Открыть меню

БЕСЕДЫ В РАЗРУШЕННОМ ХРАМЕ

#

Татьяна Рустамли

 

   Светлой памяти моего старшего сына Мир-Алишера посвящается                            

 

 

БЕСЕДЫ В РАЗРУШЕННОМ ХРАМЕ

Книга для всякого, кто в ней нуждается

 

 

Бессмертны книги, написанные бессмертными. Книги, написанные смертными, так же смертны, как те, кто их написал. Каждая книга — это могила, в которой похоронен ее автор. Но всякий читающий вправе его воскресить.

           

 

                                                                       1

 

Первый подземный толчок был слабым и осторожным. Стены храма, чуть колыхнувшись, вздрогнули, словно от неожиданного шлепка. Второй оказался резче и длиннее. Он опрокинул алтарь и повалил арочные колонны. Храм зашатался и, сплющившись, медленно осел набок. От третьего, самого сильного толчка, тяжелая звездчатая крыша со страшным грохотом разломилась надвое и рухнула наземь, подмяв под себя рассыпавшиеся стены.

Четвертого толчка не последовало. Первый луч восходящего солнца весело пробежал по тусклой позолоте разбросанных повсюду обломков. Все прекратилось так же внезапно, как началось.

На закате к развалинам подошли двое: высокий седобородый старик с живыми, сияющими глазами, закутанный в белое шелковое покрывало, и длинноволосый юноша в черном трико с котомкой за плечами.

— Неужели никому не удалось спастись? — страдальчески сморщив брови, воскликнул юноша. — Как же нам помочь им, если...

— Здесь уже никто не нуждается в нашей помощи, — с холодной печалью в голосе перебил его старик.

— Но их следовало бы похоронить, — неуверенно пробормотал юноша.

— Они уже похоронены. Трудно найти лучшее место для погребения, — с едва уловимой усмешкой отозвался его спутник.

   Мы пришли слишком поздно.

 Мы пришли вовремя, — с нажимом проговорил старик.

Да, но храма больше нет!

— Каждый строит свой собственный храм в своем сердце. Наш путь закончен. Располагайся.

 Мы останемся здесь?! — с ужасом воскликнул юноша.

 Это самое подходящее место. Оно не позволит нам забыть о жизни.

  Ты хочешь сказать — о смерти? Древние говорили: помни о смерти.

 А я говорю: помни о жизни. Смерть помнит о тебе сама.

 А жизнь...

— А жизнь, чтобы усыпить нас, рассказывает нам великое множество историй. И каждый слышит ту, которую хочет услышать. Лишь немногим удается побороть сон и услыхать едва различимый тихий голос Истины.

  И что же говорит этот голос?

-- Он говорит:

                                                          

                                                           Ты привык верить в закон,

Но ведь ты сам — Закон.

Ты привык верить в судьбу,

Но ведь ты сам — Судьба.

Ты привык верить в любовь,

Но ведь ты сам — Любовь.

Ты привык верить в бога,

Но ведь ты сам — Бог.

 

А что он еще говорит?

 

–  Ты можешь избавиться от друзей,

Ты можешь избавиться от врагов,

Ты можешь избавиться от всего, чем владеешь,

Ты можешь избавиться даже от жизни.

Но как избавиться от себя самого?

 

 А что есть я сам?

            — О! Если б я мог ответить на этот вопрос! Это тайна всех тайн, загадка всех загадок.

           – А будет ли она когда-нибудь разгадана?

— Когда она будет разгадана, жизнь остановится,  мир прекратит свое существование.

— Значит, смысл жизни в том, чтоб, заглянув в себя, попытаться раскрыть эту тайну?

 О человек! Почему ты всегда в поисках смысла жизни, а не самой жизни?

  Разве не важно прежде понять?

            — Понимание приходит само. Или не приходит вовсе, пока ты мечешься между необходимостью быть человеком и стремлением стать Человеком. И за все ты должен заплатить собственной жизнью. Это — единственное, чем ты можешь расплатиться.

А платить, как правило, приходится за разбитые мечты…

Но почему твои мечты не могут быть достаточно прочными? Не потому ли, что      невежество и глупость стали твоим естественным состоянием?

            — Разве не ты говорил, что настоящие враги человека не глупость и невежество, а разумность и ученость?

            — Еще я говорил, что если ты спасешь себя от своей глупости и невежества, то от разумности и учености Всевышний спасет тебя Сам.

 Откуда тебе известен ответ на каждый мой вопрос?

Научись слушать самого себя. Но прежде научись слушать других.

 

 

                                                                      2

 

— Человек приходит в этот мир с неуемной жаждой счастья, но эта жажда так и остается неутоленной. С рождения до самой смерти он обречен на страдание и боль.

 Увы! Настоящее страдание  ему тоже недоступно. Его чувства лишь бесплотные тени, слабые отголоски истинных чувств. В них нет ни силы, не экстаза, ни красоты. А ведь не что иное, как величие и глубина страдания, способны вознести человека к небесам, а значит —  пробудить к жизни.

— Выходит, для того чтобы ощутить всю полноту жизни, человек должен осознанно обречь себя на страдание?

— Приняв при этом и всю полноту ответственности за происходящее, то есть ни в коей мере не ощущая себя жертвой.

 Я всегда думал, что необходимо помочь ему избежать страданий.

 Спрятаться? Скрыться? Сбежать? Но куда? К семье, к работе, к друзьям, к

книгам, к наркотикам, к религии? Прочь, прочь… от себя. Не достойнее ли принять предназначенное, бросившись в бездну отчаяния со всей решимостью и отвагой

сражающегося воина?

-Но как побороть страх?

            — А зачем с ним бороться? Страх может превратиться в союзника, если смело посмотреть ему в глаза и не отводить взгляда до тех пор, пока он не станет твоим мужеством или твоей мудростью.

            — Но ведь можно и  все потерять!

 Что — все? Безысходность и скуку бескрылого, рабского существования?

Если тебе так и не суждено летать, не лучше ли, бросившись вниз, разбиться оземь, но прежде хоть на миг ощутить великолепие свободного полета? Кроме того, у тебя всегда остается шанс встать на крыло.

 

                        Что станет с Творцом, если Он перестанет Творить?

                        Что станет с Солнцем, если Оно перестанет Светить?

                        Что станет с Землей, если Она перестанет Родить?

                        Что станет с Человеком, он перестанет Любить?

 

 

                                                                      3

 

 Мне бы хотелось стать подобным тебе, Учитель.

            — Не пытайся стать подобным кому-то. Обрети самого себя. Нет ничего сложнее в этом мире и ничего проще.

            — Скажи, как?

            — Каждый, кто занимает прочное место в твоем сознании, является его составной частью, а значит — частью тебя самого. Ты можешь определить, где кончаешься ты и начинаюсь я?

Значит ли это, что мои недостатки являются и твоими?

 Это значит, что они не имеют отношения к нам обоим. Ты просто привык

отождествлять себя с ними. Если тебе угодно, можешь отождествлять себя с достоинствами, которыми твое воображение наделяет меня. Испытывая потребность в самооправдании, человек прячется за свои добродетели, чтобы скрыть свои пороки, даже от самого себя, не понимая, что и те и другие всего лишь ветхие одеяния его ума. Истина же скрыта в сердце. Распахни его для всех и каждого. Захочешь сберечь себя для одного лишь себя — и потеряешь себя. Растрать себя на других, раздай себя всем, кто нуждается в тебе, — и обретешь себя.

            — Имею ли я право быть столь расточительным?

Спроси — способен ли ты.

Разве моя жизнь не принадлежит только мне?

 Что жизнь? Даже ты сам принадлежишь Богу. Лишь твое бессмертие

принадлежит тебе одному.

 Но почему я об этом не знаю?

 Теперь знаешь.

 И что мне делать с этим знанием?

Постарайся воспользоваться им.

 Как?

Брось вызов смерти.

-И что меня ждет?

Невозможно предсказать исход сражения. Единственное, что мне известно,

— тебе придется избавиться от всех своих привычек.

Но я — это совокупность всех моих привычек.

 Не ты, а твое представление о себе. Избавься от этого представления — и

узнаешь, чем ты являешься на самом деле.

   

                        Если ты обкрадываешь друга, то обкрадываешь самого себя.           

                        Если ты одариваешь друга, то одариваешь самого себя.

                        Если ты караешь недруга, то караешь самого себя.

                        Если ты прощаешь недруга, то прощаешь самого себя.

                                                                      4

 

Почему наши желания никогда не исполняются?

— Ты хочешь знать, почему наши желания не исполняются с той скоростью, 

с которой нам бы хотелось? Ведь все, что мы имеем в жизни, — это результат наших желаний, большей частью — сиюминутных и спонтанных.

— Выходит, все наши побуждения, даже самые слабые и неосознанные, рано или поздно воплощаются в реальность?

— Далеко не все, поскольку они почти всегда слишком туманны и слишком противоречивы.  Сроки же зависят от интенсивности посылаемого импульса, от его эмоциональной заряженности. Обычному человеку требуется намного больше времени и усилий,  чем человеку, раскрывшему свои духовные возможности.

Мыслям, словам и действиям первого недостает внутренней силы. Именно поэтому человеку свойственно прибегать к помощи особых ритуалов, магических предметов, символов, заклинаний. Не для того ли он заводит друзей и единомышленников, ищет союзников и покровителей, связывает себя семейными, родственными, национальными узами?

Человек – вечный пленник и слепая жертва собственных желаний. Им он доверил свою судьбу, свое настоящее и будущее. Они безжалостно обирают его или милостиво осыпают наградами. Они втаптывают его в грязь, и они возводят его на престол. Они заставляют его вновь и вновь возвращаться в этот мир, до тех пор, пока он наконец не поймет, что исполнение желаний не сделает его счастливым.

-Тогда ответь, что же может сделать его счастливым?

 Я отвечу так:

 

 Юность тебе дана,чтобы подготовиться к зрелости,

 Зрелость тебе дана, чтобы подготовиться к старости,

 Старость тебе дана, чтобы подготовиться к смерти.

 И только детство тебе дано, чтобы почувствовать себя счастливым.

 Не покидай своего детства, человек! 

 

 

                                                                      5

 

            — Почему человек — пожизненный пленник этого мира? Почему он не может по собственному желанию покинуть его пределы и вернуться обратно? Почему смерть не оставляет ему другого шанса?

            — Потому что, утратив связь с Источником жизни, он перестал быть частью Целого.

 Но почему?

Человек полагается на свой разум, пренебрегая сердцем. Он преодолевает

множество препятствий, но не знает того, что самое непреодолимое препятствие — это он сам. Он говорит,  что его судьба в его руках, но не может простить миру собственных ошибок и заблуждений, пороков и слабостей.

Ты хочешь сказать, что он сам сделал свой выбор?

Если слишком долго верить, что ты смертен, то в конце концов непременно

умрешь. Люди приходят в этот мир одинаково, но покидают его каждый по-своему.

            — Каждый страшится покинуть этот мир, ибо нельзя сделать это дважды.

            — Смерть страшит не потому, что человек теряет целый мир, а потому, что он теряет самого себя.

 

Я растратил себя на мысли,

Я разменял себя на слова,

Я распродал себя на поступки.

Но растраченный,

Но размененный,

Но распроданный,

Я все-таки мыслю,

Я все-таки говорю,

Я все-таки существую.

 

 

                                                                      6

 

— Почему человек так боится одиночества?

— Он боится своего "я", этого безжалостного карлика, представляющего собой сплошной комок боли, карлика, порожденного всеми теми ошибками, которые человек совершил, страхами, которые он пережил, ранами, которые нанесла ему судьба. Эта всепоглощающая боль так страшит его, что он предпочитает спасаться бегством от нее, а значит —  от себя самого.

Но единственный способ убежать из темницы собственного "я" —  это вырваться за пределы своего сознания. Человек тщетно посылает бесконечные молитвы Творцу, которые так и остаются неуслышанными, а надо всего лишь выкрасть ключи у бдительного стража, неусыпно следящего за несчастным узником.

            — Значит ли это, что молитвы бесполезны?

            — Молитвы умножают печали и горести, в которых мы пребываем, ибо назначение молитвы — многократно усиливать то, чем она наполнена. Молящийся в печали умножает печаль, молящийся в радости умножает радость.

            — Но откуда взяться радости в безрадостной жизни вечного узника?

            — Смотри на жизнь не слепыми глазами ума, а зрячим оком сердца — и тогда ты узришь и радость, и свет.

            — А как же неусыпный страж?

            — Неусыпный страж — это твоя собственная тень. Мы пребываем в этом мире теней и стараемся не замечать их. Пока твое сердце незряче, а душа спит, для тебя они   лишь мертвые темные пятна. Но когда твое сердце прозреет, а душа пробудится от сна, ты увидишь, что тени, наполнясь внутренним свечением, обретают свет и оживают. Так тень становится светом.

 

О мой Боже! Пролейся благословенным дождем

На бесплодную пустыню моего бытия.

Пусть сухие колючки отчаяния и боли

Покроются живыми цветами любви и сострадания.

 

 

                                                                       7

 

            — Насколько ошибочно  представление человека о самом себе?

            — Человек привык отождествлять себя со своим телом. При этом он убежден, что назначение тела — служить вместилищем для ума.

            — А разве это не так?

            — Предназначение ума — служить телу, чтобы помочь ему стать достойным пристанищем для духа.

            — А если этого не случится, то телу уготована участь пустующего храма?

            — Пустующего — нет.  Скорее, переполненного  обитателями постоялого двора, где может найти прибежище всякая добродетель и всякий порок.

            — А что ждет обладателя тела в случае удачи?

            — Пробудившийся дух, обретший царственное жилище, освободит его от деспотии ума и вернет утерянное бессмертие. Ведь ум не более чем орудие, инструмент духа. Он позволяет увидеть причинно-следственную связь между землетрясением и рухнувшим домом, но ему не дано обнаружить связи между домом, рухнувшим в Бомбее,  и последующим землетрясением в  Китае. Дух обладает прямым знанием, свободным от логических построений ума.

 

Создатель одарил человека словом,

Чтобы оно стало инструментом творения.

Человек облек в слова Истину — и умертвил ее,

Человек облек в слова Любовь — и умертвил ее,

Человек облек в слова Бога — и умертвил Его.

Так слово стало орудием убийства.

 

 

                                                                       8

 

— Почему для одного жизнь — это череда удач и счастливых возможностей, а для другого — вереница бед и нескончаемых злоключений? Почему один купается в изобилии, а другой захлебывается в нужде? Почему один преданно служит Истине, а другой даже не ведает о своем невежестве?

— Ответы на все твои "почему" нужно искать за пределами их нынешней жизни.

— Ты говоришь о карме?

Я говорю о том, что возраст имеет не только тело, но и душа. Жизнь тела исчисляется годами, жизнь души — воплощениями, а значит — веками, тысячелетиями, эонами времени. Юной душе, пришедшей в этот мир, еще только предстоит узнать то, что уже давно известно душе старой. Их опыт и потребности так же различны,  как различны потребности и опыт наивного дитя и многомудрого старца. Один берет в долг, другой платит по счетам.

В процессе жизни душа проходит те же этапы, что и тело: детство, когда преобладают потребности плоти, молодость, когда властвуют чувства, зрелость, когда всем правит рассудок, и старость, когда приходит время вспомнить о вечном. Таким образом, жизнь на Земле с позиции Духа протекает на четырех уровнях. И само отношение к Духу определяется главным образом возрастом души.

Религия юных душ, а их абсолютное большинство, сводится к поддержанию традиций и соблюдению ритуальных условностей.  Молодые души поклоняются человеческому разуму во всех его проявлениях, культурных и научно-технических. Их святынями становятся нормы морали и нравственные принципы. Зрелые души, не отыскав Бога в  преходящих творениях человеческого ума, ищут его во всякого рода духовных учениях и учителях, уже покинувших этот мир или еще пребывающих в нем. В лучшем случае они в конце концов прибиваются к какой-то группе единоверцев, в худшем — бывают одурачены каким-нибудь лже-наставником.

И, наконец, старые души — семена, которые проросли: их скитания и поиски завершены. Душа, обнаружив Бога в самой себе, приходит в этот мир, чтобы подвести итог своим земным делам или помочь другим потерянным душам. Каждой за короткий отрезок земной жизни дается шанс чуточку повзрослеть, поднявшись еще на одну ступеньку бесконечной лестницы духовной эволюции. Но перепрыгнуть через нее не позволено никому. Кстати, кастовое деление до некоторой степени отражает эти четыре стадии в жизни души.

А бывает, что душа сбивается с пути?

            — О! Время от времени это происходит почти с каждой душой. Но рано или поздно она все равно отыщет верное направление. К чему  торопиться? Впереди для нее — вечность.

 Можно ли этого избежать?

            — Чем больше света излучает душа, тем меньше у нее шансов заблудиться во тьме. Все существующие искусства и религиозные учения призваны помогать ей наполняться  этим светом, а значит, двигаться в нужном направлении. К примеру, гигантский всплеск творческой энергии в эпоху Возрождения должен был способствовать массовому взрослению молодых душ, а небывалое проявление сверхъестественной силы человеческого духа в эпоху Просвещения — пробуждению душ зрелых.

            Или возьмем Толстого и Достоевского.  Первый писал исключительно для молодых душ. Отсюда такая неутолимая жажда жизни у его героев, такое бурлящее ликование, переполняющее их, такая всепоглощающая вера в безграничные возможности человеческого ума и сердца. Второй творил для зрелых душ, утративших прежние ценности. Поэтому его герои заняты исследованием непознанных глубин своего собственного сознания, скрывающих невидимые сокровища Духа.

            — Другими словами, все мы вечные ученики в школе Земли: одни— зеленые первоклашки, другие — зрелые выпускники?

Отвечу так:

 

Жизнь — не тяжкое обучение:

Жизнь — веселое приключение,

Такое захватывающее и стремительное,

И вовсе не утомительное.

 

 

                                                                      9

 

— Что есть добродетель и что есть порок?

— И то и другое лишь этапы пути. Неважно, каков ты — важно, каким  ты можешь стать. Не познав сладость порока, не вкусишь горечи добродетели. Но и порок, и добродетель не более чем одеяния, в которые облачаешься для мира. Перед Всевышним каждый предстает обнаженным.

— Разве добродетель не высшая человеческая ценность?

— В начале пути душа обрастает ценностями, в конце пути она от них освобождается, ибо даже они привязывают ее к этому миру. Только  отказавшись от большого, можно обрести еще большее. Но чтобы постичь эту истину, душа должна усвоить три главных урока. Урок первый — во всем уповай на Бога. Урок второй — за свои мысли и поступки расплачивайся сам. Урок третий — сам стань Богом.

            — Что ты обретаешь, теряя все ценности?

          — Ты обретаешь то, что не имеет цены — свободу.

 

Чего стоит трудолюбие раба?

Чего стоит сочувствие палача?

Чего стоит помощь безумца?

Чего стоит щедрость нищего?

Чего стоит совет глупца?

Чего стоит молитва  безбожника?

 

Но признавай трудолюбие раба.

Но не отвергай сочувствие палача.

Но благословляй помощь безумца.

Но принимай щедрость нищего.

Но выслушивай совет глупца.

Но приветствуй молитву безбожника.

 

 

10

 

            — Как мне помочь ближнему?

            — Не пытайся помочь ближнему в ущерб самому себе, ибо самопожертвование столь же разрушительно, сколь и высочайшая форма эгоизма. Не взваливай чужую ношу на свои плечи, ибо,  взвалив ее на себя, ты взваливаешь и того, кому она предназначена. Готов ли ты нести этот груз до конца? По силам ли он тебе? Знай, что, отнимая у ближнего ношу его, ты отнимаешь у него и ту силу, которая предназначалась ему для несения этой ноши,  и ту награду, которую он, быть может, заслуживает.

            — Не хочешь ли ты сказать, что я не должен помогать ближнему?

            — Способен ли оказать помощь тот, кто сам нуждается в помощи?

 

Разве ты не значимей орла, парящего в облаках, или волка, рыскающего в                                   степи?

Но ведь орлу принадлежит все небо, а волку — вся земля.

Мир — это продолжение их самих , смиренных и свободных.

Почему же ты пребываешь в мире тираном или рабом?

И сила первого, и слабость второго порождены лишь страхом.

Увы! И тот и другой отказались от своей свободы.

 

 

                                                                     11

 

            — Учитель, расскажи о необходимости веры.

            — В вере нет никакой необходимости. Она, как ничто иное, разделяет людей, делая их слепцами.

            — А что же их сближает?

            — Знание истины.

            — А как же вера в себя?

            — Как можно верить в то, чего не знаешь?

            — Так во что же ты веришь?

-Я верю лишь в собственное незнание.

 

Я не верю, но она все-таки вертится,  

Я не верю, но они все-таки светят,

Я не верю, но Он  все-таки существует.

 

            — Значит, нет необходимости  и в поклонении?

            — Люди нуждаются в любви, а ищут поклонения. Им легче опуститься на колени, чем подняться на цыпочки.А их извечная потребность в покаянии и искуплении грехов  заставляет их поклоняться тому, что они прежде безжалостно распинали.

            — Если есть потребность в искуплении грехов, значит, есть и греховность. Или ты считаешь, что человек безгрешен?

            — Существует всего один грех — отказ от своей божественности, порожденный страхом и невежеством.

 

Тебе не отнять у меня сокровищ мира,

Ибо я не от мира сего.

Тебе не отнять у меня надежду,

Ибо я ни на что не надеюсь.

Тебе не отнять у меня разум,

Ибо я потерял его.

Тебе не отнять у меня свободу,

Ибо дух нельзя заключить в темницу.

Тебе не отнять у меня жизнь,

Ибо я отрекся от нее.

Тебе не отнять у меня Бога,

Ибо Я есмь Бог.

 

 

                                                                     12

 

— Почему ты столько лет молчал, Учитель?

— Слова должны падать созревшими плодами, а не сухими листьями. Ведь они — это то единственное, что остается от человека, когда он уходит в мир безмолвия. И каждое оставленное слово продолжает жить, творя и преобразуя сотворенное. Оно, как семя, которое, упав в благодатную почву человеческого духа, в положенное время всходит зеленым стеблем его воскрешения.

— В таком случае, готов ли ты сказать, а я услышать, какие свойства мне следует обрести, чтобы почва моего духа сделалась благодатной?

— Спроси лучше, от каких свойств тебе следует избавиться?

—И от каких же?

— Избавься от всего, что не является тобой.

—Что же это?

Все, посредством чего ты защищаешься от мира.

-Но тогда от меня останется только пустота.

— А ты и есть эта самая пустота.

 

                                   Я заглянул в этот мир на мгновенье,

                                   На короткий миг человеческой жизни.

                                   Но этот мир заковал меня в цепь

                                   Дней, месяцев, десятилетий.

                                   И я поверил, что она — это все, что у меня есть.

 

 

                                                                       13

 

— Как мне не упустить свой шанс в жизни?

— Заветная дверь всегда рядом с тобой. И она открывается даже чаще, чем ты можешь себе представить. Тебе, как и всякому, не хватает бдительности и веры в себя, чтобы услышать волшебный скрип петель и увидеть яркий луч света, внезапно прорезающий окружающую тьму. Почему ты никогда не пытался постучать в эту дверь?

Но я даже не подозревал о ее существовании.

 Неправда. Разве не оттуда приходили к тебе самые светлые и захватывающие образы и чувства — те, которые не дано облечь в слова, потому что слова — это камни, из которых можно выстроить крепость, но нельзя соткать прозрачное покрывало.

Однако, не что иное, как  слова, породили человека.                  

— А что породило слова?

 

Этот мир людей построен из слов.

И чтобы вырваться за его пределы,

Нужно разрушить словесные стены.

 

 

                                                                     14

 

           — Что есть добро и зло?

            — Нарушение гармонии единства, вызывающее положительные или отрицательные эмоции. Нам всегда известна лишь одна сторона любого явления, которую мы называем добром или злом. Так, зло есть проявление скрытого добра. Наша неспособность видеть оборотную сторону заставляет нас выносить свою оценку той стороне, что нам доступна, разделяя неразделимое.

— Ты хочешь сказать, что любая наша оценка ошибочна?

— Половинчата.  Мы судим о событии или человеке лишь по его проявившейся, освещенной части. Но ведь остается и непроявившая себя, темная сторона, скрывающая истину.

— Как это может быть?

— Я расскажу тебе притчу. Послушай.

Усталый путник, нагруженный тяжелой поклажей, составляющей все его небогатое имущество, присел передохнуть в тени нависшей скалы. Но только он смежил веки, как неожиданно был разбужен тревожными криками, доносившимися откуда-то из окрестных гор, обступивших его со всех сторон:

— Беги! Спасайся!

 Озадаченно покрутив головой и не обнаружив никакой явной угрозы, путник еще крепче прижал к себе свои пожитки и вновь погрузился в сон. Внезапно над самой его макушкой просвистела охотничья стрела, сбив наземь шапку. Уже не на шутку перепугавшись, он прижался к земле, боясь пошевелиться.

Вдруг из-за кустов выскочил огромный пес и с лаем бросился на него. Совершенно обезумев от ужаса, несчастный путник вцепился в свои вещи и принялся вопить благим матом. В эту минуту прямо на него налетел всадник на взмыленной лошади и частыми ударами хлыста стал сгонять его с насиженного места. Но путник, яростно отбиваясь, катался по земле, не желая ни на секунду расстаться со своей ношей.

Тогда всадник, слегка оглушив беднягу тяжелым кнутовищем, схватил его поперек туловища и, перекинув через седло, галопом поскакал прочь. Едва он успел покинуть это злосчастное место, как за его спиной откололся и со страшным грохотом рухнул гигантский обломок скалы.

Как только бедолага пришел в себя, он тотчас набросился на своего мучителя с жалобными упреками:

— Зачем, скажи на милость, ты хотел отнять у меня жизнь?

— Отнять у тебя жизнь не составляло труда, — насмешливо отозвался тот. — Для этого даже не понадобилось бы моего участия. Куда сложней было спасти ее. Еще издали я увидал, что тебе угрожает смертельная опасность и пытался предупредить тебя: я кричал изо всех сил, но ты остался безучастен; я выпустил стрелу, но ты даже не пошевелился; я послал к тебе своего пса, но ты вновь не сдвинулся с места.

Я загнал лошадь, чтобы не опоздать, но ты вел себя как одержимый, отчаянно сопротивляясь собственному спасению. В конце концов мне пришлось силой увезти тебя от неумолимо приближающейся смерти: скала, под которой ты сидел, только что рухнула вниз.

— О горе мне! Там остались все мои пожитки! — в исступлении завопил путник, осыпая себя ударами. — Если бы ты спокойно объяснил мне, в чем дело, то сейчас они были бы целы!

—У меня было слишком мало времени. К тому же, ты так странно вел себя, что я никак не мог решить, с кем имею дело: с глухим ли, с чужеземцем, не понимающим моего языка, или со слабоумным. И судя по твоей реакции, в последнем я, кажется, не ошибся.

 

Я сужу о мире судом слепца,

Я сужу о мире судом глухого,

Я сужу о мире судом глупца.

Сохрани меня, Боже, от суда такого!

 

 

                                                                     15

 

            — Можно ли жертвой искупить содеянное зло?

            — Тебе так привычно считать себя жертвой человеческого и божественного произвола, что, даже терзаясь чувством вины, ты ищешь возможности подкупить судьбу, чтобы улизнуть от ответственности за собственную жизнь. Но имеешь ли ты право приносить в жертву то, что тебе самому не принадлежит?

            Разве все, чем ты владеешь,  не доверено тебе лишь во временное пользование: будь то тело, деньги, способности или дети? Если уж жертва так необходима твоему сознанию, жаждующему искупления, то пожертвуй своей гордыней и своим жестокосердием раба, порожденными человеческим невежеством и слабостью. Принеси в жертву свое терзаемое алчностью эго.

            — Разве необходимость в ритуале жертвоприношения не была продиктована свыше?

            — Свыше могла быть продиктована только необходимость осознания ценности любой формы жизни. Человек же всегда стремился сохранить собственную жизнь, жертвуя чужой — сперва жизнью себе подобного, потом жизнями животных, считая последних менее значимыми для мироздания. Но нельзя злом исправить зло. А что может быть худшим злом, чем убийство, даже если называть его жертвоприношением?

            — Как же уничтожить последствия совершенного зла?

            — Единственный способ борьбы со злом — не участвовать в его распространении, а значит, остановить его действие на самом себе, не считая себя жертвой и не пытаясь защищаться от зла средствами самого зла. Именно об этом говорил Учитель Любви Иисус, когда призывал подставить для удара и другую щеку. Такое осознанное непротивление злу способно наделить мудростью и силой того, кто не опускается до людей и обстоятельств, а вынуждает их подняться до себя.

            — Значит ли это, что зло должно остаться безнаказанным?

            — Зло, совершенное во имя торжества добра и справедливости, все равно останется злом. Возможно ли представить себе Иисуса, наделенного божественной силой, сошедшим с креста и безжалостно карающим тех, кто распял его? Ему доверено было священное право судить, но его суд состоял в прощении. Зло содеяно, но он не жертва этого зла и не судья тех, кто его совершил. Он воин, победивший зло своей любовью, ибо зло бессильно перед силой смирения.

 

            Жизнь моя кажется тебе мишенью для стрел?

            Она — щит, защищающий от стрел чужие жизни.

 

 

                                                                             16

 

            — Что заставляет человека вновь и вновь возвращаться в этот мир? Что он пытается здесь отыскать?

            — Он надеется обрести здесь раскаяние и прозрение, а находит страх и боль. Он приходит из вечного безмолвия, ища в мире людей спасения от вселенского одиночества, но становится еще более одиноким, чем прежде. И в этом его земном одиночестве нет ни глубины, ни красоты, ни свободы: оно уныло и обыденно, иногда слезливо и сентиментально, иногда помпезно и суетливо, иногда тихо и безрадостно, и лишь изредка по-настоящему трагично.

            Люди, запертые в земном плену, словно обезумевшие от страха насекомые, посаженные в банку злой неведомой рукой, жалят и пожирают друг друга в надежде уцелеть. Но никому из них это не удается, потому что они забыли главную истину:

                                              

                                               Ненавидя другого, ты ненавидишь себя,

                                               Обвиняя другого, ты обвиняешь себя,

                                               Унижая другого, ты унижаешь себя,

                                               Проклиная  другого, ты проклинаешь себя,

                                               Обкрадывая другого, ты обкрадываешь себя,

                                               Предавая другого, ты предаешь себя,

                                               Изгоняя другого, ты изгоняешь себя,

                                               Убивая другого, ты убиваешь себя.

                       

Все пророки и святые, приходившие в этот мир, добровольно обрекали себя на одиночество, но их одиночество, наполненное магической силой  и величием, плотно окутанное тайной, было сродни одиночеству уходящих в небо горных вершин, покорных велению Духа, но свободных в исполнении своего земного предназначения. Они победили смерть и обрели бессмертие, потому что  всегда помнили главную истину:

               

                                               Поднимая другого, ты поднимаешь себя,

                                               Защищая другого, ты защищаешь себя,

                                               Прощая другого, ты прощаешь себя,

                                               Спасая другого, ты спасаешь себя,

                                               Одаривая другого, ты одариваешь себя,

                                               Исцеляя другого, ты исцеляешь себя,

                                                Освобождая другого, ты освобождаешь себя,

                                                Благословляя другого, ты благословляешь себя.

 

                                                                    17

 

            — Может ли человек влиять на судьбу?

            — Человек — раб своей судьбы, потому что он — раб своих привычек. Измени привычки — и ты изменишь судьбу. Говоря о привычках, я имею в виду не только поступки, но главным образом — мысли и чувства. Они лазутчики в будущее — только им оно доступно. Проникая за его невидимую завесу, они творят грядущие события, готовя приятные и неприятные сюрпризы нашему сознанию, но не нашей всевидящей душе. Они, и только они, — истинные вершители судеб.

            — Ты хочешь сказать, что мысли значат больше, чем поступки?

            —Я хочу сказать, что человек — господин своих поступков, но раб своих мыслей. Они подчиняют его себе, заставляя верить, что это — его собственный выбор.

            — Но как ему вырваться из оков этого рабства?

            — Чтобы перестать быть рабом, нужно перестать ощущать себя рабом, а значит, перестать мыслить и чувствовать как раб.

            — А как мыслит и чувствует раб?

            — Мучаясь чувством неполноценности, он отчаянно пытается оправдаться перед миром, утверждая собственную значимость и доказывая свою правоту. Эта непосильная задача делает его чересчур серьезным  и озабоченным своей персоной.

            Поистине, серьезность и озабоченность — первые признаки рабской натуры. Жизнь — забава, не относись к ней слишком серьезно. Веселись же, человек! Веселись без всякой причины — и причина непременно появится. Чувствуй себя победителем — и ты победишь.

 

                        Отказываясь от великого права стать Человеком,

                        Ты обрекаешь себя на жалкую участь остаться человеком.

 

 

                                                                     18

                                              

            — Что есть высшая добродетель?

            — Это то свойство человеческой натуры, которое позволяет человеку пребывать в гармонии с миром, а значит — воплотить все свои мечты.

            — И что же это за свойство?

            — Способность доверять своей судьбе и следовать велению сердца.

            — Что это значит?

            — Я расскажу тебе притчу — и тогда, быть может, ты поймешь.

            Трех бедных юношей свело вместе горячее желание разбогатеть. Они прознали о том, что где-то высоко в горах живет отшельник по имени Ходжа Адеш, который может исполнить любое желание всякого, кто его попросит, прежде подвергнув просителя некому испытанию.

            Доверившись судьбе и положившись на себя, юноши решили немедля отправиться на поиски этого неведомого отшельника. Но не успели они двинуться с места, как перед ними, словно из-под земли,  появился нищий безногий старик, который попросил их выслушать его.

            — О благородные мужи! — обратился он к приятелям. — Помогите несчастному калеке добраться до его скромного жилища — и Всевышний не оставит вас без награды.

            Двое юношей, сжалившись над стариком, тотчас согласились. Третий же, самый нетерпеливый, не хотел отклоняться от желанной цели и, попрощавшись с товарищами, продолжил путь к отшельнику один.

            Благополучно доставив старика в его хижину, юноши тоже собирались последовать за ним, но старик остановил их такими словами:

            — О добродетельные мужи! Дни мои сочтены. Живу я уединенно, и некому будет, когда я умру, предать мое тело земле. Задержитесь ненадолго, чтобы сделать все необходимое, — и вы будете щедро вознаграждены.

            Один из юношей, менее терпеливый, наотрез отказался попусту терять время.

            — Наши жизни в руках Создателя, уважаемый. Никому не дано знать точной даты своего ухода. Может, ты еще меня переживешь, — сказал он старику на прощанье.

            Третий юноша не смог отказать умирающему в его последней просьбе и, запасясь терпением, остался с ним. Однако ждать ему пришлось недолго — через три дня старик покинул этот мир. Но прежде чем навсегда закрыть глаза, он успел прошептать всего два слова:

            — Открой сундук.

            Похоронив старика, юноша так и сделал.Откинув крышку огромного сундука, служившего покойному кроватью, он чуть не ослеп от блеска золотых монет, которыми тот был наполнен. Сверху он обнаружил письмо.

            Развернув его, он прочел следующее:

            "О долготерпеливый муж! Ты с честью выдержал испытание, и я выполняю твое желание. Это золото по праву принадлежит тебе. Помни: судьба всегда готова помочь человеку, нужно только перестать противиться ей.

                                                                                              Ходжа Адеш"

 

                        Не отказывайся от возможности ради необходимости,

                        Не отвергай любовь ради долга,

                        Не отворачивайся от истины ради правоты.

 

 

                                                                     19

 

            — Почему люди так злы?

            — Страх перед миром — вот истинная природа человеческой злобы. Злоба — это оружие защиты. Но всякий берущий в руки оружие с готовностью сражаться становится либо преступником, либо воином. Преступник обречен на поражение,  поскольку его цель — установить власть силы, а значит, власть оружия. Воин обязан победить, потому что его задача — достичь мира, а значит, сложить оружие.

            — Выходит, злоба — это благо?

            — Необходимость, которая должна служить всеобщему благу. И чтобы этого добиться, как всяким вверенным оружием, воину необходимо научиться ею пользоваться, ибо грань, отделяющая его от преступника, слишком призрачна.

            — И все же она существует?

            — Преступник подчиняется силе и силой подчиняет себе других. Воин свободен и признает за каждым право на свободу. Для преступника прав тот, на чьей стороне сила. Для воина все равны и равноправны.

            — Скажи, как могут быть равны мудрость и безумие?

            — Иногда придорожный камень способен сделать то, что не под силу мудрости. Послушай!

             Юноша, десять лет просидевший у ног  величайшего из мудрецов, так и не достиг просветления. Наступил день, когда он покинул дом учителя и отправился странствовать.

            Переплывая через реку возле маленькой деревушки, он едва не утонул, но его спас местный сумасшедший, случайно оказавшийся поблизости. Размышляя над превратностями судьбы, юноша продолжил свой путь, но неожиданно споткнулся о лежащий посреди дороги камень. Он упал и сильно ударился головой. В этот миг на него снизошло просветление.

                       

            Та Сила, что вдохнула в тебя жизнь, наградив разумом и сердцем,

            Наделила тебя и самыми худшими из твоих пороков.

            Это она посылала тебе испытания, чтоб закалить твой дух,

            Искусно принимая образ то заклятого врага, то закадычного друга.

            И это она, встав препятствием на твоем пути, помогала его преодолеть,

            Представляясь то катастрофой, то блестящим триумфом,

            Чтобы однажды, отняв у тебя все, стать твоею смертью…

            Но ведь все, кроме нее самой, было всего лишь величайшей иллюзией.

 

                                                                     20

 

            — Почему человечеству послано такое множество религиозных учений?

            — Проявления божественного столь разнообразны, а готовность к их восприятию как у отдельных индивидуумов, так и у целых народов, настолько неодинакова, что одного учения для всех было бы недостаточно.

            Вспомни известную притчу о слоне и слепцах, ощупывающих отдельные части его тела и тщетно пытающихся догадаться, с чем они имеют дело. Так вот, все священные книги не более чем пособия по описанию этих самых составных частей. И ни одно не дает полного представления о слоне в целом. Но пособия нужны слепцам — зрячий сам в состоянии увидеть всего слона целиком и оценить его составляющие без всяких пособий.

            — Значит, ни одно пособие… священное писание не способно дать прозрения?

            — Что может сделать истина, умерщвленная словом и погребенная в бумаге? К тому же, людей больше занимает личность посланника, нежели содержание самого послания. Из него так легко и удобно сделать идола для поклонения. Ведь поклонение требует меньших усилий, чем соблюдение заповедей, которые он принес. Люди забыли, что каждый пришел в этот  мир с даром — благой вестью, доверенной только ему. Иногда она может вместиться всего в несколько строк:

 

            Если ты в ссоре с одним человеком, ты в ссоре с целым миром.

            Ты имеешь равные права на силу и слабость, на мудрость и невежество,

на жизнь и смерть.

            Полюби себя — и ты постигнешь смысл жизни.

 

 

                                                                             21

 

            — Какую из множества возможностей, дарованных человеку Создателем, ты считаешь наиглавнейшей?

            — Возможность ошибаться, а значит, быть несовершенным. Ведь если человек отказывает себе в праве на ошибку, он отказывает в этом праве и другим. Тем самым он пестует свою гордыню, теряя способность сострадать и прощать, а значит — любить.

            Наши ошибки обладают безграничной властью и могуществом. Именно они могут ввергнуть нас в бездну отчаяния, отняв веру в себя, если мы будем считать их своими безжалостными судьями и жестокими палачами. Но именно им дано поднять нас до небес, наделив силой и мудростью, если мы примем их как любящих учителей и строгих наставников.

            — Почему человек так страшится признать свое несовершенство?

            — Он страшится разочароваться в самом себе. Поэтому он живет не так, как ему хочется, а так, как ему должно жить. Он сражается с собственным сердцем, нанося себе смертельные раны и истекая кровью и слезами, а покидает этот мир, не простив себя и не получив прощения от тех, кого оставил в нем навсегда.

 

                                   Ты думаешь, что гонишься за счастьем?

                                   На самом деле ты убегаешь от него.

                                   Ты думаешь, что убегаешь от смерти?

                                   На самом деле ты гонишься за ней.

 

 

                                                                             22

 

            — Почему люди так несчастны?  

            — Это их собственный выбор — узнать всю полноту несчастья, пройдя путь страдания и боли…

            — До конца?

            — Конец — это безумие или… просветление, ибо первое — тень последнего.

            — Страдание либо возносит человека к высотам Духа, либо втаптывает в земную грязь. Но упасть проще, чем взлететь, а пребывать в унынии легче, чем обрести счастье.

            — Ты хочешь сказать, что люди страдают… добровольно?                

            — Я хочу сказать, что в их власти изменить свои чувства и перестать быть несчастными, ведь источник горя и радости — внутри самого человека, и нет никакой необходимости подчиняться внешним воздействиям, а тем более — зависеть от них.

 

                                   Вознамерившись познать земную скверну,

                                   Я познал беспросветную тьму своей души:

                                    Я испил чашу страданий до самого дна,   

                                   Я плутал в густом тумане невежества,

                                   Я опустился в бездну страха и отчаяния,

                                   Я погрузился в пучину вселенского одиночества,

                                   Я скитался в мертвой пустыне безысходности,

                                   Я испытал боль поражения и позора,

                                   Я пребывал в плену у гордыни и алчности,

                                   Я переболел недугами жестокости и злобы,

                                   Я выучил уроки скорби и терпения,

                                   Я вкусил плоды нужды и унижения.

                                   И что я обрел? Свободу и силу.

                                   И кем я стал? Богом на Земле.

 

 

                                                                             23

 

            — Можно ли избавиться от страха смерти?

            — В своей духовной слепоте мы видим на  Земле только тень смерти: тело, разрушенное либо старостью, либо болезнью, либо человеком, пустое вместилище, холодное и неподвижное. Но если бы перед нашими внезапно прозревшими глазами предстала сама смерть в ее неземном великолепии и царственном величии, мы увидали бы вновь обретшую свободу вечно юную и вечно прекрасную богиню — душу, возносящуюся к сияющим небесам в безмерной радости и ликовании.

            Смерть для нее — это благословенное возвращение домой после дальнего странствия, полного бесчисленных горестей и тягот. Знай: чтобы избавиться от страха смерти, необходимо всего лишь… прозреть.

 

                    Если ты веришь в то, что ты смертен,

                        Даже Бог не в силах помешать тебе умереть.

                        Но за смерть ты заплатишь ту же цену, что и за бессмертие.

                        И цена эта — жизнь.

 

 

                                                                             24

 

            — В чем состоит главное заблуждение человечества?

            — Едва ли не каждое суждение человека о самом себе является заблуждением. Более того, все общение между людьми сводится к обмену заблуждениями. Главное заблуждение одних состоит в их вере в то, что они хозяева своей судьбы, других — что Бог распоряжается их судьбами.

            Первым я бы заметил: "Можешь ли ты властвовать над своею судьбой, если ты не властен над самим собою?" А вторым бы возразил: "Если ты сам в себя не веришь, то как Бог в тебя поверит?"

            — А что бы ты сказал мне?

            — Может ли любящая мать предоставить свое дитя самому себе, пока оно беспомощно и неразумно? Но повзрослевшее чадо более не нуждается в родительской опеке и способно само о себе позаботиться.

            Многим сынам и дочерям человеческим пора повзрослеть, а значит, взять на себя ответственность за собственную судьбу. Кончилось детство. Нужно перестать уповать на Бога и отыскать божественный источник силы и мудрости в себе, в своем сознании, в своем любящем сердце.

 

                                   Ты думаешь, что нуждаешься в Боге,

                                   Но ты нуждаешься в Самом Себе.

                                   Обрети Себя — и ты обретешь Бога.                            

           

 

                                                                             25

 

            — Что мешает человеку стать счастливым?

            — Он сам себе мешает. У страданий и пороков человеческих — один источник: желание обладать. Человек не хочет расставаться ни с чем из того, что считает своей собственностью, даже со всем грузом свойств, чуждых его природе, которыми он обзавелся, защищаясь от мира: глупостью, злобой, слабостью, алчностью, гордыней.

            Быть счастливым — значит, быть самодостаточным, принадлежать себе, а не другим, но и позволить другим принадлежать самим себе, не заявляя свои права на обладание ими.

            — Тогда наше счастье зависит прежде всего от наших взаимоотношений с другими. Да?

            — Нет. Прежде всего — от взаимоотношений с самим собой,  все остальное –– не более чем отражение этих взаимоотношений. Когда внутренняя битва закончена, нет необходимости сражаться с миром.

                                                          

                                                     Дух умирает в чувстве,

                                                           Чувство умирает в мысли,

                                                           Мысль умирает в слове.     

                                                           Слово оживает в Мысли,

                                                           Мысль оживает в Чувстве,

                                                           Чувство оживает в Духе,

                                                           Дух оживает в Слове.

                                                                                 

 

                                                                     26

 

            — Способен ли я изменить этот мир?

            — Ты уже изменил его своим приходом и продолжаешь менять каждое мгновение своим присутствием здесь и сейчас.

 

                               Миг промелькнул — и я изменился.

                               И мир изменился вместе со мной.

 

Ты равноправный участник всего происходящего в нем, и в твоей власти осветить его своей любовью или омрачить своим невежеством. Тебе дано повлиять на судьбу каждого существа, живущего в нем. Воистину так. И если ты не в силах пройти по жизни с распахнутым сердцем и оставить после себя добрый след, то постарайся вовсе не оставлять следов.

Не оскверняй бранным словом изначальную гармонию и красоту бытия. Не ломай ветку, протянувшую к тебе свои зеленые ладони. Не спугни птицу, поющую хвалебный гимн наступившему дню. Не растопчи полевой цветок, с трудом вылезший из земли, чтобы увидеть солнце. Не кради у речки приглянувшийся камень, чтобы потом бездумно выбросить или потерять. Не рань осуждающим взглядом веселящегося забулдыгу. Не замути гневными мыслями прозрачность неба и белизну парящих облаков.

А прежде чем покинуть этот мир навсегда, склони голову в благодарном поклоне. Ведь он так старался одарить тебя счастьем. И не его вина, если этого не случилось. Лучшее, что ты можешь сделать —  попрощаться с ним без скорби и сожаления и оставить его с радостью и любовью, улыбаясь звездам, освещающим твой путь в вечность.

 

                                           Каждое твое слово — это молитва,

                                               Каждое движение — священный танец,

                               Каждый шаг — паломничество,

                              Каждый взгляд — признание в любви,

                                           Каждая мысль — дар вселенной,

                               Каждая слеза — океан скорби,

                             Каждая улыбка — вечный праздник,                                                                                   Каждое мгновение — рождение и смерть.

 

 

                                                                             27

 

            — Учитель, скажи, как не потерять надежду в час испытаний?

            — Может ли надежда дать тебе то, чем способно одарить тебя испытание? Не внемли ей, сладкоголосой посланнице грядущего, не позволяй увлечь и обольстить себя. Черпай силу в боли испытания, а не в опиуме надежды. Счастливым и цельным можно быть только здесь и сейчас.

            Не мечтай о жарком солнце в промозглый осенний день. Сумей погрузиться в сумрачную красоту летящих дождевых капель. Не отрекайся от терпкой горечи печали ради будущего веселья. Всякое чувство достойно признания и одухотворено высшим смыслом, если оно наполнено осознанием и всецело принадлежит тому мигу, в котором родилось.

           

                       Не спасайся от самого себя,

                       Становясь пленником вероломной надежды.

                       Не отвергай свободы вечного сейчас,

                       Ибо ты его властелин и повелитель.

                       Ведь сходящее на тебя мгновение,

                       Такое живое, трепетное, ускользающее, —

                       Это все, что у тебя есть.

 

                                              

                                                                           28

 

            — Учитель, как обрести желаемое?

            — Вселенная не умеет говорить "нет". Она всегда соглашается с нами, с восторгом повторяя каждое наше слово, будь то клятва или проклятье, хула или похвала, исповедь или проповедь, молитва или брань, лесть или клевета, истина или ложь. Она готова воплотить любое наше желание, позволяя испытать любое чувство, пережить любое состояние. Она без осуждения и укора вновь и вновь прощает все наши ошибки, преданно и терпеливо служа нам даже тогда, когда мы, бездумно разрушая ее, разрушаем самих себя.

            Каждое несказанное нами слово навсегда остается в нашем сердце. Но каждое сказанное нами слово навсегда остается в сердце Вселенной. И неважно, брошено ли оно как золотая монета или пущено как ядовитая стрела.

 

                       Мать Вселенная одарила нас Словом,

                       И Слово сделало нас людьми.

                       Но мы отреклись от права стать богами,

                       Измельчив Слово на множество слов,

                       Будто малые дети, разбившие дорогую вазу

                       Ради горстки блестящих стекляшек.

 

                                              

                                                                          29

 

            — Учитель, почему так часто ты противоречишь сам себе?

            — Для меня это единственный способ оставаться живым — я учусь этому у самой жизни. Противоречие в устах глупого обнаруживает его глупость и подтверждает неправоту его слов. Противоречие в устах мудрого подтверждает его мудрость и обнаруживает в его словах скрытую истину. Научись верно истолковывать противоречия.

            — Научи меня.

            — Незрелого отрока так поучает его строгий, но добрый наставник: "Слушай старших — и у тебя будет вдоволь сладостей и игрушек". Возмужавшего юношу так напутствует его умудренный жизнью наставник: "Перестань слушать старших: слушай свое сердце — и ты познаешь себя и обретешь силу и свободу". Есть ли противоречие в словах наставника?

 

                Не поклоняйся правилам и догмам, ибо они умертвят твой дух.

                Не уклоняйся от ошибок и заблуждений, ибо они воскресят твой дух.

                Время соблюдать правила и совершать ошибки,

                Время нарушать правила и исправлять ошибки.

                                              

                                                                                                                     

                                                                             30

 

            — Почему мудрости всегда сопутствует бедность?

            — Мудрость сама выбирает себе попутчиков, отдавая предпочтение выносливым и неприхотливым. Не лукавь: ты, верно, хочешь спросить меня: "Если ты такой умный, то почему такой бедный?" Так вот знай: я сказочно богат, а настоящий бедняк тот, кому неведомы мои богатства, ибо собраны они на небесах. Ключи от царской казны в руках у казначея, но казной владеет царь. Он  — истинный хозяин сокровищ.

            — Трудно ощущать себя царем, неся на своих плечах груз страхов и забот.

            — Крест, который ты несешь, может стать всем, чем ты сам его вообразишь: грузом мелочных забот задавленного жизнью пигмея или воздушным замком самоотверженного безумца, давящей ношей бесполезных  знаний книжного червя или железной цепью принципов и убеждений непримиримого фанатика, мешком с золотом богатого скряги или пустой сумой нищего монаха, тяжким бременем славы признанного гения или тяжелым жезлом власти жестокого тирана.

            Он может стать уродливым горбом, пригнувшим тебя к земле, или могучими крыльями, сложенными за спиной, которые однажды поднимут тебя над унылой обыденностью житейской суеты. А еще он может стать факелом, освещающим дорогу  всем бредущим впотьмах в поисках истины и смысла.

            Тебе одному решать, с чем идти по жизненному пути: с сундуком, набитым добром, или с зажженным светильником. Глупец всегда выбирает первое, мудрец — второе. Бедный или богатый, ты тащишь лишь свои пожитки. А я несу вселенную на своих плечах.

 

                        Ни бедность, ни богатство не делают тебя свободным:

                        Если ты не пленник тяжелых кандалов бедности,

                        То ты вечный раб золотых цепей богатства.

 

 

                                                                             31

 

            — В чем извечная загадка женщины?

            — Женщина — это клокочущий хаос сердца, мужчина — холодный порядок рассудка. Упорядочивая хаос женщины, мужчина создает гармонию единства. Это мистическое действо можно уподобить ваянию изящной статуи из бесформенного куска глины. В глине сокрыта некая тайна. Превращение глины в статую — это попытка ее разгадать.

            Истинный мастер вдыхает жизнь в свое творение. Под его волшебными пальцами земная женщина становится богиней.

            Простой ремесленник, старательно или небрежно, лепит только мертвую форму.  В его руках женщина остается всего лишь вещью, привычным атрибутом его жилища, исправно или не очень, выполняющим свойственные ему функции, но лишенным внутренней значимости и вдохновения.

            Женщина — это бесконечная вселенная, полная загадок и тайн, а мужчина в ней — вечный странник. Она есть манящая Черная Дыра, Великая Пустота, в которой он рассчитывает отыскать то, в чем нуждается, а находит только то, что способен найти.

 

                                   По своей природе мужчина слаб —

                                   И только женщина способна наделить его силой.

                                   По своей природе женщина сильна —

                                   И только мужчина способен отнять у нее силу.

 

 

                                                                             32

 

            — Как сохранить молодость?

            — Не пытайся ничего сохранить. Сохранил — значит, утратил. Цепляясь за молодость, ты отказываешься от даров, которые сулит тебе зрелость. Молодость наделяет нас резвостью желаний и животной силой чувств. Зрелость обещает истинную мудрость сердца и духовное прозрение.

            Жизнь подобна реке: задержи ее движение — и она превратится в стоячее болото. Стань же вечной дорогой. Не останавливайся в пути. Не оглядывайся назад. Следуй ее зигзагам и поворотам. Радуйся, изумляйся, скорби, страдай. И вновь радуйся, и вновь страдай. Испытай все, что предназначено тебе судьбой.

            Это ведь так просто: танцуй, когда хочется танцевать, и плачь, когда хочется плакать. Вглядывайся в каждого встреченного тобой путника — и ты узнаешь все о самом себе. Не теряй веры в себя и будь готов каждое мгновение отказаться от всего, во что ты веришь. Смиренно принимай благо и зло, ниспосылаемые тебе судьбой, и не привязывайся ни к тому, ни к другому.

            Будь честен с собой, даже обманывая весь мир. Довольствуйся малым, но не соглашайся на меньшее, чем вселенная. Научись прощать себя за ошибки, чтобы ошибаться вновь и вновь. Благосклонно внимай и нищему, и царю, отдавая должное и бедности, и богатству, но не становись рабом ни того, ни другого. Не бойся растратить себя на любовь и не переставай  восхищаться жизнью.

 

                                               Ветер несет опавшие листья,

                                               Кружа их в танце по пыльным дорогам.

                                               А им снится, что они птицы,

                                               Гордо взмывающие в поднебесье.

 

                                               Жизнь подбрасывает нас к самым звездам,

                                               Чтоб мы свободно расправили крылья.

                                               А нам кажется, будто мы листья,

                                               Сорванные ветром с уснувших деревьев.

 

 

                                                                             33

 

            — Как сделать правильный выбор?

            — Каждый раз принимая решение, ты ступаешь либо на путь созидания, либо на путь разрушения, поскольку наше чувство, слово, действие всегда либо созидательно, либо разрушительно. Причем, направленное на другого, оно всегда возвращается обратно, наполнившись той силой, которой ты сам его зарядил.

            Обе эти силы есть проявление божественного начала. И созиданию всегда предшествует разрушение. Однако разрушить храм способен всякий, но выстроить его дано лишь избранному. Выбрав однажды путь разрушения, ты уже никогда не сможешь вернуться назад, в оставленные тобой руины, чтобы исправить содеянное. Поэтому тебе  решать, станет проложенный тобою путь для идущих следом — мертвой пустыней или цветущим садом.

            — Я выбираю  путь радости.

            — Это лучший выбор. Но помни: только радость, купленная ценою страданий, обладает созидательной силой. Источник этой силы скрыт внутри каждого. А это значит, что судьба всей вселенной — и в твоих руках.

 

                        Нельзя предать другого, прежде не предав себя,

                        Нельзя распять другого, прежде не распяв себя,

                        Нельзя убить другого, прежде не убив себя,

                        Нельзя понять другого, прежде не поняв себя,

                        Нельзя исцелить другого, прежде не исцелив себя,

                        Нельзя воскресить другого, прежде не воскресив себя.

 

                        Ты можешь распорядиться своей жизнью,

                        Ты можешь распорядиться своей смертью,

                        Но ты не можешь распорядиться своим сердцем,

                        И ты не можешь распорядиться своим духом,

                        Ибо дух обитает в сердце, а твоим сердцем распоряжается Бог.

 

                                                                                 

                                                                             34

 

            — Что необходимо сделать в жизни, для того чтобы обрести духовную силу: суметь все получить или суметь от всего отказаться?

            — И то и другое — этапы духовного взросления. Но согласись, что прежде чем от всего отказаться, необходимо все получить. Не научившись быть свободным от богатства, нельзя научиться стать свободным от бедности. Ведь бедность и богатство —  не содержимое нашего кошелька, а состояние нашего сознания. Король, растративший свою казну, все равно останется королем. Нищий, разбогатевший на подаянии, все равно останется нищим.

            Рычаги управления миром находятся в нашем сознании. Именно оно формирует для нас наш собственный образ, который потом становится реальностью. Но в нашей власти изменить реальность, изменив представление о самом себе. Я расскажу тебе притчу о двух братьях.

            Два брата, Сахиб и Мехман, коротали свой век в ветхой лачуге, доставшейся им в наследство от отца. Они едва сводили концы с концами, но все же не роптали на судьбу, втайне мечтая о лучшей доле и надеясь на скорую перемену.

            И вот однажды к ним в дверь постучали шахские слуги и объявили им о том, что их лачугу придется разрушить, так как, по приказу правителя, через то самое место, где она стоит, будет проложена дорога, ведущая в соседний город.

            Сахиб попробовал было спорить, но ему тут же пригрозили немедленной расправой, и он был вынужден подчиниться шахскому приказу. Раздавленный случившимся, он отправился скитаться по свету, прося милостыню и оплакивая свою горькую участь бездомного бродяги. Мехман же, смирившись с неизбежным, сам вызвался помогать строителям дороги. Те с готовностью согласились принять на работу крепкого и ловкого юношу.

            С тех пор Мехман стал строить дороги, обнаружив множество талантов и показав себя умелым работником. Со временем он заработал достаточно денег, чтобы построить просторный, светлый дом, выбрав для него необыкновенно красивое место на берегу реки. Он жил там вполне счастливо, пока однажды к нему в дверь вновь не постучала рука судьбы в лице некого странствующего старца, который поведал ему о своей заветной мечте построить роскошный дворец, окруженный чудесным садом.

            Он и представить себе не мог лучшего места, чем то, на котором стоял дом Мехмана. Мехмана так тронули его слова, что он без долгих размышлений согласился разрушить свой дом, чтобы воплотить мечту старца, который оказался обладателем несметных сокровищ.

            Когда работа была завершена, его новый знакомец предложил Мехману поселиться во дворце и скрасить его одиночество. Мехман с радостью принял  его предложение, и впоследствии ему не пришлось пожалеть о содеянном. Старец привязался к нему, как к родному сыну, и после смерти оставил ему все свое состояние.

            — А что стало с Сахибом?

            — Ты спрашиваешь, что стало с Сахибом? Да он и поныне скитается по свету в поисках справедливости, проклиная своих обидчиков и призвывая кару небесную на их голову.

 

                        Я знаю, я достоин великих побед и великих свершений.

                        Но разве ж я недостоин великих испытаний на пути к ним?

                                                                                 

 

                                                                      35

 

            — Предполагает ли смирение борьбу с несправедливостью?

            — Борьба с несправедливостью — это попытка отыскать причину зла — в мире, а не в собственном несовершенстве, это сражение с Богом, ведь именно Он допустил возможность того, что ты называешь несправедливостью. Смирение же означает готовность самому нести ответственность за все происходящее с тобой в этой жизни.

            Всевышний позволяет нам заходить в нашем несовершенстве так далеко, как мы того пожелаем, но рано или поздно приходится возвращаться назад, собирая камни, которые мы сами когда-то разбросали.

            Это единственно возможный долгий и трудный путь к себе. И для того чтобы показать, что лежит на дне твоей души, Всевышний встряхивает твою жизнь так сильно, чтобы осадок, поднявшийся наверх, замутил обманчивую прозрачность твоего бытия, вмиг обнаружив все скрытые пороки и добродетели, о которых ты даже не подозревал.

            Тогда не жалуйся и не кляни злой рок, ведь Он спасает твою душу, очищая ее от налипшей скверны и позволяя тебе выплеснуть наружу весь свой накопившийся яд или… излить всю свою нерастраченную любовь. 

 

            Скажи, где твой настоящий дом? Что назовет отечеством твое сердце:

            Звездное небо, откуда ты пришел и куда однажды возвратишься,

            Или клочок земли, откуда ты родом и куда тебя однажды закопают?

 

                                                          

                                                                            36

 

            — Где Истина — в печали или в радости?

            — В мудрости, ибо мудрость — дитя печали и мать радости.

 

                                   Это дано познать лишь мудрым:

                                   Непреодолимую печаль на вершине радости…

                                   Неудержимую радость в бездне печали…

 

            — Но почему на пути к Истине столько препятствий и унижений?

            — Чтобы вылепить из человека нечто достойное Истины, Всевышний прежде разбивает твердую оболочку его взглядов и убеждений, ведь они не являются частью его божественной природы, а значит, не способны вместить Истину. Именно это посягательство расценивается как худшее унижение.

            Духовная сущность человека не имеет формы и не может быть уничтожена, а значит, не может подвергнуться унижению. Да и можно ли унизить то, что не содержит в себе гордыни? Все препятствия на нашем пути — угроза не нашему духу, а нашему представлению о мире и о себе. Откажись от всех представлений — и ты свободен и неуязвим.

 

            Жизнь разрушает каменные стены, отделяющие тебя от Него,

            А ты кричишь, что твой мир рушится, а Он навсегда покинул тебя.

 

 

                                                                             37

 

            — Все мои вопросы адресованы тебе, Учитель. А какие вопросы я должен задать самому себе?

            — Спроси себя, что мешает тебе обрести свободу? Почему ты согласен мириться с тем, что ты вечный пленник своего слабого и уязвимого тела, покорный слуга своего беспокойного ума, послушный раб своего непостоянного сердца?

            Спроси себя, чем наполнена твоя жизнь: страхом и скукой или силой  и вдохновением? Спроси: твоя судьба в твоих руках или ты в руках судьбы? Ты скрываешь свои истинные чувства или твои чувства скрывают истинного тебя? Ты прячешь свои достоинства под личиной  недостатков или свои недостатки — под личиной достоинств? Ты считаешься с мнением толпы или толпа считается с твоим мнением? Ты нуждаешься в других или другие нуждаются в тебе? Ты защищаешься от мира или мир защищает тебя? Ты веришь в Него или Он верит в тебя?

 

                                               Мысли проносятся сквозь меня,

                                               Словно вороны — сквозь полыхающее небо.

                                               Яростно крича и роняя перья,

                                               Исчезают в огненной бездне.

                                               Кто я? Стая обезумевших птиц

                                               Или небо, пустое и бездонное?

 

 

                                                                             38

 

            — В чем разница между умом и мудростью?

            — Ум — это вместилище чужих, бумажных сведений о мире и о самом себе, почерпнутых извне. Эти собранные сведения так же мертвы и бесполезны, как нарисованные звезды или заученные стихи.

            Мудрость — есть живой опыт собственного сердца, ставший его кровью и плотью, он неиссякаем как родник и неисчерпаем как океан. Поэтому мудрец видит явление целиком, ему достпны все его скрытые стороны и связи. Он знает, что причина всего происходящего с ним — в нем самом, и умеет пользоваться этим знанием. Он изменяет мир изменяя себя и влияет на судьбы людей не словом, не действием, а самим своим присутствием.

 

                                Ум — только средство, мудрость — цель.

                                   Ум — это ключ от сокровищницы мудрости.

                                   Наличие мудрости предполагает наличие ума,

                                   Но наличие ума вовсе не предполагает наличие мудрости.

 

 

                                                                             39

 

            — Какова истинная цена непреходящих ценностей?

            — Что ты называешь непреходящими ценностями?

            — Так обычно называют произведения литературы и искусства.

            — Но эти творения ума и сердца человеческого так же преходящи, как творения его рук. Исчезают цивилизации, а вместе с ними — и порожденные ими ценности.

            — Ты утверждаешь, что духовные ценности сродни материальным?

            — Я утверждаю, что все земные ценности — и духовные, и материальные, и талантливые, и бездарные — одинаково тленны. Даже религии рождаются, живут, стареют и умирают. Заложенная в них сила рассчитана на определенный срок.

            Единственно вечная ценность на Земле — бессмертный дух человеческий. Все остальное — это дарованные ему Всевышним способы и возможности познать самого себя. Произведения искусства — всего лишь некий инструмент, позволяющий  их создателям и тем, для кого они создаются, проникнуть во все темные глубины собственного сознания и наполнить их светом любви и понимания.

 

                        Ты считаешь Землю своей колыбелью, своим отчим домом

                        И со страхом глядишь на чужие, холодные звезды.

                        Но на самом деле она стала твоей могилой, последним приютом,

                        Который ты нашел, прилетев сюда с далеких мерцающих звезд,

                        Безмолвно хранящих твою тайну и вечно зовущих тебя обратно.

 

 

                                                                             40

 

            — Как отличить истину от лжи?

            — Истина сама выбирает кому открыть свое лицо.

            — Значит ли это, что не стоит заниматься ее поисками?

            — Это значит, что истина открывает свое лицо лишь тому, кто пребывает в поисках истины, но эти поиски могут оказаться напрасными.

 

                                   Истина не рождается в споре  и не умирает в забвении.

                                   Она была, есть и будет от начала и до конца времен,

                                   Ибо вечность — ее удел.

                                   Но в нее, как в реку, не войдешь дважды,

                                   Ибо она не терпит постоянства.

 

 

                                                                             41

 

            — Чего мне следует остерегаться?

            — Лишь себя самого. Ведь поистине значимо не то, что происходит с тобой, а то, как ты относишься к происходящему. Мы не хотим отступать от нами же придуманных и установленных правил самой захватывающей из человеческих страстей — вечной игры в жизнь: потери и поражения — безусловное зло, обретения и победы — необходимое благо.

            Однако, не познав боль утрат и горечь поражений, нельзя постичь и принять высшую гармонию и всепобеждающую цельность бытия, смирившись с безысходно суетной быстротечностью жизни. Ночь крадет у нас свет, но только ночью мы можем видеть звезды.

            — Ты хочешь сказать, что в жизни всегда есть повод для веселья?

            — Я хочу сказать, что сама жизнь есть наилучший повод для веселья.

            Я расскажу тебе притчу о двух мышах. Одна отличалась особой набожностью и редким благочестием и потому поселилась в монастыре. Дни и ночи она проводила в молитвах, стараясь преумножить свои заслуги перед Всевышним.

            Однако, к несчастью, старый монастырский кот не знал о ее многочисленных добродетелях и в один не самый прекрасный для нее  день сцапал бедняжку и съел. Благо поймать ее было несложно: отрешившись от всего земного, она давно уже утратила присущие ее собратьям бдительность и проворство.

            Другая мышь заботилась лишь о том, чтобы набить себе брюхо и потому жила на помойке. Будучи невероятно прожорливой, она целыми днями рыскала повсюду в поисках съедобных отбросов. Вокруг шныряло множество злых и голодных котов, охочих до мышей. Такая жизнь, полная опасностей, сделала ее весьма ловкой и осторожной, и ей удалось избежать кошачьих когтей. Но увы — однажды она объелась отбросами и умерла от заворота кишок.

 

                        Есть эти горы. Есть это небо. Есть эта земля.

                        Я часть этих гор, этого неба, этой земли.

 

                        Расступитесь, горы! Берегись, небо! Трепещи, земля!

                        Я разрушу горы, опрокину землю и сражусь с небом.

 

                        Укройте меня, горы! Дай мне силы, земля!

                        Помоги мне, небо! Спаси от себя самого!

 

                        Есть эти горы. Есть это небо. Есть эта земля.

                        Но где я среди них? Где я? Нет меня.

 

                        Горы, вы мои братья. Земля, ты моя мать. Небо, ты моя обитель.

                        Я принадлежу вам, а вы принадлежите мне.

                       

                        Я Есмь эти Горы. Я Есмь эта Земля. Я Есмь это Небо.

                        И нет ничего за пределами моего вечного «Я».

 

 

                                                                             42 

 

            — Почему наши возможности не соответствуют нашим желаниям?

            — За ограниченностью своих желаний человек не видит безграничности своих возможностей. А ведь не что иное, как желания, побуждают человеческий дух с неустанной одержимостью стремиться к совершенству, вновь и вновь падая и поднимаясь. В любом из них изначально заложена неистребимая сила воплощения. И чем более недостижимым оно представляется, тем более невероятные возможности даются для его осуществления.

                       

            Не предавай своих желаний — позволь им прорасти в реальность,

            Даруя им высочайшее право смертью заплатить за жизнь.

            Отвергнув их, ты отрекаешься от нерожденных детей,

            Обрекая их на вечное небытие, которое страшнее смерти.

 

            Человек настолько всемогущ, что каждому из его желаний суждено исполниться, даже желанию быть ничтожным и бесправным рабом. Ведь ничто так не обнажает природу человека, как его желания.

            Увы! В них он всегда предпочитает оставаться берущим — просителем, вором или тираном, а значит — нищим, живущим на подаяние: правителем ли, обирающим своих подданных, грабителем ли с большой дороги, или попрошайкой, выклянчивающим  милостыню.

            Чтобы узнать предел своих возможностей и соответствовать им в своих желаниях, человек должен стать дающим, ничего не ожидая получить взамен. И тогда желание давать станет в нем единственной всепоглощающей страстью, животворной энергией, способной преобразить мир. Но что можно дать миру, кроме самого себя?

 

                                   Ограничив себя землей и небесным сводом,

                                   Жизнь лишь притворилась пугающей смертью —

                                   И человек поверил в то, что он слаб и ничтожен.

                                   Рассыпавшись на мелкие осколки земных чувств,

                                   Любовь лишь притворилась вселенским злом —

                                   И человек поверил в то, что он грешен и порочен.

                                   Отчего же ты столь легковерен, человек?!

 

 

                                                                            43

 

            — Насколько верны наши суждения о мире?

            — Наши суждения о мире так различны и противоречивы оттого, что каждый из нас живет в своем собственном мире, созданном им самим силой своего творящего воображения   по своему же образу и подобию. Сколько людей — столько и погребенных в них миров.

            Этот мир, который ты несешь в себе, не более, но и не менее реален и фантастичен, чем ты сам. И кому, как не тебе, знать свое собственное творение, подвластное каждому твоему слову, каждой твоей мысли, в своей извечной готовности непрестанно меняться и совершенствоваться?

            Поэтому в своих суждениях о нем, а значит, и о себе самом, ты всегда прав. Но эта твоя правота ограничена пределами твоего мира и, покинув его, она тотчас входит в противоречие с правотой другого и непременно становится ложью.

            И для того чтобы не пасть жертвой этой своей же собственной правоты, обернувшейся ложью, и не быть обманутым ею, не пытайся отыскать истину вне себя самого, ибо она всегда является достоянием твоего личного опыта, а значит — сокровенной сутью твоего бессмертного существа.

 

                                   Этот мир так беспощаден и жесток,

                                   А человек в нем беспомощен и одинок!

 

                                   Ты прав!

 

                                   Этот мир так хрупок и недолговечен,

                                   А человек в нем самонадеян и беспечен!

                                  

                                   Ты прав!

 

                                   Этот мир так суров и загадочен,

                                   А человек в нем свободен и самодостаточен!

 

                                   Ты прав!    

 

 

                                                                         44

 

            — Можно ли исправить человеческую природу?

            — Попытаться исправить можно только ошибку. Человеческая природа — воплощение божественного замысла, в ней заложены все начала и в поисках совершенства предоставлено право выбора любого пути. Ступая на путь добра, ты развиваешь доброе начало и наполняешься светом. Ты сам становишься светом. Ступая на путь зла, ты развиваешь злое начало и погружаешься во тьму. Ты сам становишься тьмою.

            Выбор человека не предопределен, но так или иначе ему дано познать все свои стороны — и темные, и светлые. Правда, для этого требуется немало мужества и терпения.

            — Это может служить оправданием зла?

            — Носителем зла является каждый. Но не каждому достает силы извлечь это зло из глубин своего сознания, чтобы попытаться трансформировать его в добро, превратив чудовище в прекрасного принца. Вырвавшись на свободу, коварный узник обладает способностью, стремительно набирая мощь, порабощать своего тюремщика. Поэтому человек предпочитает прятать зло в темных и сырых подвалах собственного сердца, сделав его неприступной крепостью.

            Но если ему все же удается выбраться наружу, то оно рано или поздно разрушает жизнь своего бывшего хозяина. Поэтому люди, содеявшие зло и сами ставшие его жертвами, заслуживают не осуждения, а сострадания и прощения. Вся их вина состоит лишь в том, что они освободили чудовище, но не сумели с ним справиться. Оно сломило их волю и заставило служить себе. Они стали орудием зла. Возможно ли худшее наказание?

            — Простить злодеев: тиранов, убийц, предателей?

            — Да. Простить хотя бы за то, что, благодаря совершенным им злодеяниям, мы можем избежать собственных, учась на их горестных примерах. Мы в вечном  долгу перед ними — за возможность познать собственное зло, не совершая его: они избавили нас от этой страшной необходимости.

            Позволив злу проявить себя, они заплатили не только своими жизнями, но и своими душами. Ведь в познании нуждается как раз то, что скрывает тьма. Осуждением и неприятием их деяний мы усиливаем в них зло; даруя прощение и любовь, пробуждаем в них добро, а значит, отбирая  у тьмы, возвращаем их свету.

 

                                                           Знание суть понимание,

                                                           Понимание суть оправдание,

                                                           Оправдание суть приятие,

                                                           Приятие суть прощение,

                                                           Прощение суть сострадание,

                                                           Сострадание суть Любовь.

 

            А ты сам не нуждаешься в прощении?

 

 

                                                                             45

 

            — Если наши судьбы пишутся на небесах и ладонях еще до нашего рождения, то стоит ли пытаться изменить свое будущее?

            — У тебя нет будущего, но каждое мгновение настоящего принадлежит тебе. И каждое мгновение в твоей власти умереть тем, кто ты есть, и родиться тем, кем ты хочешь стать. Измени свое настоящее — и изменится твое будущее. Умри беспомощным и бесталанным — и родись талантливым и всемогущим. Родись заново — и обретешь новую судьбу.

            — По-твоему, выходит, человек добровольно соглашается быть беспомощным?

            — Разве не вверил Творец судьбу человека в его собственные руки? И разве не волен человек распорядиться ею как пожелает? И если он позволяет кому-то или чему-то определять его судьбу, то разве не признает он тем самым свою беспомощность?

            — Но это что-то может быть религией, а этот кто-то — духовным наставником.  

            — А нужен ли посредник между тобой и Богом, родителем твоим? И разве ты не вправе напрямую вступить с Ним в диалог? Ведь пред Создателем мы все равны: и грешник, и святой, и нищий, и богач.

            — Тогда зачем религии и их служители?

            — Действительно, зачем? Религии придуманы людьми, чтоб, разделяя, властвовать над миром бесправных и беспомощных рабов. И не Богу, а религиям в угоду служат те, кто называет себя слугами Господними. И с помощью религий они лишь удаляют человека от Бога, стращая Им и возводя Его на трон небесный. Истинная религия не ищет Бога в заоблачных высотах. Создатель неотступно рядом с детищем своим.

                                  

                                               Ты протягиваешь руки к звездам

                                               И призываешь Его сотнями имен.

                                               Ты повторяешь скорбную молитву

                                               И надеешься услышать Его ответ.

                                               Ты ищешь Его в монастырях и храмах

                                               И жаждешь припасть к Его стопам.

                                               А Он взирает на тебя глазами младенца,

                                               Склоняется над тобой кронами деревьев,

                                               Прикасается к тебе порывом ветра,

                                               Взывает к тебе настойчивым дождем,

                                               Говорит с тобою шелестом трав:

                                               "Я рядом с тобой, дитя мое,

                                               Оглянись же, Я здесь, на этой земле".

 

 

                                                                     46

 

            — В чем главное предназначение человека?

            — Люди привыкли думать — в воспроизводстве себе подобных. Даже величайшее таинство сотворчества они превратили в низменный акт соития, потому что, утратив Божественное вдохновение, перестали быть творцами. Заковав свой дух в тяжелые цепи человеческих возможностей и устремлений, люди разучились воспарять над мирской суетой и обыденностью.

            Они не творят свои подобия осознанно и вдохновенно, а, подчиняясь потребностям тела, слепо и бездумно воспроизводят свои биологические копии, которые, оказываясь побочным продуктом проявления плотских чувств, а не воплощением Божественного замысла, отражают лишь их собственное несовершенство.

            — В чем же, если не в самовоспроизводстве, земное предназначение человека?

            — В самосотворении. Прежде чем дать жизнь другому, необходимо сотворить подлинного Себя в Духе. Но возможно ли творение без всесильной энергии Любви? Лишь обретя Божественный образ, исполненный Любовью к Самому Себе, а значит, наделенный творящей силой, можно одухотворить новую жизнь, воплотив ее  по Своему, Божественному образу и подобию.

            — Но как не спутать Любовь к Себе с гордыней человеческой?

            — А ты спроси себя: "Что для меня Любовь — цель или средство? Стремление получать или отдавать?" Известно: берущий берет в долг, а отдающий возвращает долги.

            — А не станет ли такая Любовь кандалами? Не превратит ли меня в раба?

            — Рабами нас делает гордыня. Любовь освобождает от рабства.

 

                                               Властвовать над всем, не властвуя ни над кем,

                                               Принадлежать всем, не принадлежа никому,

                                               Владеть всем, не владея ничем,

                                               Жертвовать всем, не жертвуя ничем,

                                               Постичь все, не ведая ни о чем,

                                               Быть всем, будучи никем.  

                       

            Это и есть Любовь, и другой она быть не может.

            — Но ведь ты говоришь о Боге.

            — Ты прав: Любовь делает человека Богом.

 

 

                                                                           47

 

            — Что есть грех?

            — Мне ведом лишь один грех — разделение. Мир един и неделим, как един и неразделим его Создатель. Любое разделение и неприятие мира — это сражение с Богом. Свет и тьма, добро и зло, истина и ложь, добродетель и порок — все есть проявление Целого.

 

                        Я упаду малым семенем в набухшую от влаги землю,

                        Я воспарю птицею над беснующимся в ярости морем,

                        Я проскользну ящеркой меж песчаных холмов-барханов,

                        Я проплыву туманом над выжженной солнцем степью,

                        Я пробегу волчицею по седой от снега долине,

                        Я прорасту травинкою сквозь черный камень скалы,

                        Я вспыхну одинокой звездою в небе пустынно-бескрайнем,

                        Чтоб пребывать вовеки Духом свободным и вездесущим,

                        Безгранично дерзким в своем бесконечном смирении

                        И бесконечно смиренным в своей безгрничной дерзости.

 

            — Но без разделения невозможно познание.

            — Ты прав: познание всегда разъединяет. Соединяет и сохраняет только Любовь. Поэтому познание мира без Любви есть его разрушение. Но можешь ли разрушить то, что воссоздать не в силах? Не уподобляешься ли безумцу, поджигающему собственный дом, чтоб растопить свое замерзшее сердце? Согрей свое сердце Любовью — и наполнится теплом и светом дом твой.

 

                        Я выбираю между Истиной и ложью,

                        Я выбираю между ненавистью и Любовью,

                        Я выбираю между Светом и тьмою.

 

                        И если я не служу Истине, то я служу лжи,

                        И если я не пребываю в Любви, то я пребываю в ненависти,

                        И если я не возношусь к Свету, то я падаю во тьму.

 

                        Но нельзя познать Истину, прежде не познав ложь,

                        Но нельзя научиться Любви, прежде не научившись ненависти,

                        Но нельзя вознестись в Свет, прежде не погрузившись во тьму.

 

                        Ибо ложь есть отсутствие Истины,

                        Ибо ненависть есть отсутствие Любви,

                        Ибо тьма есть отсутствие Света.

 

                        И не я выбираю Истину — Истина выбирает меня,

                        И не я выбираю Любовь — Любовь выбирает меня,

                        И не я выбираю Свет — Свет выбирает меня.

 

                        Истина есть Любовь. Любовь есть Свет. Свет есть Истина.

 

 

                                                                             48

 

            — Как избавиться от недостатков?

            — Верни их своему Создателю. Все в этом мире принадлежит Ему — каждое твое чувство, каждая твоя мысль. Взамен ты получишь лекарство от гордыни — самого тяжкого недуга, которым поражено все человечество.

            — И что же это за лекарство?

            — Уничижение человеческого ради Божественного.Это горькое, но спасительное средство, если принять его с должным смирением.

 

                                                           Зерно умирает в колосе,

                                                           Колос умирает в хлебе,

                                                           Хлеб умирает в теле,

                                                           Тело умирает в Духе,

                                                           Дух умирает в теле,

                                                           Чтоб пребывать вечно.

 

            Человек, тщетно пытаясь сохранить человеческое, отрекается от Божественного и в результате теряет все. Наши недостатки — это кокон, скорлупа, защищающая нашу уязвимую сущность от разрушения. Но мы ощущаем их частью себя, поэтому расставание с ними так болезненно.

 

                        Будь благословенна во веки веков, о возлюбленная Мать Тьма

                        За Твою великую жертву, принесенную во имя Меня,

                        Позволившую Мне узреть сияние далеких звезд,

                        Священных знаков, начертанных на теле Отца Создателя,

                        И прочесть по ним сокровенную тайну мироздания,

                        Доверенную Им из всех Его творений Мне одному.

                        Прости Меня за Мое забвение, за Мое отречение от Тебя

                        И позволь со слезами благодарности припасть к Твоим стопам.

                        Ты спросишь: "Что это за тайна?". И в ответ скажу:

                        "Я — звезда, упавшая на Землю и ставшая прахом земным,

                        Но мой дом на небе среди звезд и к ним мое возвращение".

 

                                                                                 

                                                                            49

 

            — В чем причина боли?

            — В отсутствии любви.

            — Чем это лечится?

            — Еще большей болью.

            — Чему учит боль?

            — Прощению и состраданию.

            — Что она дает?

            — Глубину и силу, если примешь. Страх и опустошенность, если отвергнешь. Отвергая боль, отвергаешь любовь. Боль может выжечь, испепелить сердце, а может переплавить его в философский камень любви.

            — Что способно переплавить боль в любовь?

            — Смирение.

            — Может ли любовь стать болью?

            — Любовь может вместить любую боль. Это спасительная боль, исцеляющая, не разрушительная.

            — В чем любовь черпает силу?

            — В терпении.

            — Что движет любовью?

            — Над ней ничто не властно. Он сама движет миром. Любовь — неиссякаемый источник, вечный атом жизни, ее первопричина, сокровенный смысл и высший закон.

 

                                   Ты думаешь, что ты нуждаешься в радости?

                                   Нет. Ты нуждаешься в Любви.

                                   Ты думаешь, что ты нуждаешься в силе?

                                   Нет. Ты нуждаешься в Любви.

                                   Ты думаешь, что ты нуждаешься в мудрости?

                                   Нет. Ты нуждаешься в Любви.

                                   Ты думаешь, что ты нуждаешься в покое?

                                   Нет. Ты нуждаешься в Любви.

                                   Ты думаешь, что ты нуждаешься в вечности?

                                   Нет. Ты нуждаешься в Любви.

                                   Ибо Любовь наполняет радостью.

                                   Ибо Любовь дает силу.

                                   Ибо Любовь наделяет мудростью.

                                   Ибо Любовь дарует покой.

                                   Ибо Любовь переносит в вечность.

 

 

                                                                             50

 

            — Как завоевать этот мир?

            — Зачем завоевывать то, что принадлежит тебе по праву рождения? Этот мир вручен тебе как волшебный дар. Ты — его властелин и хранитель и волен делать с ним все, что пожелаешь.

            Ты можешь превратить его в царство радости и свободы, а можешь — в юдоль печали и слез. Ты можешь сделать его цветущим садом, наполненным птичьими голосами, или шумным, многолюдным базаром, заброшенным кладбищем или военным полигоном, театром теней или мрачной тюрьмой. Ты можешь найти в нем настоящих друзей или достойных врагов, а можешь выбрать гордое и унылое одиночество.

            Он весь — в твоей власти. Но пользуясь своей безграничной властью, помни о главном: этот мир, доверенный тебе как бесценное сокровище, — живой и разумный, каждой своей клеткой, каждой молекулой. Он до самых краев наполнен тобой. Он чувствует и понимает тебя, мгновенно откликаясь на любое твое действие, слово, побуждение.

            Прикасаясь к нему, ты прикасаешься к Богу. Восхищаясь им, ты восхищаешься Его творением. Преображая его, ты преображаешься сам. Он — твое вечное зеркало, отражающее все грани твоей души, все тайники твоего сознания.

 

                                               Мое сердце — храм Всевышнего,

                                               Мои мысли — камни Мироздания.

                                               Я вдыхаю в себя всю Вселенную,

                                               Выдыхаю Звезды и Галактики.

                                               Мои корни оплетают Землю,

                                               Моя крона подпирает Небо,

                                               Мои ветви обнимают Солнце,

                                               Мои листья улетают в Вечность,

                                               Мои плоды даруют Бессмертие.

                                               Я есмь семя Жизни.

                                               Я есмь Человек.

 

                                  

                                                                             51

                                                                         

            — Как научиться летать?

            — Вспомни о том, что ты птица — и ответ тебе подскажут твои крылья.

            — Но я не птица, и у меня нет крыльев.

            — Тогда призови ветер.

            — Зачем?

            — При сильном порыве ветра даже пустой мешок способен взлететь к самым облакам.

            — Я вовсе не хочу становиться пустым мешком.

            — Тогда тебе придется взобраться на вершину горы, чтобы…

            — Броситься вниз?

            — Чтобы подняться вверх.

            — Но почему нужно взбираться на гору?

            — Быть может, долгий и трудный путь наверх заставит тебя избавиться от ненужного груза и вернет тебе память. Перед лицом смерти все возможно: а вдруг ты все-таки птица.

            — А если нет? Ведь можно и не взлететь.

            — Можно, если ты окажешься чересчур тяжелым.

            — И что тогда?

            — Тогда ты упадешь к подножию горы, если только…

            — Если только что ?..

            — Если только не решишь стать пустым мешком, чтобы замедлить падение.

            — Ты думаешь, стоит рискнуть?

            — А как же иначе узнать, кто ты на самом деле: птица, разучившаяся летать, или мешок, набитый мусором?

 

                                   Я неудачлив не потому, что я глуп,

                                   А потому, что я слишком разумен.

                                   Я беспомощен не потому, что я слаб,

                                   А потому, что я не знаю о своей силе.

                                   Я не умею летать не потому, что у меня нет крыльев,

                                   А потому, что мир, в котором я заперт,

                                   Слишком мал, чтоб я мог их расправить.

 

            Ты все еще хочешь научиться летать?

 

 

                                                                             52

 

            — Что есть ум?

            — Ум — это глупость, которой придали слишком большое значение; карлик, уверовавший в то, что он исполин; слуга, возомнивший себя хозяином дома. Ум — это один из способов постижения мира.

            — Есть и другие?

            — А ты сомневаешься?

            — Но этот — самый совершенный?

            — Самый примитивный из всех доступных человеку. Его притязания чрезмерно велики, а возможности чрезвычайно малы. Он опирается лишь на собственный опыт, и ему неподвластно то, что лежит за пределами слов, объяснений и доказательств.

            Ум не способен постичь хаос. Упорядочивая мир, он его разрушает. Ум не в силах принять и осознать, что мир, в котором ненавидят и презирают, осуждают и обманывают, убивают и умирают, может быть добрым, радостным и справедливым.

            Упрекая мир в жестокости и коварстве, он сам, терзаемый постоянным страхом, всегда первым защищается и первым нападает. Но пытаясь единовластно управлять всем и вся, непрестанно обманывая и обманываясь, он неизменно терпит поражение.

            — Какой путь постижения мира выбираешь ты?

            — Путь сердца. Оно не правит и не судит, не отвергает и не принуждает, не лжет и не обвиняет. Оно всегда выбирает любовь.

 

                                               Какая это боль — быть человеком!

                                               Какая это радость — быть Человеком!

                                               Только б на пути боли отыскать радость.

                                                Только б на пути радости не забыть о боли.

                                               Тогда, потеряв себя, ты обретешь Себя.

                                               Тогда твое невежество станет Мудростью.

                                               Тогда твой страх станет Силою.

                                               Тогда твое терпение станет Истиной.

                                               Тогда твое страдание станет Любовью.

 

 

                                                                          

 

                                                                     53

 

            — Как обрести счастье?

            — Отвергни все притязания ума.

 

                                   Счастье не удел потерявших,

                                   Счастье не удел ищущих,

                                   Счастье не удел отыскавших.                                         

                                   Счастье — удел свободных от потерь, поисков и обретений.

 

            — Ты не принимаешь ум в расчет?

            — Я использую его, но не позволяю ему использовать меня.

 

                                   Твой ум говорит тебе, что ты  принадлежишь времени,

                                   А Я говорю, что  время принадлежит тебе.

 

                                   Твой ум говорит тебе, что ты во власти судьбы,

                                   А Я говорю, что судьба в твоей власти.

 

                                   Твой ум говорит тебе, что ты служишь миру,

                                   А Я говорю, что мир служит тебе.

 

                                   Твой ум говорит тебе, что ты нуждаешься в любви,

                                   А Я говорю, что ты есть сама Любовь.

 

 

                                                                           54

 

            — Что самое ценное в этом мире?

            — Наши ошибки. За них мы платим самую высокую цену.

            — Но ради чего? Какова  награда?

            — Опыт. Это единственная награда. Именно неутолимая жажда опыта вновь и вновь возвращает нас в этот мир. Ведь не что иное, как опыт, позволяет человеку обрести духовную зрелость.

            — Что ты называешь духовной зрелостью?

            — Осознание себя Тем, Кто пребывает за пределами ума и тела.

            — Но весь опыт земной жизни человека не только не способствует этому осознанию, но всячески противится ему.

            — Верно: ведь чтобы действительно осознать, что такое свобода, нужно долгие годы провести в тюрьме.

 

                        Не ищи для себя, чтобы твои поиски не были напрасными.

                        Ищи в себе — и отыщешь.

                        Не ищи богатства — будь Богатством,

                        Не ищи радости — будь Радостью,

                        Не ищи мудрости — будь Мудростью,

                        Не ищи любви — будь Любовью,

                        Не ищи Бога — будь Богом.

 

 

                                                                             55

 

            — Чему мне учиться у этого мира?

            — Важно не чему, важно — как. Всякий, встретившийся на твоем пути, готов стать твоим учителем, но каждый способен научить лишь тому, чем является он сам.

 

                        Лучше учиться у алчного алчности, а у слабого — слабости,

                        Чем у скупого — щедрости, а у робкого — смелости.

 

            Ты вовлекаешься в обучение в тот миг, когда твое внимание сосредоточивается на том, кого ты вольно или невольно избрал своим учителем. Слишком пристально вглядываясь в самые худшие свойства человеческой натуры, ты рискуешь привлечь их в свой собственный мир. Поэтому переводи свой  взгляд на то лучшее, чего желаешь и ищешь для себя, и позабудь об остальном.

            Но, остановив свой выбор на успехе и процветании, не пытайся, уподобившись большинству, всеми правдами и неправдами попасть на чужой праздник. Не соглашайся на роль вечного гостя, захваченного чужой радостью и плененного чужой удачей. Устрой свой собственный праздник, наполнив его твоим сиянием и твоим весельем. Пусть он не будет похож ни на чей другой, излучая свет твоего солнца и блеск твоих звезд.

 

                        Перенимая чужие привычки и поглощая чужие знания,

                        Запоминая чужие даты и заучивая чужие формулы,

                        Слушая чужие истории и переживая чужие драмы,

                        Читая чужие книги и распевая чужие песни,

                        Примеряя чужие одежды и повторяя чужие мысли,

                        Бормоча чужие молитвы и провозглашая чужие истины,

                        Мы проживаем чужие жизни и умираем чужою смертью.

 

 

                                                                            56

 

            — Если Создатель наделил нас свободной волей, то отчего судьба каждого так предсказуема?

            — Проявляя свое отношение к миру и определяя свое положение в нем, человек выбирает свой жизненный путь. Обладая подлинным видением, действительно нетрудно предсказать его судьбу и увидеть конец этого пути.

            Но у каждого всегда есть шанс перестать быть предсказуемым: стоит лишь, отказавшись от своего первоначального выбора, изменить свое отношение к происходящему и к самому себе. Если изменение будет подлинным, то человек может переместиться на другую линию жизни, ведущую его к другим обстоятельствам, а значит, обрести другую судьбу, определяемую его новым выбором.

            Если тебе вдруг вздумается подбросить высоко вверх чугунное ядро, чтобы узнать, что из этого выйдет, велика вероятность того, что оно разможжит тебе голову. Но ты можешь надеть шлем — и тогда вероятность заметно уменьшится. А можешь укрыться щитом или просто отскочить в сторону. В этом случае тебе наверняка удастся избежать опасности, но при условии, что щит окажется достаточно крепким, чтобы защитить тебя, а ты — достаточно проворным, чтобы успеть увернуться. Ты можешь вообще сменить ядро, скажем, на глиняный горшок — и отделаться обычной шишкой.

            А еще ты можешь, проявив должное благоразумие, отказаться от этой безумной затеи и занять свое любопытство чем-то менее опасным и более полезным — и тогда ты, возможно, даже сумеешь извлечь из этого выгоду, причем, не только для себя, но и для всех, в ком отыщешь поддержку.

 

                                    Даже Бог не властен заставить меня плакать,

                                    Когда жизнь отняла у меня все,

                                   Равно как Он не властен запретить мне смеяться,

                                   Когда смерть дышит мне в лицо.

                                   Я свободна в своих чувствах —

                                   И этого не изменить никому.

 

 

                                                                            57

 

            — Как стать недоступным для зла?

            — Не вступай с ним в борьбу, но и не беги от него. Признай его право на существование. Любое зло привлекаешь в свою жизнь ты сам, сознательно или неосознанно: жертва всегда находит своего палача.

            Поднимись над ним, чтобы увидеть сверху простую, но отрицаемую разумом истину: все человеческие пороки имеют такое же божественное происхождение, что и добродетели. Не отрекайся от них. Даже самые худшие из них — священны. Перестань сопротивляться им и отвергать их — и они сами исчезнут из твоей жизни.

            Позволь себе быть злым и безжалостным — и тогда ты сможешь стать по-настоящему добрым и сострадательным.

            — Ты хочешь, чтобы я стал доступным для зла?

            — Я хочу, чтобы ты стал доступным для добра. И то и другое приходит к нам в человечьем обличье. И если тебе недостает сил, благословив святой союз добра и зла, принять с равным смирением обе стороны человеческой натуры, держись от ближнего своего на таком расстоянии, когда его пороки еще два различимы, а добродетели уже хорошо заметны. Но как ты убережешься от самого себя?

 

                                   Мы лжем и при этом говорим об искренности,

                                   Мы судим и при этом молим о прощении,

                                   Мы ропщем и при этом твердим о смирении,

                                   Мы предаем и при этом клянемся в верности,

                                   Мы ненавидим и при этом признаемся в любви,

                                   Мы убиваем и при этом рассуждаем о милосердии,

                                   Мы богохульствуем и при этом взываем к Богу.

                                   Мы отказались от своих истинных чувств —

                                                                                              мы заменили их словами.

 

 

                                                                             58

 

            — Что значит "служить Всевышнему"?

            — Быть Его глазами, Его слухом, Его ладонями, а это значит, быть осознанным и осознающим, подключенным к миру и измеряющим вечность не веками, а мгновениями.

            — Часть неотделима от Целого. Глаза и уши неотделимы от их Обладателя. Ты призываешь меня стать Богом, а я мыслю и чувствую как человек, ощущая себя слабым и ничтожным.

            — Это твой собственный выбор, но кто может запретить тебе отказаться от него? Уничижая себя, ты уничижаешь в себе Бога. Лишая себя права быть Богом, ты лишаешь Его права проявиться через тебя.

            Нельзя перестать быть слабым и ничтожным, пока не осознаешь себя великим, ибо кем ты осознаешь себя, тем ты и становишься, распространяя свое самоосознание на весь мир. Измени свое представление о себе — и изменится твое представление о мире, мир изменится вместе с тобой. Начни мыслить и чувствовать как Бог — и станешь Богом, ибо быть Богом — это быть Самим Собой, Тем, Кто Ты есть на самом деле.

 

                        Не уходи от Себя слишком далеко и слишком надолго,

                        Ибо ты заблудишься и не найдешь дороги домой,

                        Или дверь твоего сердца захлопнется за тобой навек,

                        Или твоя душа умрет от горя в разлуке с тобой,

                        Или ты сам умрешь от тоски в разлуке со своей душой.

 

 

                                                                             59

 

            — Кто я?

            — Бог, спустившийся на Землю.

            — Для чего?

            — Чтобы совершать ошибки.

            — Зачем?

            — Чтобы на них учиться.

            — Чему?

            — Прощению, состраданию, любви.

            — К кому?

            — К самому себе.

            — А кто есть ты?

 

                                               — Я есмь разделение и Единство,

                                               Капля и Океан, отразившийся в капле,

                                               Тьма и Свет, притворившийся тьмою,

                                               Тело и Дух, воплотившийся в теле.

                                               Я есмь человек, забывший, что он Бог.

 

                                                                                 

                                                                            60

 

            — Как избавиться от страданий?

            — Вернее было бы спросить: "Как перестать страдать?". Но прежде ответь мне, почему каждое нежелательное для тебя событие ты используешь как повод для страданий? Попробуй хотя бы раз отнестись к случившемуся непривычным для тебя образом — и ты обнаружишь, что источник страданий вовсе не там. Он — внутри тебя самого, в твоем собственном сознании. Ты и есть источник, а значит, только тебе дано это изменить.

            Представь себе засохшее дерево. Один, глядя на него, сожалеет о плодах, которых ему больше не собрать. Другой прикидывает, сколько дров из него можно нарубить.Третий выбирает взглядом сук покрепче, чтоб на нем повеситься. Четвертый проходит мимо, даже не заметив его молчаливого присутствия. А пятый, пораженный в самое сердце печальным зрелищем, решается вдохнуть жизнь в мертвую древесину: он вырезает из сухого ствола волшебную скрипку, наделив ее способностью воскрешать умерших.

            В тяжелый час испытаний будь тих, смиренен и сосредоточен. Не отказывайся от своих страданий, позволь им воплотиться во что-то живое и настоящее. Пусть разрушительный огонь боли, пылающий в твоей душе, станет созидающим огнем вдохновения.

 

                                   Вглядись в ту тьму, что ты называешь злом,

                                   Не суди, не противься, не порицай:

                                   Стань этой тьмою, стань этим злом —

                                   И ты узнаешь страх, узнаешь боль.

                                    Не отвергай, не отрекайся, не беги:

                                   Стань этим страхом, стань этой болью —

                                   И ты узнаешь Свет, узнаешь Любовь.

                                   Не избегай, не прячься, не отводи глаз:

                                   Стань этим Светом, стань Любовью —

                                   И ты узнаешь, что нет ни страха, ни боли,

                                   Что тьма есть Свет, который ты порицаешь,

                                   Что зло есть Любовь, которую ты отвергаешь.

                                                                             61

 

            — В чем моя слабость?

            — В покорности.

            — В чем моя сила?

            — В смирении.

            — В чем моя глупость?

            — В умствовании.

            — В чем моя мудрость?

            — В безмолвии.

            — В чем моя ошибка?

            — В привязанности.

            — В чем мое преимущество?

            — В терпении.

            — В чем мое поражение?

            — В гневе.

            — В чем моя победа?

            — В прощении.

            — В чем моя истина?

            — В опыте.

            — В чем мое заблуждение?

            — В осуждении.

            — В чем моя печаль?

            — В неведении.

            — В чем моя радость?

            — В обмане.

            — В чем мое наказание?

            — В страхе.

            — В чем мое испытание?

            — В одиночестве.

            — В чем мое спасение?

            — В прозрении.

            — В чем моя любовь?

            — В сострадании.

            — В чем моя цель?

            — В свободе.

            — В чем мой шанс?

            — В осознанности.

 

                                   Если славят кого-то, это значит, славят тебя,

                                   Если распинают кого-то, это значит, распинают тебя,

                                   Если погребают кого-то, это значит, погребают тебя.

 

 

                                                                            62

 

            — Как мне узнать пределы моего "я"?

            — Каждый сам устанавливает свои пределы. Для подавляющего большинства они ограничены материальным миром физических тел, живущих под диктаторским надзором вездесущего разума. Человек отказался от своего священного права нарушить эти им же установленные границы. Они стали непреодолимой преградой между его бессмертной душой и Вечностью.

            Добровольно заточив себя в этом пожизненном плену, он заплатил собственной свободой за свою призрачную безопасность вечного узника. Вход в его темницу всегда открыт — и лишь страх не позволяет ему выйти наружу в распахнутую настежь дверь.

            — Что же страшит его?

            — Свобода. Возможность, разрушив все мыслимые и немыслимые границы, стать беспредельным, слившись с самой  Вечностью.

           

                                               Ты сам препятствие на пути к Себе,

                                               Ты сам есть путь к Самому Себе.

                                               Разве есть что-то, кроме Тебя Самого?

                                               Только ты сам.

 

 

                                                                     63

 

            — Как мне жить, Учитель? По каким правилам?

            — Уподобься воде. Вода не признает никаких догм, не подчиняется никаким правилам. Она не имеет принципов и убеждений. Она свободна от любых условностей и обязательств. Над ней не властны ни проклятья, ни угрозы. Она не греховна и не праведна, не добра и не зла, не лжива и не правдива. Она не нуждается ни в вере, ни в покаянии, ни в поклонении, ни в милости. Она текуча и с легкостью принимает любую форму, сохраняя при этом все присущие ей свойства.

            Под воздействием внешних условий она меняет свое состояние, превращаясь в пар или в лед, но сама ее суть всегда постоянна.Она безропотно служит каждому, не принижая себя и не возвеличивая. Она обходит любые препятствия, изливаясь мощным потоком или просачиваясь незаметными струйками, проникает всюду, пребывая в движении, даже когда неподвижна, испаряясь и исчезая в одном месте, чтобы появиться в другом.

            Для нее нет ни прошлого, ни будущего. Она умирает, замерзая, и оживает, оттаивая. В капле росы и в просторе океана она всегда остается собой: переменчивой и неизменной, разъединяемой и неразделимой, уничтожаемой и неуничтожимой, простой и загадочной, вечной, как сама жизнь.

 

                                               Будь прекрасным в своем безобразии,

                                               Будь радостным в своей печали,

                                               Будь богатым в своей бедности,

                                               Будь щедрым в своей скупости,

                                               Будь мудрым в своем невежестве,

                                               Будь великим в своем ничтожестве,

                                               Будь зрячим в своей слепоте —

                                               Это все, что ты можешь сделать

                                               С тем, что у тебя есть.

 

 

                                                                            64

 

            — Что ты думаешь о лжи, Учитель?

            — Ложь — это яд, который может стать лекарством. Она — лекарство, когда заставляет твой ум поверить в то, что он, и только он один, управляет твоей судьбой.

            — Но зачем надо обманывать мой ум?

            — А разве есть иной способ убедить в этом того тебя, который существует за пределами ума? Ведь то, что является ложью для ума, истина для духа. Ум — это только узенькая щелка, через которую можно лишь ощутить дыхание духа.

            — Значит ли это, что пока мой ум не уверует в собственное могущество, мне не удастся обрести власть над своей судьбой?

            — Это значит, что если, прибегнув ко лжи, ты не обретешь власть над своим умом, ты навсегда останешься во власти своей судьбы. Ведь рычаги управления судьбой — твои мысли о самом себе. Они создают твой образ, а значит — твою судьбу. Они возносят тебя до небес, щедро одаряя всем, что пожелаешь. И они же безжалостно бьют тебя оземь, отбирая даже то малое, чем ты владеешь.

            Они — твои покорные слуги, и они же твои жестокие палачи. Они обретут безграничную власть над другими, если ты заставишь их подчиняться тебе. И они же заставят тебя подчиняться другим, если ты не обретешь власть над ними.

            Так что может быть значительнее и значимее для тебя, чем твои собственные мысли? Каждая из них, однажды рожденная тобой, тотчас разносится по всей вселенной, чтобы, заполнив ее собой, остаться в ней навсегда. Наделенная силой воплощения, она когда-нибудь непременно становится реальностью. Реальностью твоей судьбы. И ничто не может этому помешать, ни ты сам, ни даже твоя смерть.       

 

                        Я знаю, ты не бросил меня, не покинул, не оставил:

                        Просто скрылся за кулисами во время представления,

                        Потому что в этой пьесе подошла к концу твоя роль.

                        Когда я тоже уйду со сцены под слезы, цветы и рукоплескания,

                        Мы непременно встретимся хотя бы на одно мгновение,          

                        Но уже в другом спектакле и с другими актерами.

 

 

                                                                             65

 

            — Почему этот мир устроен так, что человеку за все в нем приходится сражаться?

            — Это его собственный выбор, с которым мир всегда согласен, он принимает любые условия игры. Человеку же кажется, что, размахивая мечом, он способен влиять на ход событий. Но его извечное сражение с миром — это битва с самим собой. И она будет продолжаться до тех пор, пока он первый не сложит оружие.

            Ибо разве есть необходимость в том, чтобы сражаться с дождем или ветром? Не лучше ли насладиться драгоценными мгновениями, всецело отдавшись танцу ветра и доверившись музыке дождя? Человек жаждет завоевать мир огнем и мечом и не пытается покорить его любовью.

 

                        Мое сердце разрывается между страхом и любовью,

                        Между жестокостью и состраданием,

                        Между святостью и богохульством,

                        Вмещая в себя благословенную тьму и благословенный свет.

                        И только в этом священном единстве: Я — Бог, я — человек.

 

 

                                                                             66

 

            — Порой мне кажется, что то, что со мной происходит, уже когда-то было. Что ты об этом думаешь?

            — Так оно и есть. Прежде чем прожить эту жизнь здесь, на Земле, мы проживаем ее в ином, невидимом мире.

 

                                   Мы уже прожили набело свои истинные жизни,

                                   Отлюбили, отстрадали, отмолили свои грехи.

                                   Отболели наши обиды, отзвучали наши упреки,

                                   Одряхлели, отслужили и истлели наши тела.

                                   А ныне мы лишь призраки тех нас настоящих:

                                   Бродим потерянно среди собственных надгробий,

                                   Слышим только эхо умолкнувших голосов

                                   И видим только тени стершихся слов.

 

            Поэтому все, что должно было с тобой случиться, уже случилось. Ведь прежде чем шевельнуть пальцем, ты шевелишь им в своем сознании. Сигнал проходит по всему телу, и оно уже знает о том, что палец шевельнется. И палец об этом знает. Когда же он на самом деле шевелится, то считает, что сделал это сам. Он забывает, что был и остается частью целого: и мозгом, подавшим сигнал, и каждой клеткой тела, принявшей его.

            В этом мире пребывает меньшая часть тебя. Обретя цельность и целостность, ты перестанешь ощущать себя жертвой обстоятельств: пальцем, который могут сунуть в огонь или окунуть в мед. Боль чувствует не обожженный палец, а твое сознание, и сладость меда доступна только ему.

 

                                               Моя жизнь как прочитанная книга,

                                               Которую я сам когда-то написал,

                                               Окрыленный внезапным вдохновением,

                                               Снизошедшим на меня с небес.

                                               Почему же оно покинуло меня сейчас,

                                               Оставив лишь горечь разочарования?

                                               Почему я забыл все, что сам написал?

 

 

                                                                             67

 

            — Как избавиться от гнева?

            — А зачем от него избавляться? Если лев лишится своего гнева, то уже не сможет охотиться и сам станет легкой добычей для другого льва. Лев гневлив не по причине своей злобы, а потому, что таково свойство его натуры хищника. К чему пытаться это исправить? В его мире гнев — необходимость, он служит льву единственным средством выживания.

            Не стоит заблуждаться и насчет барана. Разве его заслуга в том,  что он робок, безропотен и покорен своей судьбе извечной жертвы? Его неспособность нападать и защищаться объясняется глупостью и трусливостью, а не великодушием и благородством  его натуры.

            Всегда помни об этом и во всем следуй  своей собственной природе, никоим образом не стараясь ее изменить. Не стремись стать смирным и послушным львом — эти качества больше присущи овечьей породе. Ведь даже чересчур брыкливый и задиристый баран все равно не обретет качеств льва  и не сделается охотником, он лишь скорее угодит на бойню. Не испытывай вины перед баранами за то, что ты лев и используй свой гнев по назначению, чтобы получить в этой жизни то, что принадлежит тебе по праву льва.

 

            Ты готов поверить даже в Бога, но только не в самого себя,

            Ты готов познать все тайны мироздания, но только не самого себя,

            Ты готов принять даже смерть, но только не самого себя,

            Ты готов полюбить даже своих врагов, но только не самого себя,

            Ты готов изменить весь мир, но только не самого себя.

 

 

                                                                             68

 

            — Какова мера значимости одного человека для всего мира?

            — Эту меру определяешь ты сам своей готовностью открыться миру, ощущая себя не его порождением и даже не его частью, а им самим. Ведь разве боль в сердце не оплакивает все тело, заставляя глаза ронять слезы, горло — сжиматься, а руки — посыпать голову пеплом?

            Так по каждому уходящему скорбит весь мир, но и весь мир приветствует каждого входящего в него. Один отчаявшийся становится отчаянием для многих, отбирая у них надежду. Но и один пробудившийся сердцем будит тысячи спящих,  делая свое достижение достоянием всех.

                                                                                                                                                                                                                                                                                            

            Я плачу, и весь мир безутешно плачет со мной горькими слезами дождя.

            Я смеюсь, и весь мир, ликуя, вторит мне смеющимися голосами птиц.

            Я отправляюсь в дальний путь, и мир, свернувшись клубком луны, катится за мною вслед.

            Я прощаюсь с навеки ушедшим другом, и весь мир отпевает его печальной музыкой ветра.

            Я рождаюсь для нового дня, и весь мир приветствует меня огненными

                                                                                                                      всполохами восхода. 

                                  

                                  

                                                                             69 

 

            — Как одержать победу над самим собой?

            — Перестать сражаться с миром.

            — Даже когда он нападает?

            — Ты видишь в зеркале мира лишь свое собственное отражение.

            — Иногда оно меня пугает.

            — Страх заставляет тебя нападать и отражать свои собственные удары. Но теперь ты знаешь, что этот страшный зверь —ты сам. Ты можешь сражаться с ним всю жизнь, но как одержать над ним победу, если каждый удар, нанесенный  ему тобой, станет твоею раной и отзовется болью в твоем собственном сердце?

            Не старайся превзойти самого себя в этой бесконечной и бессмысленной битве — сдайся на милость любви. Пусть победа достанется ей.

 

            Если ты недоволен собою, значит, тебе не хватает любви.

            Если не в силах кого-то простить, значит, тебе не хватает любви.

            Если судить продолжаешь кого-то, значит, тебе не хватает любви.

            Если мир тебе кажется несправеливым, значит, тебе не хватает любви.

            Если одержимо воюешь со злом, значит, тебе не хватает любви.

            Если тебе не хватает чего-то, значит, тебе не хватает любви.

 

 

                                                                            70

           

            — Какое из качеств лучшее в человеке?

            — Уязвимость. Она позволяет человеку оставаться ребенком, не защищаясь от мира, а находя в нем защиту от себя самого. Уязвимость — это готовность доверять миру, черпать в нем силу и поддержку, не строя вокруг себя непроницаемые и  непреодолимые крепостные стены, а распахивая свое сердце всякому, кто пожелает в него войти, и великодушно прощая несчастного, который, войдя, глумливо плюнет в него или в слепом неведении нанесет ему смертельную рану.        

 

                                   Лучше быть обворованным, чем обокрасть,

                                   Лучше быть оболганным, чем оболгать,

                                   Лучше быть проклятым, чем проклясть,

                                   Лучше быть распятым, чем распять.

 

 

                                                                             71 

 

            — Чему мне учиться, Учитель, чтобы обрести мудрость?

            — Научись смеяться и сострадать, каждый миг помня о смерти.

            Научись соглашаться с миром, не изменяя самому себе.

            Научись радоваться собственным неудачам и удачам других.

            Научись видеть себя в каждом из тех, кто тебя окружает.

            Научись любить, не обременяя своей любовью.

            Научись не быть в тягость себе самому.

            Научись быть господином, а не рабом своих желаний.

            Научись слушать и понимать свою и чужую боль.

            Научись не наказывать себя, чтобы избавиться от чувства вины.

            Научись жить так, словно от твоего личного успеха зависит успех всей вселенной.

            Научись не лгать самому себе,  даже если тебе лжет весь мир.

            Научись не жалеть о несодеянном и прощать себя за содеянное.

            Научись отличать маску от лица.

            Научись не чувствовать себя несчастным, даже если ты несчастен.

            Научись, не отрекаясь от прошлого, пребывать в настоящем.

            Научись не двигаться к цели, а быть ею.

 

                                   Самое худшее из того, что могло с тобой случиться,

                                   Уже случилось — ты пришел в этот мир.

                                   Но даже это ты можешь обернуть в свою пользу.

 

 

                                                                             72

 

            — Научи меня своей молитве, Учитель.

            — Молитве нельзя научить. Она приходит и уходит сама. И каждый раз она разная, как жизнь. Многократно повторять одну и ту же молитву — это все равно что пытаться прожить вновь и вновь уже безвозвратно ушедшее мгновение. Какой в этом смысл? Я прочту тебе молитву, рождающуюся во мне прямо сейчас:

 

                        Осторожному дай смелость, отважному дай испытание,

                        Слепому дай веру, зрячему дай знание,

                        Сильному дай славу, слабому дай унижение,

                        Счастливому дай удачу, несчастному дай утешение,

                        Богатому дай величие, бедному дай смирение,

                        Глупому дай надежду, мудрому дай терпение,

                        Праведнику дай награду, грешнику дай прощение,

                        Живущему дай память, умершему дай забвение.

                        И каждому, милостивый Боже, дай любви, сколько сможешь.

 

            Слушай собственное сердце — все молитвы исходят оттуда, но немногие из них можно облечь в слова.

 

 

                                                                             73

 

            — Во что ты веришь, Учитель?

            — Я обхожусь без веры. Вера и неверие схожи в одном — оба предлагают отказаться от собственного знания и довольствоваться чужим. Но можно ли испытать любовь, наблюдая за влюбленными или слушая их признания?

            — А если знание недоступно?

            — Лучше пребывать в радости или в печали собственного незнания, чем слепо верить в чужого Бога. Бог, как и любовь, всегда приходит к нам через распахнутую дверь нашего сердца.

 

            Важно не то, кем ты себя считаешь, а то, кто ты есть на самом деле.

            Важно не то, насколько ты добродетелен, а то, насколько ты счастлив.

            Важно не то, о чем ты говоришь, а то, о чем ты молчишь.

            Важно не то , во что ты веришь, а свободен ли ты от любого верования.

            Важно не то, кого ты любишь, а способен ли ты любить.

            Важно не то, что ты сумел приобрести, а то, от чего смог отказаться.

            Важно не то, когда тебя не станет, а то, когда ты станешь самим собой.

 

 

                                                                             74

 

            — Учитель, почему ты никогда не говоришь о своих корнях?

            — Я — дерево, растущее кроной вниз. Мои корни уходят в небесную твердь, оплетая звезды. Листья мои желтеют и облетают, превращаясь в прах и питая собою  Землю. Но Я ей не принадлежу, как не принадлежу Я ни народу, ни нации, ни роду, ни клану, ни семье, ни телу. Я пребываю за пределами слов, за пределами мыслей и чувств, за пределами времени.

            Катышек Земли не может быть Моим домом, Моей колыбелью. Она — юдоль Моих страданий, кладбище Моих умерших надежд и устремлений, в ней погребены тысячи Моих тел, тысячи Моих миров, тысячи Моих жизней.

            Горький итог каждой из них — разочарование. Оно — удел всякого уходящего: и того, кто достиг заветной цели и осуществил свои желания, и того, кто непоправимо обманулся в своих ожиданиях. Разочаровывает любой конец — и радостный, и печальный. Но Я его избегну: ведь Я не лист на ветви, чей недолгий срок отмерен — Я вечное древо Жизни, и корни Мои в Вечности.

 

                        Если ты уже родился и еще не умер,

                        Это вовсе не значит, что ты жив.

                        Если ты мыслишь как философ и чувствуешь как поэт,

                        Это вовсе не значит, что ты жив.

                        Если ты облекаешь свои мысли в слова, а чувства — в поступки,

                        Это вовсе не значит, что ты жив.

                        Если ты еженощно возносишь молитвы своему Богу,

                        Это вовсе не значит, что ты жив.

                        Если ты пребываешь в блаженстве или в отчаянии,

                        Это вовсе не значит, что ты жив.

                        Если ты сражаешься с целым миром за свое право на жизнь,

                        Это вовсе не значит, что ты жив.

                        Даже если ты погиб как герой и навеки остался в сердцах людей,

                        Это вовсе не значит, что ты жив.

 

 

                                                                           75

 

            — Почему в поступках людей так мало силы и так много жестокости?

            — Мышь была мастером боевых искусств, но слон не знал об этом и ненароком раздавил ее.

            Подлинная сила — это осознание всеобщего единства, а значит — высшая форма смирения. Она не имеет ничего общего с жестокостью, которая есть не что иное, как слабость, выдающая себя за силу.

            Жестокость — детище страха, сила — это сама любовь в действии. Ее проявление никогда не бывает слишком шумным и слишком явным. Сила приходит тихо, как появляется из-за горизонта огнедышащий дракон солнца, и незаметно, как касается твоего тела колышущаяся и сверкающая громада океана.

 

            Слабый нуждается в силе, чтобы покорить весь мир.

            Сильный нуждается в силе , чтобы освободить весь мир.

            Но мир не нуждается в силе и не подчиняется ей,

            Потому что, пущенная в ход, она всегда оборачивается жестокостью.

            Сила состоит в том, чтобы не применять силу.

 

 

                                                                            

                                                                     76

 

            — Чем покорность отличается от смирения?

            — Когда ты пренебрегаешь нищим и пресмыкаешься перед царем, подчиняясь силе, богатству и власти, — это покорность. Когда ты с нищим говоришь как с царем, а с царем — как с нищим, видя подобного себе и в том и в другом, — это смирение. Когда и в царе и в нищем ты видишь себя, а в себе самом — Бога, — это Любовь, высшая форма смирения.

 

                                   О вы, меня ненавидящие! Я вас люблю.

                                   О вы, на меня клевещущие! Я за вас молюсь.

                                   О вы, меня проклинающие! Я вас благословляю.

                                   О вы, меня распинающие! Я вас смиренно прощаю.

                                   Я привлекаю к себе все переполняющие вас злые чувства,

                                   Как привлекат яркий свет глупых, назойливых мошек.

 

                                                                                 

                                                                            77

 

            — В чем причина страданий?

            — В потребности судить, в стремлении осуждать.

            — Можно ли этого избежать?

            — Человек способен отказаться от этой привычки, только научившись любить и прощать даже тех, кто причинил ему зло.

            — Но это недоступно обычному человеку и находится за пределами его возможностей. 

            — А кто знает свои пределы и свои истинные возможности? Человек ограничивает их своими собственными представлениями о мире и о самом себе. Измени свои представления — и изменятся твои возможности.

            — Я всегда думал, что ограничение моих возможностей — это расплата за мои недостатки и прегрешения.

            — Ты расплачиваешься вовсе не за то, что совершил зло, обрушив свой гнев на ближнего, а за то, что, не сумев себя простить, поддался бесплодным сожалениям о содеянном тобой зле.

           

            О вы, добродетельные и добропорядочные! Не вам судить грешников,

                                                                                                          гонимых и отверженных.

            Они в своем путешествии осмелились зайти в такие неведомые дали,

            О каких не смел даже помыслить ни один праведник, благочестивый и

                                                                                                                                 богобоязненный.

            Получайте награду свою, ибо их греховность спасла ваши добродетели.

            Ты — настолько человек, насколько ты видишь себя в других.

            Ты — столько раз человек, сколько раз ты забывал себя ради других.

 

 

                                                                             78

 

            — Как  жить, чтобы избегнуть заблуждений и не совершать ошибок?

            — Зачем тогда вообще жить? Ведь прежде чем ощутить горечь ошибки и осознать ее непоправимость, необходимо ее совершить. А прежде чем утвердиться в истине, необходимо упорствовать в своем заблуждении.

            Лишь пережив боль предательства и позор поражения, пройдя через безнадежное отчаяние и стыд, испытав унижение и клокочущую ненависть, погрузившись в бездну разрушительных сомнений и страхов, поддавшись безумной злобе и безграничному тщеславию, уступив свирепой алчности и подлой корысти, переступив через гордость и обиды, вырвавшись из прочных силков праздности и невежества, можно обрести силу и свободу, научившись чувствовать и видеть, терпеть и прощать, сострадать и любить.

            Таков путь самопознания, исцеления и приятия себя со всеми своими ошибками и заблуждениями. Только сполна расплатившись за них, человек  способен со смирением и благодарностью принять и оценить великий дар жизни в каждом из ее бесчисленных проявлений.

 

            Мы всего лишь неразумные дети, потерявшие дорогу домой и                              заигравшиеся у реки жизни,

         Старающиеся строго соблюдать правила игры, придуманные нами же самими.

            Для одних — они в том, чтобы бездумно разбрасывать драгоценные

                                                                                                                           жемчужины ошибок,

            Для других — в том, чтобы их собирать, нанизывая на нить собственного бытия,

            Ведь именно из  этих жемчужин-ошибок сделаны четки мудрости,

                                                                                                          перебираемые рукой Судьбы.

 

 

                                                                            79

 

            — Как научиться преодолевать испытания?

 

                                   — Как научиться в ненависти находить любовь?                                                                                           В уродстве — красоту?

                                   В отчаянии — надежду?

                                   В страдании — силу?

                                   В одиночестве — мудрость?

                                   Как научиться катастрофу превращать в триумф?

                                   Кару — в награду?

                                   Возмездие — в воздаяние?

                                   Обрушившиеся на нас великие испытания —

                                    В даруемые нам судьбой величайшие возможности?   

 

     — Так как же?

 

     ––   Научился ли ты радоваться неудачам и праздновать поражения?

            Горячо приветствовать клевету и измену, предательство и ложь?

            Благодарить за хулу и проклятье, за ненависть и презрение?

            За все жестокие уроки, преподнесенные тебе безжалостной судьбой?

            Если да, то ты выдержал испытание и освободился от чар этого мира.

            И вся вселенная, готовая служить тебе, смиренно лежит у твоих ног.

           Если нет, то ты сам стал чьим-то тяжким испытанием,

            Вечным напоминанием о преходящем и невозможном,

            Как могильный камень на кладбище твоих несбывшихся надежд.

 

 

                                                                           80

 

            — Есть ли у тебя враги?

            — Могут ли быть враги у того, у кого весь мир — союзник? У человека всего лишь один враг — его собственное невежество.

 

                        Достаточно ли ты разумен, чтобы простить своих врагов?

                        Достаточно ли ты рассудителен, чтобы пожелать им блага?

                        Достаточно ли мудр, чтобы принять их как суровых учителей,

                        Посланных тебе всевидящими Небесами

                        В награду за твою разумность и рассудительность?

 

                                                                            81

 

            — Как достичь цели?

            — Имеющий цель обречен ее достичь. И чем она значительнее, тем осуществимее, ибо на большее — и больше сил дается. Довольствующийся же малым —  мало и получает. Вопрос не в достижении, а в провозглашении цели. Ведь каждое намерение, облекаясь в неугасимый пламень слова, остается в вечности, повторяясь несмолкающим эхом в гулких лабиринтах вселенной.

 

                        Почему ты зришь на мир глазами завоевателя, а не дарителя?

                        Глазами хлебопашца, а не глазами художника?

                        Глазами охотника, а не глазами зверя?

                        Глазами нищего, а не глазами царя?

                        Глазами судьи, а не глазами друга?

                        Сомкни хоть на миг незрячие глаза твоего ума

                        И взгляни на мир всевидящим оком души.

                        И ты узришь единство там, где зрил двойственность,

                        Беспредельность — там,  где зрил ограниченность,

                        Истину и красоту — там, где зрил пользу и выгоду,

                        Разумность и осознанность высшего закона —

                        Там, где зрил бессмысленную игру слепого случая.

 

 

                                                                             82

 

            — Как научиться прощать тех, кто не заслуживает прощения?

            — Что за необходимость в прощении, которое нуждается в заслугах? Истинное прощение не награда, не снисхождение, не милость, не благодеяние. Оно не выбирает достойных, ибо прощения достоин всякий, кто в нем нуждается.

            — Но ведь есть деяния, которые невозможно простить.

            — Эта невозможность заключена не в деянии, а в твоем собственном сердце. Совершая злодеяние, злодей жертвует собой, добровольно заражая себя вирусом зла, для того чтобы его индивидуальное сознание могло стать некой вакциной, которая, попав в коллективное сознание, способна заставить его выработать к этому злу стойкий иммунитет, избавив тем самым подавляющее большинство от необходимости им "переболеть".

            Таким образом, если речь идет о заслугах, то разве не заслуживает прощения тот, кто, послужив спасительной прививкой от массового зла, принял на себя и сокрушительный удар массового осуждения и укора?

 

            Заслуживает ли прощения ветер, опрокинувший тебя навзничь?

            Или колючий дождь, отхлеставший тебя наотмашь?

            Или огонь, обжегший тебя смертоносным поцелуем?

            Ты называешь проявление их силы слепой стихией.

            Но разве не та же Сила правит миром людей?

            И разве не ей одной покорно служат и злодей, и праведник?

 

 

                                                                             83

 

            — Что мешает мне изменить мою жизнь?

            — Страх. Страх перед неизвестностью. Проще мириться со знакомым злом: новое всегда требует новых решений, новых поступков, новых жертв и новых разочарований.

            — Но ведь расставаться приходится только с худшим: с неудачами, болью, одиночеством.

            — Перемены не судят и не выбирают, они всегда обрушиваются на нас как шквальный ветер, сметая на своем пути все: и хорошее, и плохое. А человеку так же тяжело расстаться со своими невзгодами, как со своей удачей. Он противится радости, как противился бы боли. И чем больше и глубже он страдает, тем труднее ему расстаться со своим страданием. Человек срастается с ним воедино, оно становится его сутью. Отказ от него бывает равносилен смерти. Образовавшуюся пустоту уже ничем не заполнишь, только новым страданием и новой болью.

            — Но почему?

            — Свет способен ослепить того, кто привык жить во мраке. Человеку еще только предстоит научиться впускать его в свой мир.

 

            Ты обещаешь подарить мне весь мир, но разве ты им владеешь?

            Холодная и пустая камера в мрачной тюрьме твоего сердца —

            Вот то единственное, что ты можешь мне предложить.

         Но такая же камера есть у меня самого, и я остаюсь в ней.

            Лучше уж нам быть узниками, чем тюремщиками друг для друга.

 

 

                                                                             84

 

            — Ты говоришь, что каждому воздастся по делам его. Но тогда почему такое великое множество злодеяний остается без наказания, а не меньшее число благодеяний не получает своей награды?

            — Посеянное добро, как и посеянное зло, всегда дает всходы, но не всегда время жатвы наступает в этой жизни.

            — Тогда какой в этом смысл? Разве такие уроки могут чему-то научить человека?

            — Ты прав: какой смысл в жизненных уроках, если смерть списывает все — и промахи, и достижения, не позволяя человеку увидеть плоды собственных деяний? Но эти уроки не для смертного, чей срок пребывания на Земле отмерен, а для бессмертной души, которая пребывает вечно, используя тела и проживая земные жизни. Как только ты, ощутив ее присутствие, перестанешь быть лишь ее вместилищем, а станешь ею самой, все эти уроки окажутся для тебя не напрасными.

 

            Кто я? Путник ли, одиноко бредущий по пустынной дороге?

            Дорога ли, бесконечной нитью бегущая вслед за мной?

            Или цель, манящая и ускользающая, зовущая меня в дорогу?

            Или Тот, кто шутя создал путника и отправил в дорогу, придумав цель?

 

 

                                                                             85

 

            — Как мне научиться мириться с несправедливостью?

            — Каждая несправедливость, пронзившая твое сердце, это настигшая тебя стрела, выпущенная тобой же когда-то в прошлом. Не пытайся выпустить ее вновь, стараясь восстановить попранную справедливость, ибо пешке, принесенной в жертву, неведомы замыслы мастера, передвигающего фигуры на шахматной доске, а значит — все тонкости и хитросплетения разыгрываемой им партии, тем более — ее исход.

            — Но я не желаю быть пешкой в чьей-то игре.

            — Тогда смотри на происходящее с позиции игрока, а не шахматной фигуры — и чья-то игра станет твоею игрой, с позиции автора, а не исполнителя — и чья-то пьеса станет твоею пьесой, с позиции Творца, а не творения — и весь этот мир станет твоим миром. Ты завоюешь право сам вести свою игру, сам придумывать свою пьесу и сам творить свой мир.

 

                                                Мне тесно в клетке рифмы,

                                               Мне тягостно в молекуле слова,

                                               Мне тяжко в атоме мысли,

                                               Мне душно в электроне чувства —

                                               Я дух, свободный и вездесущий.

                                               Но я загоняю себя в чувство,

                                               Но я запихиваю себя в мысль,

                                               Но я запираю себя в слово,

                                               Но я заковываю себя в рифму —

                                               И становлюсь человеком,

                                               Вечным пленником этого мира,

                                               Разумным, рассудительным, рассудочным.

 

 

                                                                             86

 

            — За что ты готов заплатить самую высокую цену?

            — За возможность познать самого себя в каждом проживаемом мною мгновении, наполненном болью или радостью, гневом или любовью, восторгом или отчаянием.

            — И какова же это цена?

            — Вся жизнь, отмеренная мне моим Создателем.

 

                        Я узнаю себя в камне, падающем в бездонную пропасть,

                        Я узнаю себя в дереве, сожженном ударом молнии,

                        Я узнаю себя в птице, подстреленной метким охотником,

                        Я узнаю себя в лани, растерзанной голодными львами,

                        Я узнаю себя в воине, павшем на поле брани,

                        Я узнаю себя в Силе, кидающей камень в пропасть,

                                                           посылающей молнию в дерево,

                                                          направляющей руку охотника,

                                                          наделяющей яростью львов,

                                                          убивающей отважного воина.

                                                                                      

 

                                                                      87

 

            — Как мне научиться терпимости?

            — Ты хочешь знать, как мириться с чужими недостатками? Прежде примирись с собственными. Графит превращается в алмаз лишь под давлением невероятной силы.

            Терпимость — не защитное свойство ума, утомившегося от переизбытка впечатлений, а результат напряженных усилий сердца, могущего сострадать даже тем, кто по мнению толпы заслуживает лишь осуждения. Терпимость — качество зрелой души, выстрадавшей способность прощать и смирившейся с собственным несовершенством.

            — Выходит, моя беда в том, что мне нелегко оправдать человека в его злодеяниях?

            — Твоя беда в том, что ты реагируешь не на человека, а на свое собственное представление  о нем: сам он тебе недоступен. Человек вовсе не совокупность слов и деяний. Ведь подчас он сам не ведает, что творит, будучи не в силах справиться со своими помыслами и побуждениями. Слова и поступки его чаще бывают продиктованы страхом и суеверием, а не любовью и пониманием.

 

                                               Не суди о человеке по делам его,

                                               Не суди о нем по словам его,

                                               Не суди по своим мыслям о нем,

                                               Не суди по своим чувствам о нем.

                                               Не суди его. Не суди…

                                               Судит разум, судит рассудок.

                                               Могут лгать дела,

                                               Могут лгать слова,

                                               Могут мысли лгать,

                                               Могут чувства лгать —

                                               И лишь сердцу ведома Истина.

                                               А она за пределами дел,

                                               А она за пределами слов,

                                               А она за пределами мыслей,

                                               А она за пределами чувств.

                                               Эта Истина и есть человек.

 

                                                                                 

                                                                             88

 

            — Как мне побороть все свои страхи?

            — Может ли один воин победить целое войско? Одержи победу над главнокомандующим — и вся армия сдастся на милость победителя. Брось вызов своему главному страху.

            — Как я найду его и как узнаю?

            — Он сам тебя найдет и первым вступит в сражение.

            — И что мне тогда делать — защищаться или нападать?

            — Ни то и ни другое. Умение сражаться — это не только наука уничтожить противника ценой собственной жизни, но и величайшее искусство, избежав бессмысленного кровопролития, остаться в живых и при этом добиться своего.

            Не вступай с врагом в открытый бой, если ваши силы неравны. Примени военную хитрость — заключи с ним перемирие, чтобы беспрепятственно проникнуть во вражеский стан. На своей территории, в мирной обстановке он не так страшен и опасен, как на поле брани.

            Если тебе удастся склонить его на свою сторону и расположить к себе, вместо непобедимого и опасного врага ты обретешь могущественного союзника. Твой страх станет твоей силой.

 

                        Я не страшусь слабости, ибо Я Есмь Сила.

                        Я не страшусь бедности, ибо Я Есмь Богатство.

                        Я не страшусь лжи и обмана, ибо Я Есмь Истина.

                        Я не страшусь страдания, ибо Я Есмь Терпение.

                        Я не страшусь искушения, ибо Я Есмь Смирение.         

                        Я не страшусь предательства, ибо Я Есмь Прощение.

                       Я не страшусь поражения, ибо Я Есмь Победа.

                        Я не страшусь тьмы, ибо Я Есмь Свет.

                        Я не страшусь смерти, ибо Я Есмь Вечная Жизнь.

 

 

                                                                            89

 

            — Что приближает нас к Богу и что отдаляет нас от Него?

            — Наше вечное стремление к совершенству: оно озаряет нас светом истины, но и оно же погружает нас во тьму иллюзий и заблуждений. В своем стремлении к совершенству мы без колебаний отрекаемся от всего несовершенного, забывая о том, что именно оно служит вечным источником жизни, заставляя нас двигаться вперед.

            Совершенство же подобно смерти: являя собой достижение предела, оно отрицает саму возможность дальнейших изменений, а значит — всякое развитие.

 

                        О мое извечное стремление к совершенству!

                        Ты позволяешь мне восхищаться преходящей красою мира.

                        О мое извечное стремление к совершенству!

                        Ты заставляешь меня презирать убожество мирской суеты.

                        О мое извечное стремление к совершенству!

                        Ты превозносишь добродетель и ниспровергаешь порок.

                        О мое извечное стремление к совершенству!

                        Ты пробуждаешь во мне самые светлые  и самые темные чувства.

                        Так кем же ты порождено: Дьяволом или Богом?

 

 

                                                                             90

 

            — Что ты думаешь о силе, Учитель?

            — Обычно то, что кажется нам проявлением силы, в действительности является попыткой скрыть свое ущемленное самолюбие и доказать собственную значимость. Сила не нуждается в демонстрации своего превосходства, она проявляет себя тем тише и незаметнее, чем большими возможностями наделен тот, кто ею обладает, ибо она дает право не на самоутверждение и самовозвеличивание, а на смиренное служение и помощь другим.

            Истинная сила — это сама любовь в действии, а место ее обитания — то сердце, которое она избирает. Сила, приходящая из другого источника, подобна воде из сточной канавы: ее можно подвергнуть всевозможным способам очистки и пищевой обработки, превратив в изысканный, дорогостоящий напиток, но по своим качествам она никогда не сравнится с обыкновенной родниковой водой.

            — Как следует ею распоряжаться?

            — Силой нельзя повелевать, ей нельзя подчиняться. Ты не можешь быть ни ее рабом, ни ее господином. Она не терпит неравноправного союза. Чтобы выстоять и уцелеть под ее напором, тебе придется, отказавшись от себя прежнего, стать ею самой.

 

                                   Сила без сострадания есть жестокость.

                                   Гордость без смирения есть тщеславие.

                                   Бесстрашие без осмотрительности есть безрассудство.

                                   Вера без знания есть фанатизм.

                                   Мудрость без любви есть рассудочность.

                                   Но Любовь сама дарует мудрость.

                                   И сама вселяет веру.

                                   И сама наделяет бесстрашием.

                                   И она не нуждается в гордости. 

                                   Ибо Любовь сама есть Сила.

 

 

                                                                             91

 

            — Почему  духовным исканиям люди предпочитают бессмысленную земную суету?

            — Это и есть начало их поисков. Можно ли довольствоваться истиной, почерпнутой не из самой жизни, а из книг? И разве не из земной грязи вырастает пышный розовый куст? Духовные добродетели — это не что иное, как пороки, преобразовавшиеся до неузнаваемости в тигле человеческого сердца, раскаленного священным огнем всесильной божественной любви.

 

                                               Сотвори из мгновения вечность,

                                               Из невежества сотвори мудрость,

                                               Из злобы — прощение,

                                               Из презрения — сострадание,

                                               А страх переплавь в силу.

                                               Как? Да просто добавь Любовь.

 

 

                                                                             92

 

            — Известен ли тебе рецепт счастья?

            — Мой рецепт прост. Научись радоваться тому, что имеешь, чтобы судьбе захотелось дать тебе больше. Будь благодарен ей за все испытания, выпавшие на твою долю, ибо без даруемых ими скорби и печали тебе никогда не обрести силы, мудрости и глубины, а твоей жизни — яркости, смысла и надежды. Сделай счастливым хотя бы одного человека и забудь об этом, прежде чем тебя переполнит чувство гордости за содеянное.

 

                        В своем страдании и в своем невежестве

                        Я противостою коварству и жестокости этого мира.

                        В своем смирении и в своем раскаянии

                        Я принадлежу изменчивости и непредсказуемости этого мира.

                        В своем могуществе и в своей мудрости

                        Я пользуюсь величием и щедростью этого мира.

                        В своей любви и в своей благодарности

                        Я вмещаю всю безграничную силу и изобилие обоих миров.

 

 

                                                                             93

 

            — Почему жизнь людей так тускла, бесцветна и уныла?

            — Когда-то дерзкие, бесстрашные и могущественные боги, обладавшие сокровенным знанием, обитали на этой планете, по праву считая ее своим домом. Они жили чувствами, а не холодным рассудком, почитая и благословляя землю, по которой ступали, и устремляя свои взоры к далекому, но доступному им небу; они знали о своем бессмертии и свято верили в свое предназначение.

            Они сражались с безудержной страстью и отрешенностью истинных воинов, совершали великие ошибки и великие подвиги, яростно любили и яростно ненавидели, бросали вызов судьбе с азартом отчаянных игроков и творили невероятные чудеса, стараясь во всем превзойти самих себя.

            Их слова были наполнены магической силой, воплощающей их в реальность. Их любовь была всепоглощающа и самоотверженна, а ненависть — беспредельна и устрашающе разрушительна.

            За всеми их помыслами и поступками скрывалась безмолвная тайна. Но они покинули этот мир, унеся свою тайну с собой… И кем без нее стали мы, их потомки? Во что выродились в нас их, некогда божественные чувства?

            Ярость сделалась недовольным брюзжанием, неистовство — злобным сарказмом, одержимость — глупым упрямством, достоинство — чванливым высокомерием. Измельчали и поблекли не только чувства.

            Даже мрачные демоны, которым следовало бы внушать нам ужас, больше смахивают на назойливых комаров, а легкокрылые ангелы, призванные хранить нас от зла, — на воздушных розовых слонов. Наши сражения — это мелочные склоки и словесные перепалки, любовь и ненависть — жалкая игра амбиций и самолюбий, а творимые чудеса — откровенное шарлатанство.

 

                                   Мир, что тебя окружает, — великая тайна,

                                   И часть этой тайны — ты.

                                   Без тайны любовь всего лишь влечение тел,

                                   Без тайны мечта всего лишь пустые грезы,

                                   Без тайны жизнь всего лишь биологический процесс,

                                   Без тайны смерть всего лишь могильная тьма,

                                   Без тайны космос всего лишь скопленье планет,

                                   Без тайны человек всего лишь разумный организм,

                                   Без тайны Бог всего лишь неумолимый закон.

 

 

                                                                            

                                                                       94

 

            — Как избавиться от иллюзий?

            — Избавляясь от прежних иллюзий, человек всегда обзаводится новыми. Иллюзорен любой взгляд на мир, ибо мир таков, каким ты его видишь. И в этом его волшебство и величайшая загадка. Поэтому чтобы лишиться иллюзий, необходимо смотреть на мир не глазами разделения, а оком единства, видя во всем единую волю и единый замысел.

            В этой воле нет места неправде, неправоте и несправедливости. И если тебе удастся хотя б на миг ощутить присутствие этой Воли, ты уже никогда не будешь прежним. Ты вмиг утратишь все иллюзии, потому что отныне Его Замысел станет твоим замыслом, а Его Воля — твоей волей.

 

                        Твоя вера и твое неверие — заблуждение твое.

                        Твое доверие и твое недоверие — заблуждение твое.

                        Твое ведение и твое неведение — заблуждение твое.

                        Твое умение и твое неумение — заблуждение твое.

                        Твое везение и твое невезение — заблуждение твое.

                        Твое унижение и твое возвышение — заблуждение твое.

                        Твоя победа и твое поражение — заблуждение твое.

                        Твое восхищение и твое презрение — заблуждение твое.

                        Твое возмездие и твое воздаяние — заблуждение твое.

                        Твое рождение и твое погребение — заблуждение твое.

 

 

                                                                             95

 

            — Что ты скажешь о раскаянии, Учитель?

            — Истинное раскаяние не имеет ничего общего с чувством вины — это всегда проявление силы спасительного прозрения и сострадания, а не слабости бессмысленного самобичевания и бесполезного сожаления о содеянном.

            Раскаяние не избавляет от возмездия — оно лишь прибавляет стойкости и наделяет смирением, заставляя признать справедливость этого возмездия, чтобы достойно и без ропота принять его.

            Осознание своих прежних ошибок не спасает от совершения новых, но, одаряя терпимостью и великодушием, учит величайшему таинству прощения.

 

          Благодарю вас, жестокосердные и безжалостные!       

                  Ибо, принеся себя в жертву своему жестокосердию и своей безжалостности,

            Вы учите меня милосердию.

 

            Благодарю вас, несправедливые и бесчестные!

Ибо, принеся себя в жертву своей несправедливости и своей  бесчестности,

            Вы учите меня справедливости.

 

            Благодарю вас, скупые и алчные!

            Ибо, принеся себя в жертву своей скупости и своей алчности,

            Вы учите меня щедрости.

 

            Благодарю вас, гордые и заносчивые!

            Ибо, принеся себя в жертву своей гордыне и своей заносчивости,

            Вы учите меня смирению.

 

            Если бы все были милосердными, справедливыми, щедрыми и                                                                                                                                                   смиренными,

Как нестерпимо скучен, пригож и праведен стал бы наш грешный,                                  яростный  и непредсказуемый мир.

 

                                                                      

                                                                             96

 

            — Как мне защититься от мира?

            — А что ты собираешься защищать? Душу? Но она не нуждается в твоей защите, ибо недоступна никому из смертных. Может быть, свои мысли или чувства? Но они подвластны только тебе. Тело? Но ведь ты сам безжалостно разрушаешь его изо дня в день, и его следовало бы защитить прежде всего от тебя.

            — Так что же, по-твоему, я защищаю?

            — Ты пытаешься защитить свое уязвимое и беспомощное эго, не желая признать, что именно оно — твой единственный враг. Защищая его, ты защищаешь свои страхи и заблуждения, из которых оно состоит, и не от мира, а от общественного мнения, которое их породило. А это значит, что ты защищаешь свою собственную зависимость. Ведь быть или не быть заложником общественного мнения — это твой, и только твой, выбор — выбор между свободой и добровольным рабством.

 

            Не вечность принадлежит тебе, но ты принадлежишь вечности,

            Не любовь принадлежит тебе, но ты принадлежишь любви,

            Не жизнь принадлежит тебе, но ты принадлежишь жизни.

 

            Но не ты принадлежишь телу, а тело принадлежит тебе,

            Но не ты принадлежишь судьбе, а судьба принадлежит тебе,

            Но не ты принадлежишь миру, а мир принадлежит тебе.

 

 

                                                                             97

 

            — Если эго представляет собою лишь зло, то как его уничтожить?

            — Зачем разрушать хижину, которая служит тебе жилищем, если дворц, в который ты намерен перебраться, существует пока только в твоем воображении? Эго — это твоя временная земная роль, созданный и поддерживаемый тобою образ, маска, к которой ты сумел  приспособиться и с которой свыкся, хорошо знакомая тебе и легко узнаваемая другими.

            Чем ты станешь, внезапно лишившись своего эго? Вместе с ним ты уничтожишь себя самого. Или у тебя есть то, что способно его заменить? Но это что-то — не более чем новая роль, новый образ, новая маска. Более удобная и значимая — для тебя, и менее опасная и привычная — для окружающих, но все равно всего лишь маска.

            Ты видишь в эго источник зла, но, возможно, опыт зла — это как раз то, в чем ты нуждаешься. Разве урок зла не лучший способ, окончательно избавившись от всех иллюзий и заблуждений, обратиться к добру?

            Быть может, выучив этот урок, ты сумеешь освободиться от власти собственного эго, не прибегая к насилию над собой, а преисполнившись смирением и любовью. Тогда ты непременно поймешь, что и оно, твое многострадальное эго, так долго защищавшее тебя от мира, заслуживает и сострадания, и прощения.

 

                                               Я  рождаюсь — и я отражаюсь,

                                               Я повторяюсь — и я изменяюсь,

                                               Я сражаюсь — и я смиряюсь,

                                               Я раскаиваюсь — и я отрекаюсь,

                                               Я проклинаю — и я молюсь,

                                               Я умираю — и я возрождаюсь,

                                               Я исчезаю — и я остаюсь.

                                                                            98

 

            — В ком мне искать опору в тяжелый час?

            — Отыщи того, кому хуже, чем тебе, — и сам стань ему опорой.

            — Могу ли я думать о другом, когда мне самому необходима поддержка?

            — Помогая другому, ты помогаешь себе.

            — Чтобы помочь себе, я должен научиться у жизни трем вещам: бороться, прощать и находить нужные слова.

            — Трудно научиться бороться с судьбой, но как удивительно легко жить без борьбы. Трудно научиться прощать, но как удивительно легко отказаться от тех чувств, которые нуждаются в прощении. Трудно научиться находить нужные слова, но как удивительно легко обходиться без слов. Преодоление повышает твою значимость, но зачем искать трудности, если истина в простоте?

 

                                               Ты спрашиваешь, где я нахожу слова,

                                               Но я не ищу их и не выбираю:

                                               Они, как птицы, прилетают сами,

                                               Они, как звезды, падают с неба,

                                               Они, как слезы, подступают к горлу,

                                               Они, как стрелы, вонзаются в грудь.

                                               И сердце, выстукивая их днем и ночью,

                                               Пульсом разносит с кровью по венам.

 

 

                                                                             99

                                              

            — Учитель, почему иногда твои ответы не так просты, как мне бы хотелось?

            — Никогда не довольствуйся простыми ответами. То, что не в силах охватить твой разум, с легкостью вмещает сердце. Оно, сердце человеческое, — это бездонный колодец, в котором даже днем отражаются звезды. Загляни в него — и перед тобой откроется целый мир. Мои слова — семена: когда придет срок, они прорастут всходами в твоей внезапно пробудившейся душе. А пока… ты хочешь получить простые ответы? Что может быть проще? Слушай.

            Миром недоволен лишь тот, кто отказывается признать, что сам его сотворил.

            Зависть мучает лишь того, кто озабочен достижениями других больше, чем своими собственными.

            Муки творчества испытывает лишь тот, кто предпочел их радости созидания.

            Неприятности угрожают лишь тому, кто не умеет извлекать из них пользу.

            Беда настигает лишь того, кто не желал замечать ее приближения.

            От одиночества страдает лишь тот, кто боится или ненавидит самого себя.

            Смерть страшит лишь того, кто забыл о своем бессмертии.

 

                                               Ты думаешь, что сила в правде?

                                               Знай: сила в Истине.

                                               Ты думаешь, что сила в вере?

                                               Знай: сила в Мудрости.

                                               Ты думаешь, что сила в разуме?

                                               Знай: сила в Любви.

                                               Ты думаешь, что сила в могуществе?

                                               Знай: сила в Смирении.

                                               Ты думаешь, что сила в слове?

                                               Знай: сила в Молчании.

                                               Ты думаешь, что сила в Боге?

                                               Знай: сила в Тебе.

 

                                                                            100

                                                                      

            Сорок раз утро приходило на смену ночи, медленно нанизывая разноцветные бусины дней на бесконечную нить бытия. Сорок раз царственное Солнце в лучезарной короне поднималось над остроконечными вершинами гор и, величественно прошествовав по небесному своду, погружалось в морскую пучину, уступая место  прекрасной жрице любви Луне, то стыдливо прячущей свой сияющий лик под усыпанной звездами темной вуалью, то игриво обнажающей его перед заснувшей Землею.

            На сорок первое утро, столь же благословенное, сколь все остальные, старец, пробудившись вместе с птицами, тронул спящего юношу за плечо:

            — Ты должен идти. Дорога зовет тебя.

            — Разве не к храму она меня привела? И разве не здесь итог моего пути? — изумленно воскликнул юноша, открыв глаза.

            — Рукотворного храма больше нет. Но разве ты еще не понял, что вся Земля — это храм, и любое место на ней священно? Все, что построено, должно быть разрушено. Все, что возвеличено, должно быть низвергнуто. Все, что обожествлено, должно быть опорочено. Ибо через земное познается божественное. Не пребывай в поисках храма — пребывай в храме. Отыщи святыню в своем собственном сердце и ей одной поклоняйся — и тогда твой храм всегда пребудет с тобой.

 

                                   Живи не на Земле, а во Вселенной,

                                   Не во времени живи, а в вечности,

                                   Не среди людей, а среди душ,

                                   Не под звездным небом, а в окружении звезд,

                                   И не с верой в Бога, а с Богом в сердце.

 

 

 

       

 

           

 

 

                                                                                                         

 

                                  

 

 

           

                       

                       

                         

 

 

           

                       

 

                                                                                 

                                                                                 

           

                                                                                                         

                                                          

           

 

 

 

                                                                                 

 

                       

                       

 

 

 

 

 

 

                                                                      

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий