Открыть меню

Я - Апшерон

#

Эллада Горина

 

***

Я - Апшерон.
Клювом пью Каспий, зачерпываю солёную воду черной нефтяной ладонью. Нефть течет по моим жилам, нефть перекачивает моё сердце- апшеронскоя качалка, то низко кланяющаяся земле, то молящаяся солнцу. Солнце подтёкшим разбитым желтком разливается за горизонт , распуская тонкую огненную плёнку по сизым вечерним волнам.

Моя душа - каменные стены Девичьей башни, мощёные улицы старого города, залитые солнцем, за каждой покосившейся дверцей с витиеватым щеколдами - тайна. Наружная броня крепка, а в сердцевине - уязвимое живое, беспомощное, восторженное, доверчивое, словно поднимаюсь по узким спиральным лестницам Девичьей башни, выхожу на смотровую площадку, а внутри - отчаянное и смелое, готовое спрыгнуть вниз - или разбиться или полететь, другого не дано.

Я Апшерон - весной степь оживает, горит маками, летом гудит хором колосков, осенью светится многоцветьем трав, зимой лютует суховей, воет с волками над лёгкими пригорками, косули - нервы мои вздрагивают, озираются, животы втягивают...
Мои страхи-филины то ухают ночами, то сварливо ругаются с Луной. Я весёлый удод-шинабуб - распускаю нарядный хохолок, радуюсь, радую..

Я - соленые желто-серые слезы Каспия. Вхожу по грудь, опускаюсь под воду - каждая людская слезинка ласкает кожу, добавляю морю свои, поднимаюсь над шуршащей пенной волной. Вечно жить Каспию...
Медленно бреду к берегу, волны как дети малые играют, ласково похватывают за бёдра.

Мои загорелые плечи песчаник холмов, разрисую его тенями цветными, занавешу глаза печалями, освобожу с утренним азаном, льющимся над Нагорным парком, сбегающим с отскоком по ступеням к бульвару, к бухте, глаза станут лучистые, светлые утренние, без самой малой грустинки - прозрачные медовые капли.

Поднимаюсь над морем маревом, оседаю росой на розах дачных, розы - губы, целующие каспийский воздух, прячусь в припылённой зелени оливок, гужу шмелями над душными, с ума сводящимися олеандрами, томную страсть выдыхающими. Вдыхаю, втягиваю носом ...ммм...

Бакинские уши - прикаспийские горы на страже - все слышат, ловят каждый звук, каждое нашёптывания нежное, сладкое Гилавара, каждый приказ Хазри ловят...

Рыбами сную в море, цепляюсь носами в сеть, толкаюсь, стремлюсь вырваться, бьюсь серебристой чешуей о воздух, о предательскую землю, раню земным кислородом свои нежные жабры, задыхаюсь... И ух-х, в мгновение ока взмываю соколом в небеса, грудь наполнена воздухом, глаз зоркий, когти наготове - дышу, живу, вижу, понимаю, нахожу, стремглав вниз, схватила, держу... Держу...

Музыка цепляется за черно-зеленые гривы кипарисов, упавший с деревьев, равнодушно растоптанный тут стелется пастилой по тротуарам, липнет в подошвам, уходит с людьми по их домам... На дачах тайно зреет сонный инжир, виноград пьёт солнце, наливается... 
Акация сыплет белыми цветами, душистые деревья волнуются, как влюблённые женщины, теряют свои сережки, забывают свои имена. Даже прибрежные скалы влюблены, но их удел крепиться, молчать, ждать следующий удар красавицы волны, рассыпающейся на тысячи молчаливых признаний...

Днем что-то своё празднуют подтаявшие облака, звезды дрожат в ночном южном небе, капают мне в ладони холодным золотом, Луна, то обливается слезами, то неприступной ханум отворачивается. Капризничает, играет не по правилам, я сбегаю к Солнцу, оно гладит утренним лучом - честным, понятным, ласковым, обещает согреть трепещущую душу, а к полудню сжечь дотла всю боль - только потерпи , сначала будет страшно и невыносимо, зато потом - вернётся красота, освятит чувства, из чувств соткётся узорный ковёр, накроет прохладным шелком мир, вернётся сила в растерзанные паруса, раздует свежим ветром, вернется свет и прекрасное волнение, вернутся птицы, сладостными, счастливыми трелями наполнят сердце, олеандры опутают, окутают, зацелуют.
Я вдыхаю запах олеандров, смешанный с морским, слышу атомы нефти, вдыхаю глубоко, с протяжным полустоном... А-ааах-хх, выдыхаю ровно, чисто, по-младенчески безмятежно. 
Шевелятся в степях сухие травы, гудят мои ветра, веками крепостные стены стояли, ещё столько же простоят, ступни в песок по щиколотку уходят, ладони шершавлю о старое тутовое дерево. Теплым, пахнущим озоном, крупнокапельным дождём мечу улицы любимого города.

Я - Апшерон. Каждый день меняюсь, навсегда остаюсь собой. Грядами облаков белых, пышных вплывают перемены - встречайте. Со мной никогда ничего не случится. Со мной уже все случилось и случается ежесекундно. 
Во всем живу, со всем умираю. 
Остаюсь навеки. Живу. Клюю Каспий. Упираюсь горами в свод небесный. Я - Апшерон.

 

***

Очередной день нашей с вами жизни. Что я могу вам сказать такого, чтобы это случилось к месту, вовремя, важно, нужно?
Сегодня думаю только о том, что всё что мы можем в этом мире - это увеличивать и преумножать. Либо количество бед и страданий. Либо количество исцелений и любви.
Кажется, я выберу второе. Для этого придётся выйти из свое боли и головы с её трудными мыслями и оглянуться вокруг. Поговорить с теми, кому это нужно, даже если горло болит 
на разрыв, улыбнуть в метро, вместо ворчания, извиниться перед мамой за грубость, вместо того, чтобы искать её ошибку, поднять укатившееся у ребёнка яблоко в вагоне метро, вместо того, чтобы судить его мать, просмотреть анкеты клиентов, вместо того, чтобы вздыхать от усталости, жалеть не себя, птичку, а других - любимых или чужих. Не судить это мир. Отменить войну. Не воевать. Лечить. Любить. Жить..

Давайте, как обычно по понедельникам, сделаем это вместе. Плюса в комментариях вполне достаточно, если мы команда. А если уж напишите комментарий, то сегодня вы точно увеличили количество любви в этом мире.
Обнимаю вас всех всей собой.

 


Нравится +1 Не нравится

Советуем к прочтению

  • Тайна Башни города Бога
  • ЭЛЛАДА ГОРИНА. "Юанга".
  • ВЕСЕННЕЕ УТРО
  • Комментарии (0)

    Добавить комментарий