славят девушки страны моей;

Народа гордость, знаменосцы жизни,

Озарены вы зорями идей.

 

Вы — как таран, сметающий заслоны,

Вперед стремитесь, недругам грозя;

Вас славит Таганрог освобожденный,

Тот милый дом, где Чехов родился.

 

Исполненные доблести высокой,

Вы недруга сразили в славный час,-

Свое гнездо так охраняет сокол,

Как вы оберегаете Кавказ!

 

1944

 

Рафаэль Шик

 

***

Поэты изысканной стали:

Что рифма – сплошной примитив!

Сорняк на священной скрижали,

Частушки банальный мотив.

 

А я находил свои рифмы,

Впадая порою в кураж,

Когда содрогался от взрывов

В четыре наката блиндаж.

 

И было мне не до изыска.

Не то, чтоб одрябла душа –

Мне б только хватило огрызка

Трофейного карандаша.

 

Мне б только прожить ещё малость.

Прожить этот день, этот час.

И рифма во мне оставалась,

Пока ещё дух не угас.

 

Мамед Ариф

Две фотографии

          Перевод с азербайджанского Мансура Векилова

 

На первой – стою я

С винтовкой в руке,

В гимнастерке солдатской

На Эльбе – реке.

 

А на второй,

Бакинской, –

С пером в руке

Сижу за столом –

Седина на виске.

 

Две фотографии.

Судьба – одна.

Сколько сил и крови

Отняла война!

 

Но знаю:

Не держать бы

Мне сегодня пера,

Если б за винтовку

Не взялся вчера.

 

 

Ибрагим Кэбирли

Старый окоп

Перевод с азербайджанского А. Межирова

 

Над Тереком, в ущельях, день за днем,

За шагом шаг, среди щербатых скал,

Сгибаясь, как разведчик под огнем,

Тебя глазами жадными искал.

 

И по-солдатски стал мой шаг тяжел,

Когда, почти что выбившись из сил,

Тебя, травой поросшего, нашел,

Твой полустертый профиль различил.

 

Руками эту землю я вскопал,

Тебя отрыл перед восходом дня,

И для накатов не нашлось ни шпал,

Ни даже ветхих бревен у меня.

 

По брустверу исхлестанный свинцом,

Объятый орудийной немотой,

В тот ранний час ты мог бы стать концом

Моей дороги краткой и простой.

 

Избыть воспоминанья не могу,—

Так пусть же не смутят они собой

Колосья в поле, травы на лугу

И облака на глади голубой.

 

Ты помнишь ли, как в праведном бою

Со всех сторон вставала смерть стеной

И опирался я на грудь твою —

На грудь отчизны милой и родной!

 

И если годы начисто сотрут,

Изгладит время твой последний след,—

Ты в сердце у меня найдешь приют

До дней кончины, до скончанья лет.

1944

 

ЧИНГИЗ АЛИОГЛЫ

***

Памяти солдат, погибших на полях ВеликойОтечественной войны.

 

Перевод Петра Серебрякова

 

Бежал за вами,

звал –

никто не слышал зова,

не обернулся,

и не обронил ни слова,

и не замедлил шаг на этот зов.

Молчание.

Лишь отзвуки шагов

рассыпались в ночи,

погасли на снегу.

А я еще зову,

а я еще бегу.

Молчали вы.

Никто не слышал зова,

и не замедлил шаг,

не обронил ни слова…

Как белые бинты  –

снега за вами следом,

перевязал я раны

этим снегом,

бинтами белыми

холодной лунной ночи…

А вы ушли.

Вы уходите молча

сквозь тишину и сумрак  –

мимо, мимо,

и только ночь осталась,

словно мина

замедленного действия…

Ни слова

никто не обронил,

никто не слышал зова.

Вы сами стали зовом в этот час

и остаетесь вечно среди нас.

Вы окликаете нас ночью,

и навек

в ночи той долгой –

белый

белый

снег.

 

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий