Открыть меню

Пропажа

#
Наиля Надир Балакишиева

ПРОПАЖА

 

Найка была в семье самой младшей и, конечно же, самой любимой папиной дочуркой. Отец очень хотел, чтобы после двух девочек, жена наконец подарила ему сына, но случилось то, что случилось.

Баловали Найку немеренно. Со старшими сёстрами разница в возрасте получилась довольно приличная - десять и семь лет; они уже были школьницами, когда Найка появилась на свет, так что воспринимали её сестрички как некую обузу, мешающую их развлечениям.

А развлечений летом на даче было много. Прятки, ловитки, лапта, бадминтон, разве всё перечислишь? А лото? Этот упоительный момент, когда мамы не зовут уже никого ужинать; когда все мусорные вёдра вынесены, а вёдра с студёной колодезной водой доставлены по назначению; когда никто не говорит, что прежде чем поиграть, нужно очистить от сорняков энный участок сада; когда огромный красный шар перестаёт,наконец, нещадно жечь кожу, забирается за горизонт и… В беседке на полу раскладываются карты с цифрами, "ведущий" нетерпеливо встряхивает мешочек с бочонками…

Вот только Найка всегда бывала лишней… "Ты ещё маленькая, пойди с куклами поиграй", "Эй, Найка, тебе уже спать пора, давай топай в постель". И так почти каждый вечер. Найка обижалась, но не показывала свою обиду. Ей достаточно было внимания взрослых. Походы с отцом на море, замки из песка, украшенные разноцветными ракушками, многочисленные, до изнеможения, "ныряния на время"( кто дольше просидит под водой), и бесконечные папины рассказы, сказки, истории.

Для папиных друзей Найка тоже была любимицей, у всех уже дети были постарше, и малышка служила им своего рода развлечением, когда они приходили в гости к Найкиным родителям. С трех лет Найка, предоставленная сама себе, выучилась читать, и родители очень этим гордились. В четыре года она с важным видом брала в руки газету «Правда» и поправив на носике очки ( в два с половиной годика малышке был поставлен диагноз – косоглазие, и с тех пор без очков она только лишь спала…) начинала вслух читать постановление ЦК КПСС… Или грозно потрясая очередным номером красивого глянцевого журнала «Америка» рассказывала всем о вреде курения.

В тот день никому до Найки дела не было. Отмечали день рождения средней сестры, на даче было полно народу. Папа с друзьями играли в нарды и шахматы. Мама с двумя Найкиными бабушками и женами папиных друзей сновали между кухней и верандой, где стоял большой накрытый стол. Сёстры и их сверстники, дети папиных друзей непрерывно о чем-то болтали в беседке.

К кому бы Найка не подходила, все отмахивались от неё как от назойливой мухи. И Найка вдруг обиделась. Обиделась очень сильно. Никто с ней не играл, никто её не хвалил, не просил почитать вслух. Она абсолютно не привыкла находиться без внимания. И задумала малышка «страшную» месть. Она решила спрятаться где-нибудь, где её никто искать не будет и подождать, пока кто-нибудь не спохватится. "Вот будут они все кричать, звать меня - Найка, Ная, где ты, солнышко?! А я подожду пока они не начнут уже очень сильно нервничать, выйду и скажу – ааа, искали меня, а я здесь!" Рисуя себе самые кровожадные картины мести, где присутствовала плачущая мама, хватающаяся за сердце бабушка, нервно курящий отец и растерянные сестрички, Найка недолго думая, пошла в дом, зашла в самую дальнюю комнату, залезла в шифоньер, прикрыла неплотно дверцы, и шёпотом разговаривая со своим лучшим другом, большим желтым медведем со стекляными карими глазами, принялась ждать. Полчаса прошло, никто про Найку не вспоминал. Она все сидела, рассказывала мишке сказки, читала ему стихи Агнии Барто…. Прошёл еще час… но никто про Найку так и не вспомнил. И девчушка покряхтев и поворчав, положила на своего преданного и молчаливого друга голову и.. заснула.

- А где Найка? - спросил громко отец, когда застолье было в самом разгаре.

Наверное в беседке, играется с куклами, предположила бабушка

- А она хоть покушала? - с тревогой в голосе произнесла другая бабушка,

- Совсем мы про нее забыли сегодня

- Ничего, ей не помешает похудеть немного,- ехидно заметила средняя сестра.

Мама тихонько вышла из-за стола и пошла к беседке.

- А Найки здесь нет! - послышался её голос оттуда.

Гости принялись, кто громко, кто не очень, на разный лад звать Найку. В ответ была тишина. Отец заметно побледнел. В этом году, уже не раз, соседи там и тут натыкались на степных гадюк и скорпионов. И он всегда предупреждал детей, чтобы они одни не ходили ни в сад, ни к морю, и были предельно осторожны. Он вышел из-за стола и громко крикнул: "Ная! На-ая!". Никто не отозвался. Гости, бабушки, сёстры, все повскакивали со своих мест и принялись бегать по территории дачи и кричать: "Найка! Наайка!" Но ответа не было. Бабушки несколько раз прошлись по комнатам в доме, проверили душевую, туалет. Всё безуспешно. Найки нигде не было. Сестрички побежали к соседям - может она там... Папины друзья принялись прочёсывать сад. Кто-то из гостей пошёл к винограднику.

Двоюродные братья побежали к дороге, ведущий на пляж... Тропинка пролегала через скалистую местность, где люди часто видели змей. Найки нигде не было.

Вернулись ребята ни с чем. А на даче уже царил переполох. Одну бабушку отпаивали валерьянкой, другой положили под язык валидол, отец непрерывно курил, и самолично решил снова проверить сад. Мама пошла к соседям. Мало ли...Может кто-то взял малышку вместе со своими детьми на море, хотя такое ещё никогда не случалось...

Близкий друг отца вышел на улицу узнать у играющих там ребят, не приезжала ли какая-нибудь машина( дача находилась в конце улицы, в тупике).

Мысли были самые что ни на есть неутешительные. В какой-то момент все приуныли и наступила тишина. Слышно было только жужжание мух да звуки из находящегося за забором соседского хлева...

Найка проснулась от нестерпимой жажды. И очень хотелось есть. Кудряшки все слиплись от жары и влажности, стёкла очков запотели, ей было душно, темно и очень некомфортно. Мишка сидел все в той же позе, как будто говорил ей:

- ну, что, подруга, выспалась? Я тут весь извёлся, давай-ка выйдем. Найка приоткрыла дверь шкафа и прислушалась. Ничего не было слышно. Она открыла дверцу пошире. Стало видно часы. Время Найка знала уже хорошо.

- Значит так, короткая стрелка на 7, а длинная на 3, значит сейчааас четверть восьмого...Я что так долго спала? - удивленно подняла брови Найка, - и все равно меня никто не ищет?! И даже не зовут?!

Выйдя наконец из своего укрытия, Найка, громко топая, воинственно подбоченясь,шла на веранду.

- Уехали все что ли, - думала она, - почему такая тишина...

Она вышла на веранду и замерла. Потому что на неё в полном молчании смотрели все! Родители, бабушки, гости, сёстры.

- Найка! Боже мой! Слава Богу! Ты живая... - мама смотрела на Найку и слёзы текли по её лицу.

Отец вытирал со лба пот, не переставая курить при этом.

От всех сидящих за столом людей пошла вдруг волна:

- слава Богу, слава Богу! Ой, как она нас всех напугала!

Старшая сестра подбежала к Найке, обняла её и проговорила на ухо:

- Дурочка наша! Где же ты была?

Средняя сестра прищурившись посмотрела на Найку и процедила:

- Ну, конечно, надо же было испортить мне день рождения!

Бабушка запричитала:

– Вай-вай-вай, - ребёнок голодный совсем!

На что Найка, очень смущённая внутри, но абсолютно с невозмутимым видом выкрикнула:

- Очень голодная! Очень! И пить хочу!

А вы! Вы! Вы нас даже не искали!

- Как не искали! Мы до пляжа дошли, думали тебя украли, утонула, змея укусила! Где ты была? И кого это - нас?

- Меня и Мишутку! - ещё громче крикнула Найка. И добавила уже потише:

- Мы сидели, сидели, а потом я уснула... И почти шёпотом добавила:

- А вам...Вам всё равно?... и вдруг расплакалась...

- Никогда больше не пугай меня так, подхватив ее на руки и прижав к себе, - прошептал отец. - Слышишь меня?! Никогда!

 


Комментарии (0)

Добавить комментарий