Открыть меню

"И будет кивать головою при встрече с тобою... " 

#

26 ноября 1244 года не сошлись в битве великие армии, не открыли новый вид энергии, но случилось не менее значимое для человечества событие – на базарной площади Коньи столкнулись два человека. Шемседдин Тебризи задал вопрос, Джалаледдин Руми ответил, и вопрошающий испустил вопль и без чувств упал на землю. Люди того времени болели и умирали от любви; не уставали радоваться встрече с другом; плакать, услышав неприхотливую мелодию дудки. Мы больше знаем, но умеем ли мы чувствовать и изливаться в чувствах с такой силой?

  Благодаря этой встрече, в огне этой дружбы сгорел правоверный шейх и родился, как птица Феникс, суфийский Мастер.

  «Маснави-йн манави» (Поэма о скрытом смысле) Руми – энциклопедия суфизма (его еще называют персидским Кораном) (она сама как мир, единство которого проявляется через бесконечность многообразия; грандиозная симфония человеческого духа в становлении), но опыт изложенный не в отвлечённо-логических категориях, а в пламенных поэтических образах. «Я прокричал тебе в дверь: – Мистики собираются на улице. Выходи! – Оставь меня в покое. Я болен. – Да хоть ты и умер! Иса здесь и он хочет кого-нибудь воскресить!»

  В США с начала 1990-х годов самым продаваемым и, стало быть, самым популярным становится не один из гигантов американской поэзии – Роберт Фрост, Роберт Лоуэлл, Томас Элиот, даже не Шекспир, Уитмен, Гомер, Данте, обязательные для школьной программы, а Руми! В мире 9/11, в мире столкновений цивилизаций властитель умов – средневековый мулла, получивший классическое исламское образование и преподававший шариат в медресе. 

 

МАРАТ ШАФИЕВ

 

Подражание Руми

 

***

Пьянчуги, себя

заложив кабаку,

не знают ни беса,

ни Каббалу,

ни райские кущи,

ни атомный взрыв

счастливые, пляшут

и плачут навзрыд.

 

Медный болванчик,

что лупишь глаза?

лупи в барабанчик

пусть глохнет гроза.

 

Чаще, громче

плеск ладошек,

Сам Кормчий

уже хороший!

быстрей части,

будешь в чести.

 

Ходит море ходуном,

топчет горе табуном.

Кувыркается Земля,

кожу сбросила змея,

мечет рыбина икру,

а разбитое стекло

босы ноги посекло;

но безумные ликуют:

сколько кровушки стекло,

сколько в бездне Океана

и на донышке стакана

наших жизней полегло!

 

Их теперь отыщешь разве,

растворившихся в экстазе?

 

Было что стеной несущей,

оказалось вдруг Не Сущим;

что казалось смертью верной,

зеленеет ветвью вербной.

По крупицам колупать,

только время потерять;

ядро рядышком

разбивайте скорлупу

первым камушком.

 

Огненного дай глоток!

где нога, где локоток?

У поклонников вина

перед Ним одна вина:

на дороге «Всё есмь Я»

потеряли своё я.

 

Мне до тела нету дела,

вновь свирепствуют свирели.

 

***

Караван, вперёд ушедший,

не догонит быстрый пеший,

но вне времени и места

я танцую с Другом вместе.

Я стал радостным, как пламя,

сжёг свой дом существованья;

на сквозном ветру былинка

выпрямляю гордо спинку.

Пожелтевший и иссохший,

стал я барабанной кожей

и добротной, и надёжной,

день приветствующий дробью.

В беспощадной пасти зверя

снова обретаю веру:

небо область просветленья,

мир наш сумерки и тленье;

дуализм смешное дело,

устремлённым в Запредельность.

На дороге грязью лягу,

чтоб во мне копилась влага;

чтобы получить лекарство,

стану я больным прекрасным.

Стану впадиной глубокой

или местным водостоком,

чтоб стекала, не пролилась

в мир Божественная Милость.

И пылинка золотая,

в световом потоке тая,

из порожнего колодца

прямиком взлечу на Солнце.

 

***

Я смертельно болен жизнью,

замечательный где врач?

вены вскроет, кровью брызнет,

не оглянется на плач.

Если мир в любви зачали,

то откуда, Боже Мой,

нас разящие печали,

острый меч над головой?

Потрясающий Основы

и Сжигающий Мосты,

убиваю невиновных,

трубадуров Красоты.

Кто ты перед Нашей Мощью,

сам с собою не в ладу?

пыль на стоптанной подошве,

шип в обугленном саду.

 

 

***

Сама – беспокойство духа, так беги приличий чинных,

если жаждешь близость Друга,если только ты мужчина.

 

«Он меня не любит, может». Но невзрачный мотылёк,

глянь, сомнения не множит –раздувает уголёк.

 

Промедление – позорно.Барабан грохочет грозно;

весь  отвага и вниманье, воин саблю вынимает.

 

В этой битве нет спасенья.Нас на смерть благослови,

Господи, – отряд построен под знамёнами Любви!

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий