Открыть меню

Я пою о тебе... Твой поэт.

#

Сахиб Мамедов

 

Мой город



Напевая в туманной фате,
Под сиянием звездной пороши
Вечер солнце несет по воде,
Как дитя в колыбельное ложе.

И застыл прикаспийский бульвар
Акварелью на сонной картине,
Где вдали, словно огненный шар,
Безмятежное зарево стынет.

Я влюбленно смотрю, как в уста
Море волнами берег целует!
Оттого-то по глади листа
Слов моих разливаются струи.

Я влюблен в этот сказочный вид,
Заплескавшийся в красном раздолье… 
Только заживо сердце горит,
Изнывая от приступа боли!

Не вернется к нам старый Баку,
И сгорели, увы, все надежды,
Что увидеть свой город смогу
Я таким же, каким он был прежде. 

В этом городе ныне прогресс - 
Все кругом зацвело, засияло
Лишь в "бакинцах" сегодняшних здесь
Очень мало бакинского стало.
          
И следа от ушедшего нет.
Но, Баку, хоть и блещешь ты новью,
Все равно с неизменной любовью
Я пою о тебе...
                Твой поэт.

 

Сущность мирозданья

 


Быть может, мысль моя уже стара...
Но отыщи в ней тайный клад познанья:

И ты поймешь, что наша жизнь – игра.
Основа мира в противостояньи.

Неразделимы мякоть и кора,
Не оценить блаженство без стенанья.

Взгляни на солнце, как горит с утра,
А на закате мрет его сиянье.

Взошло бы вновь оно огнем костра,
Коль никогда б не знало угасанья?

Суть бытия двулика и остра,
Хоть шар земной не знает четкой грани.

Зимой бушуют бури и ветра,
Но летом вновь природа в замираньи.

Так день и ночь, прохлада и жара
Приходят в срок друг другу воздаяньем.

Борьба миров коварна и хитра.
Не ладит радость с горечью страданья.

Успех и горе – капля да искра.
О, как же мимолетно их дыханье.

Пока ты счастлив, пусть лучи добра
Не затмевают твоего сознанья.

Ведь, может быть, тяжелая пора
К тебе уже протягивает длани.

А если жизнь рутинна и сера,
То не печалься, Божие созданье,

За сопкой бед ждет радостей гора.
Печаль души – предвестник ликованья.

Так и Сахиб томится у пера,
Чтоб получить потом твое признанье.

 

Тишина

 

Нет, покой тебя не привлекает,
Опьяняет шумных дней тревога.
Ну а я люблю, когда вздыхает
В тишине туманная дорога.

Для меня наполнено безмолвье
Пестротой загадочных мелодий.
Сколько звуков в молчаливой ноте!
Ты их только выслушай с любовью...

Что нашла ты в этом многогласьи?
Лучше внемли мудрости поэта!
Глянь как тишиною небо красят
Кисти золотистого рассвета.

Так порою тихо молвят очи.
Эту сласть не выразить и речью.
Так ведь и влюбленные при встрече
Говорят о самом главном молча...

 

М.Ю.Лермонтову.

Еще не стерлись имена,
Еще не умерло преданье.
В тот век, предавшая изгнанью
Певца великая страна,
Сейчас его боготворит.
Но нет его! Поэт убит...
Нужна ль теперь такая честь,
Вся эта слава и признанье,
Когда жизнь прожита в страданьи,
И ссадин на душе не счесть?
Поэт убит в пылу расцвета.
И вот подведена черта.
Ведь за великий дар всегда
Берется дар великой жертвой.
И он был дан такой ценой! – 
Под слезный гром небесной выси,
Где лег сургуч на свиток жизни
Свинцовой пулей роковой.
Поэт убит в пылу расцвета.
И имя гения воспето,
И не забыто будет впредь.
А мне бы лишь уразуметь,
Понять обычай в этом мире:
Ужели нужно умереть,
Чтобы тебя здесь оценили?
Ужели нужно жизнь отдать,
Чтоб сохранить ее навеки?
О други, люди, человеки,
Как эту странность называть?
И как ее ты ни клейми,
А мир бы был без укоризны,
Когда бы все-таки людьми
Смогли мы дорожить при жизни!
Да только испокон веков
Нас пули облагают данью:
С одних они взымают кровь,
С других же слезы и страданья.
Так и живем мы век, другой,
Забыв про истину простую: 
Что только тот с людьми воюет,
Кто мир не заключил с собой;
Кто ценность жизни попирает
И хладно в ближнего стреляет
За честь, за славу..., хоть за что...
Ведь люди бьются лишь за то,
Чего им в жизни не хватает.
Как эта смерть была глупа!
Как получилось все нелепо...
Но только не вершит судьба
Того, что нет в скрижалях неба.
Оттуда б выведать ответы
На то, что ждет нас впереди – 
Страну с историей поэтов,
Уснувших с пулею в груди?
Легко так преданных закланью,
И не испивших жизнь до дна...
Но не померкнет их сиянье,
Святое наше достоянье,
Их душ чистейших глубина!

Еще не умерло преданье...
Еще не стерлись имена...

 

 

***

Не забыть мне былого огня,
И как сердце от радости пело.
Только ты не любила меня,
Будто вовсе любить не умела.

Помню я этот тихий квартал,
И скамейку вот эту я помню.
А стихов я тогда не писал,
Чтоб тебе посвятить их с любовью.

Только все изменилось теперь,
Ничего от тех лет не осталось.
И поверь, дорогая, поверь,
Что уже я давно не влюбляюсь.

Изменился и маленький двор,
Тут построили рядом пекарню.
И теперь вот обводит мой взор
Это место с глубокой печалью.

Вон стоит у печи хлебодел.
В рукавицах ему не обжечься...
Так и я их на сердце надел,
От ожогов чтоб впредь уберечься.




<!-- [if !supportLineBreakNewLine] -->
<!-- [endif] -->

Комментарии (0)

Добавить комментарий