Открыть меню

С любовью к людям!

#
Она начинала с рядового журналиста в редакции старейшей в стране газеты «Бакинский рабочий», затем стала собственным корреспондентом центральной, самой популярной советской газеты «Известия», которую представляла в Азербайджане целых 16 лет. Трудовую деятельность завершила в АзерТАдж, где много лет была главным редактором русской редакции, исполняя некоторое время также обязанности заместителя генерального директора. 
За свою насыщенную событиями журналистскую жизнь она побывала во многих странах, общалась с самыми известными людьми, героями, легендарными личностями, беседовала с ними и создавала очерки. Эльмира ханым очень любит свою профессию журналиста и счастлива, что благодаря работе имела возможность не только общаться с интересными людьми, но и чем-то помогать людям, нуждавшимся в помощи. Ведь главное качество, которым должен обладать журналист, по ее мнению, - это неравнодушие и любовь к человеку. 

Кому посчастливилось стать обладателем очередного, состоящего из двух книг, сборника публикаций Эльмиры ханым Алиевой «Люди… События… Время…», вышедшего в свет под занавес нового года, тот, наверное, успел познакомиться с целой галереей впечатляющих образов самых интересных людей нашей эпохи, ключевых фигур, сделавших заметный вклад в экономику, политику, науку, культуру, искусство нашей страны. 

Эльмира ханым Алиева - заслуженный журналист Азербайджана, ее творческая деятельность отмечена множеством профессиональных наград и премий, удостоена она президентской стипендии, а также является обладательницей почетных государственных наград за большие заслуги в области культуры - ордена «Şöhrət» (орден «Славы») и медали «Tərəggy» («Прогресс»). 
 
 

Беседу вела 
Марина МУРСАЛОВА


- Эльмира ханым, сколько очерков в вашем последнем сборнике публикаций? Я не встретила в нем ни одного интервью… 

- Очерков в нем более 140, но нет ни одного интервью, я редко делала интервью, мне почему-то всегда больше нравился формат очерка. В этих двух составивших сборник книгах собраны очерки об очень интересных людях нашей эпохи. Вообще, считаю себя счастливым человеком. И согласна с писателем Натигом Расулзаде, чью последнюю книгу я недавно прочитала с большим интересом, сказавшим, что в дни, наполненные творчеством, он чувствует себя счастливым. Вот и я тоже все время пишу и часто думаю: какое же это счастье, что, будучи в таком уже довольно преклонном возрасте, я могу работать! (улыбается) 

Часто я влюбляюсь в своих героев, нередко у меня с ними складываются теплые отношения, порой перерастающие в настоящую дружбу. Как было, например, с выдающимся физиком и замечательным человеком Гасаном Багировичем Абдуллаевым, президентом Академии наук в годы моей работы в «Известиях». Я была даже знакома с его семьей, в частности с дочками. Всегда тепло вспоминаю о встречах с Кямраном Асадовичем Гусейновым, секретарем ВЦСПС в тот же период. И о многих-многих других.

- А как вы оказались в такой почетной и ответственной должности, как собственный корреспондент по Азербайджану весьма влиятельной союзной газеты?

- Порекомендовал меня в «Известия» Мамед Казиев, тогдашний завотделом пропаганды ЦК. В то время я ведь уже работала в печати, была литсотрудником в «Бакинском рабочем». А познакомились мы с ним в связи с жалобой на меня, которая поступила от Бахадура Эйвазова, ректора мединститута. Тот позвонил Казиеву и сказал: «К нам пришла какая-то девчонка из газеты и хочет опозорить седовласого профессора!» А дело было в том, что этот «седовласый профессор» переписал работу одного средневекового ученого, защитился по ней и стал доктором наук! Нашлись люди, которые предъявили нам все доказательства. И мы решили написать об этом в «Бакинском рабочем». Мне было поручено проверить достоверность фактов, в связи с чем я и пошла в мединститут. Профессор в панике прибежал к ректору, тот позвонил в ЦК, а Казиев - нашему главному редактору Гладилину.

Словом, меня вызвали в ЦК. Мамед Казиев встретил «провинившегося» журналиста, прямо скажем, не очень дружелюбно: «Что это вы копаете в институте?» Я отвечаю: «Что значит, копаете? Я - журналист, и я обязана проверять поступающие в редакцию критические письма: правду ли нам сообщили…» Вот такая я была дерзкая в то время (улыбается). Видимо, моя решительность, даже мужество пришлись партийному деятелю по душе. Потому через какое-то время, когда работавший собкором «Известий» по Азербайджану Николай Паниев собрался уезжать и надо было срочно искать ему замену, меня снова вызвал завотделом ЦК. «Что ты опять натворила?» - спросил наш редактор. «Да вроде ничего», - говорю… Словом, отправилась я все к тому же Казиеву. И была удивлена оказанным мне на сей раз весьма дружелюбным приемом.

В то время главным редактором «Известий» - газеты союзного масштаба - был Алексей Иванович Аджубей, блистательный журналист и великолепный организатор (зять тогдашнего первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева). При нем газета поднялась на новый уровень, стала поистине народной и вырвалась на первое место, опередив «Правду». Я видела «Известия» в газетных киосках, будучи в поездках за границей. Она распространялась во многих странах мира и была неимоверно популярна, так как писала о том, что действительно волновало советских людей… 

Так вот, в Баку приехал Сильченко, помощник Аджубея по кадрам, пришел к Мамеду Казиеву, а у того в тот момент в кабинете находился Азад Шарифов, главный редактор газеты «Молодежь Азербайджана». Мы с Азадом дружили с детства. И когда Азад узнал о цели приезда представителя «Известий», он назвал мою фамилию - зная меня много лет, он почему-то был уверен в том, что у меня получится. Услышав шарифовскую рекомендацию, Казиев вспомнил ту «дерзкую девчонку», которую вызывал «на ковер» и … согласился с Азадом. В общем, опять меня вызвали в ЦК.

Я с воинственным видом открываю дверь в кабинет Мамеда Казиева и спрашиваю: «Ну, что опять?»… В ответ слышу: «Вот, хотим тебя порекомендовать в собкоры союзной газеты…» Мне тогда было уже 29 лет, но я выглядела совсем девчонкой: наверное, оттого, что долго ходила с косичками. В ответ на заявление заведующего отделом пропаганды я сказала: «Никак не могу принять это предложение - ведь у меня маленький ребенок, семья, а работа собкора связана с командировками». Но Сильченко возразил мне: «А вы нам в Москве не нужны, вы будете корреспондентом по Азербайджану». И пошутил: «Понятно, вы - мусульманская женщина, должны посоветоваться с «повелителем». 

Мне дали время на обдумывание.

Однако думать долго не пришлось. Муж мой был современным человеком. Будучи друзьями, единомышленниками, мы хорошо понимали друг друга. К тому же, историк по образованию, он тоже работал в газете, успешно занимался журналистикой. Он сразу сказал: «Конечно, соглашайся, это же такая школа для журналиста, там такие «киты» работают! А с ребенком нам поможет моя мама». И действительно, мама сказала «Qed, qızım, mütləq qed. Sənə xeyri olar» (Иди, доченька, иди. Будет тебе польза от этого)». Да, семья меня поддержала, за что я всем очень благодарна. 

Годы работы в «Известиях» стали для меня настоящими университетами, «Бакрабочий» же я считала своей школой. Там тоже работали прекрасные специалисты. Это были очень щедрые люди, всегда готовые поделиться опытом, подсказать, что хорошо, а что плохо. Я им очень благодарна. Фактически, это они заложили во мне неистребимую любовь к журналистике.

Был такой эпизод. На первых порах в газете я работала в отделе пропаганды у Дмитрия Минкевича. 

Однажды он поручил мне написать про передовика-нефтяника Сару Велиханову, прославившуюся в республике. Я выполнила задание. Минкевич прочитал мой опус и спрашивает: «Она что, умерла?» Оказывается, я написала что-то похожее на некролог. Я растерялась: «Как, вы же мне сами поручили… Конечно, она живая...» «Так вот, - говорит завотделом, - и надо было написать о ней, как о живом человеке». И объяснил мне мои ошибки…

Так вот они нас учили. Впрочем, писать я начала еще в школе. Была бессменным автором классной стенной газеты, какой-то период редактировала школьную. Я всегда была где-то в лидерах - то старостой, то комсоргом. Побеждала на различных конкурсах. 

Однажды, учась в 9 классе, мы с моей подругой Софой Гусман написали сочинение на тему «Заочное путешествие по Волге». Мы победили, и нас премировали туристической поездкой в Туапсе. Моя мама, конечно, сразу позвонила на турбазу, чтобы удостовериться, будет ли нас сопровождать кто-то из взрослых. «Обязательно», - сказали ей. И только тогда я получила разрешение. 

Начиная работать в «Известиях», я не испытывала особого страха. Я везде смело появлялась, заходила в кабинеты. Знаю с тех пор очень многих людей, бывших чиновников, представителей науки, искусства. 

Но прежде несколько слов о том, как меня утверждали в Москве. Сильченко доложил обо мне Аджубею. А проводил меня в кабинет главного (так величали Аджубея в редакции) его заместитель Григорий Максимович Ошеверов. Помню, Аджубей внимательно так вгляделся в меня и говорит: «Гриша, ты знакомишь меня с человеком, которого я знал намного раньше тебя». Оказывается, он запомнил меня с той поры, когда я, будучи студенткой МГУ, проходила стажировку в многотиражной газете «Московский университет», где он был главным редактором. Я еще тогда подумала: «Надо же, какая память!» 

Итак, в редакции меня хорошо встретили, и я начала работать. Работала 16 лет. Можно сказать, что я была «долгожительницей» от Азербайджана. Кроме того, первой женщиной-журналистом, ставшей собкором центральной газеты от нашей республики. В самих «Известиях» я стала третьей женщиной. А всего по Союзу было 58 корреспондентов «Известий». 

За годы работы в этой газете я объездила много стран. Это были полуофициальные поездки или туристические через Союз журналистов, зачастую на интересные международные мероприятия. Так, я побывала в Алжире на открытии молодежного лагеря в местечке Сиди-Феруш. Я видела алжирского президента - Бен Беллу. Помню, когда он вошел в зал, все вскочили со своих мест и начали в каком-то сумасшедшем экстазе скандировать: «Бен Белла, Бен Белла!»… Для нас, советских журналистов, это было как-то непривычно.

«Известинские» годы пролетели, как один день. И уже более сорока лет я работаю в СМИ родного Азербайджана. Однако я всегда с благодарностью думаю о своих коллегах-известинцах, которые, не скупясь, делились со мной, молодым тогда газетчиком, всеми секретами большой журналистики. Спасибо им за это!..

- В какой школе вы учились? Почему выбрали именно журналистику? 

- Я окончила 23-ю школу, похвастаюсь (смеется), с золотой медалью, и поехала в Москву поступать в МГУ, на факультет журналистики. Так как я окончила школу с золотой медалью, экзаменов не сдавала, прошла только собеседование. Оно было настолько серьезным испытанием, что я тогда, помню, подумала: лучше бы экзамены сдавала. 

А еще мы писали сочинение по известной картине Налбандяна «Утро нашей родины» - Сталин стоит на мосту с перекинутой через руку шинелью, а позади колышется хлебное поле. Тема, как вы понимаете, очень непростая, и если бы я написала плохо, то меня вряд ли приняли бы на факультет журналистики, максимум - на филфак. 

Я всегда хорошо училась, потому что я вообще - человек ответственный и целеустремленный. Я должна это подчеркнуть - иначе ничего не достигла бы. Все пять лет я была успешной студенткой в университете, причем жила в общежитии, никаких съемных квартир, у мамы не было таких возможностей. Она одна воспитывала троих детей. Отец наш погиб на войне, в 1943 году.

Маму я считаю героической женщиной (впрочем, таких, как она, в послевоенные годы было немало), и когда ей говорили о том, что она ведь лишила себя женского счастья, она с гордостью отвечала: «Что ж, зато судьба одарила меня счастьем материнским». Мама гордилась нами. Мной, ставшей журналистом, братом - архитектором, которого сам Микаил Усейнов, председатель Союза архитекторов, сделал своим преемником; сестрой, которая много лет была ученым секретарем НИИ стройматериалов имени С.А.Дадашева. 

- Ваша мама Бикя ханым успешно реализовалась не только в материнстве, но и в общественной работе. Она слыла прекрасным организатором, добрым человеком. Как вы говорите, неравнодушным, много сделавшим для людей…

- Да, это так. Но руководителем она стала не сразу, мы к тому времени все уже выросли. Я училась на втором курсе в МГУ, брат и сестра - в политехническом, в Баку. Когда-то мама работала воспитательницей детсада, потом стала заведующей, ведь она окончила дошкольное училище. Работая, заочно окончила восточный факультет нашего университета, защищала диплом по творчеству Шахрияра. Мама всегда занималась общественной работой. Видимо, потому ее и назначили заведующей отделом по работе среди женщин райкома партии (были тогда такие отделы), затем выдвинули, избрав сначала вторым, а потом и первым секретарем райкома. Маму нашу помнят. Еще несколько лет назад, когда я появлялась где-то, и люди узнавали, что я дочь Бикя ханым, всегда вспоминали ее добрым словом, особенно те, кому она чем-то помогла…

- Вы и сегодня - человек активной жизненной позиции. Думаю, ваша профессия журналиста - идеальное воплощение вашего деятельного, энергичного характера... 

- Действительно, я всегда была в каких-то делах и заботах, не было времени скучать. В школьные годы занималась спортом, ездила на Баиловский стадион ККФ, где Данилов, искусствовед из консерватории, дважды в неделю тренировал нас, учил играть в большой теннис, это было его хобби. В МГУ я уже переключилась на пинг-понг и даже принимала участие в соревнованиях, занимала различные места. А еще я всегда танцевала в нашем студенческом ансамбле МГУ. Однажды на пару со студентом истфака, моим земляком, мы поставили азербайджанский танец. Помню, получилось очень неплохо: мы танцевали и пели «най-най», а нам подпевал хор студентов. 

Да, я смолоду была очень активным человеком. Как-то, когда мы учились в 9-м классе, в Баку по приглашению Самеда Вургуна, возглавлявшего Союз писателей Азербайджана, приехал известный советский поэт Константин Симонов. Ему в Союзе устроили официальную встречу. А мы с подругой Софой в то время очень увлекались поэзией, и, конечно же, нам захотелось увидеть воочию великого поэта. Но Софа сказала: «Нас туда не пустят», а я ей: «А мы прорвемся». И мы прорвались!.. 

Был октябрь, мы купили белые хризантемы. Вахтер никак не хотел нас впускать в здание Союза, но тут зашел мужчина, видимо, писатель, и сказал ему: «Пропусти, не видишь, они цветы принесли для гостя». Нас пропустили, и мы помчались наверх. Но когда подошли к двери актового зала, долго не решались войти. И тут подошел какой-то дяденька и нас буквально втолкнул внутрь, сказав при этом Самеду Вургуну, который вел встречу: «Самед муаллим, девочки нашему гостю принесли цветы». «Заходите», - пригласил нас Самед Вургун. И вот мы с благоговением наблюдаем, как степенно поднимается со своего стула наш кумир - такой громадный, статный, с внушительной тогда еще шевелюрой - и с благодарностью принимает наши хризантемы. Мы были счастливы!.. 

- Что считаете самым привлекательным в профессии журналиста?

- Конечно же, встречи с интересными людьми. В моей жизни было столько замечательных людей! Я до сих пор помню каждого, о многих из них в разное время делала очерки, которые опубликованы в моих сборниках «Люди… События… Время…» Случилось так, что я была собственным корреспондентом «Известий» восемь лет при Вели Ахундове и восемь лет - при Гейдаре Алиеве. Бывало, по долгу службы я встречалась с ними, бывало, разговаривала по телефону. Контакты с руководителями республики, несомненно, очень помогали мне в работе… 

- Можете рассказать о своем первом журналистском опыте?

- Первая статья в «Бакрабочем» была не очень интересная. Помню, кажется, это был материал о каком-то политзанятии, я ведь тогда работала в отделе пропаганды. Позже приобщилась к вопросам искусства: благо, отдел наш ими тоже занимался…

- Насколько серьезной была советская цензура?

- Да, вся печать была под цензурой. Но, как журналист, я не чувствовала, что мне кто-то мешает выступить с критикой. Но, может, это чувствовали наши редакторы?

- Приходилось ли вам когда-нибудь переступать через свои принципы? 

- Никогда! Я никогда не изменяла своим принципам. Никогда! Иногда даже выслушивала замечания, выговоры, когда пыталась кому-то помочь. Помню, однажды в газету «Бакинский рабочий» принес свое произведение молодой писатель. Если мне не изменяет память, это был его первый рассказ. Мне он понравился. И захотелось поддержать явно талантливого автора. Отправилась я к нашему редактору и стала его уговаривать напечатать рассказ. «Ведь это же здорово! - говорила я.- Будет еще одно знаменательное событие в активе нашей газеты. Ведь как мы горды тем, что лучшие стихи Есенина впервые вышли в свет именно в «Бакрабочем». Но редактор так и не согласился… 

- Случались ли в вашей жизни комичные ситуации, связанные с профессией?

- Была одна такая смешная история. Я довольно часто выступала в «Известиях» с критическими материалами. Один из них был адресован «Азнефти». И вдруг вскоре после этой публикации ко мне приехала из «Известий» очень солидная журналистка, сотрудница отдела промышленности и захотела встретиться с начальником объединения «Азнефть». Я отказалась ее сопровождать, сославшись на то, что совсем недавно разругала их, и встреча будет неприятной как мне, так и начальнику. Но она меня уговорила и потащила в «Азнефть».

Когда гостья из Москвы вошла в кабинет, она, представившись, сказала: «Я к вам не одна, а с Эльмирой Алиевой, той, что вас недавно «раздраконила» в нашей газете. Вы знаете ее?», - все это Елена Дмитриевна выпалила без остановки. «Как не знать!- ответил хозяин кабинета.- Но мы не в обиде на нее: ведь она написала правду и «раздраконила», как вы говорите, абсолютно справедливо. И к тому же весьма деликатно. Спасибо ей за это»… Вот такая случилась история.

- В ваших сборниках публикаций целая галерея легендарных личностей. И с каждым из этих замечательных и интересных людей вам посчастливилось пообщаться воочию. Но есть ведь, наверное, и какие-то минусы в вашей работе?

- Мне кажется, что журналист больше, чем человек другой профессии, приобретает помимо друзей еще и недругов. К сожалению, конечно. Таковы издержки этой профессии, ведь приходится не столько хвалить, сколько «указывать на недостатки». Но хороших моментов все равно больше. 

Помню, как-то я помогла одному инвалиду по фамилии Лапидус провести телефон. Он пожаловался, что ему не проводят, требуют взятку. Я записала его адрес и позвонила министру связи по «вертушке». Не успел Лапидус доехать до дома, как увидел, что ему уже проводят воздушную линию. А накануне 8 марта он опять появляется в моей приемной. «Что опять случилось? - спрашиваю. Он молча протягивает мне французские духи Climat. «В благодарность», - говорит он. «Не стану с вами ругаться, - отвечаю я. - Но, пожалуйста, возьмите эти духи и от моего имени подарите своей жене». Он молча взял духи и ушел. 

Да, много было эпизодов - приятных и не очень. 

- Какими главными качествами, на ваш взгляд, должен быть наделен человек, выбравший профессию журналиста?

- Прежде всего порядочностью, человечностью, честностью по отношению к людям, которые к нему обращаются за помощью. Он должен уметь вникнуть, вслушаться и обязательно помочь. Ведь к нам чаще приходят те, у кого серьезные проблемы, и мы должны оказаться на высоте - человеческой. Журналист должен суметь выслушать, понять и помочь, но прежде - разобраться в достоверности. Неравнодушие - вот, пожалуй, самое главное качество человека, не только журналиста. Неравнодушие… 

Любить людей - это очень емкое понятие.

Журналист должен быть справедливым по отношению к тому, кого критикует, и достаточно корректным. Я всегда писала правду и при этом старалась не обижать того, о ком писала. Агрессия - не самое лучшее качество журналиста. 

- Почему для презентации своего сборника публикаций «Люди…События… Время…» вы выбрали Музей миниатюрной книги Зарифы Салаховой?

- Наверное, потому, что я люблю этот музей и у меня добрые отношения с Зарифой Салаховой. Мне предложили провести презентацию в Пресс-центре, можно было собраться в АзерТАдж, но я поблагодарила и отказалась. Мне уютнее в этом музее, ведь туда приходят практически одни и те же люди, и там всегда царит очень теплая атмосфера.

- В связи с Международным днем 8 Марта скажите, пожалуйста, какова, на ваш взгляд, роль женщины в жизни общества. Как с этим обстояло полвека назад, когда вы только начинали свою журналистскую деятельность, и насколько все изменилось в наше время в нашей стране? 

- И будучи собкором газеты «Известия», да и работая в «Бакинском рабочем», я немало поездила по нашим районам. Конечно, в то время положение женщины в отдаленных районах было очень незавидное. Люди там руководствовались старыми традициями, патриархальными взглядами. Но так было в глубинке. В городе, конечно, женщины чувствовали себя более свободно и даже были вовлечены в общественную жизнь. Ну вот, к примеру, моя мама, которую избрали первым секретарем райкома партии. Встречались женщины-руководители и в министерствах, и на крупных предприятиях и т.д. Но их было не такое уж большое количество. Сейчас, конечно, в регионах женщины уже не испытывают такого давления со стороны мужчин. Многие в молодом возрасте приезжают учиться в город и, проявив себя в какой-то профессии, могут сделать неплохую карьеру. Есть женщины-бизнесмены, руководители, директора, но, если честно, несмотря на все позитивные демократические изменения в нашем обществе, я не вижу, чтобы это явление носило такой уж массовый характер. 

- Чего вы пожелали бы женщинам в этот всеми любимый светлый весенний праздник?

- Конечно же, счастья! Большого счастья - и материнского, и женского. А еще я желаю каждой женщине состояться как личность, это очень важно - найти себя в какой-то области. И главное - любить то, что стало делом жизни! У женщины великая миссия - нести в этот мир любовь и добро. Творить добро - вот наше предназначение! А иначе, для чего мы приходим в этот мир?!.. 

Комментарии (0)

Добавить комментарий