Открыть меню

15 октября - день рождения Лермонтова

#

МАРАТ ШАФИЕВ

 

Подобно реке, зачинаясь с Нагорной возвышенности, в Баку стекает вниз улица Лермонтова. Первый дом – семиблочный кооперативный дом Академии наук. В нем расположился также Музей природоведения имени Зардоби, вход в который всегда остается бесплатным. Вместо снесенного в конце 60-х (уже прошлого века) Чемберикенда – квартала фаэтонщиков и лошадников, – живописный с водопадом сквер, цветущий даже зимой. Далее относительно новые (конец семидесятых) (сразу под номерами 107 и 113) дома азербайджанского истеблишмента. Сжимаемый ими дом 109 (1878×1909 г. г.), как и всякая местная старая постройка, с внутренним двориком; на Карабахскую войну отсюда ушли и погибли трое патриотов – о двоюродных братьях Алибейовых рассказывает мемориальная доска. Дом 123, воспетый поэтом-переводчиком Владимиром Кафаровым – последний в этом ряду. Противоположный ряд – растянутый, как гармонь, Кабинет министров, Президентская Академия, телефонная станция. Разные концы улицы стянуты в узел садика с памятником Мирза Фатали Ахундову. Очень символично, ибо полковник Ахундов – главный толмач (как и Кафаров! «Да я же перевозчик, Перо – мое весло…») Кавказского губернатора – дружил с поручиком Лермонтовым.

  Действительно, самая лучшая и короткая, как жизнь поэта, улица. Облагороженная строителями, она продолжает жить вечными человеческими эмоциями, и под лестницей дома 123 сгорбившийся сапожник продолжает стягивать суровой дратвой кожу и барабанить молотком по колоде. 

 

15 октября - день рождения Лермонтова 

 


Владимир Кафаров

Из книги «Лермонтова, 123», Баку, 1965 г.

Открытие.

 

О чем писать?

Вокруг все так знакомо –

И кроны тополей,

И старый кров.

И я стихов искал вдали от дома,

Блуждал в сопровождении ветров.

 

Однажды возвратился я весною

И, как впервые, улицу свою

Увидел переливчато-сквозную,

Вдохнул моряны терпкую струю.

 

И понял я судьбы бесповоротность,

Мне улица распахивала высь

Поэмой, где с партийностью народность,

С традицией новаторство слилось.

 

Романтика и явь –

Родные сестры

И друг от друга их не оттолкнуть,

И в жизни все – торжественно и просто,

Торжественно и просто – в этом суть.

 

И я сказал себе:

Ты вникни в это –

Потомки Физули и Фатали

В честь русского великого поэта

Одну из лучших улиц нарекли.

 

Она сначала лестницей с нагорья,

От памятника Кирову идет,

Свидетельница радости и горя,

Участница веселья и невзгод.

 

Кварталы примет память, словно свалка.

Как с морем биться сломанным веслом?

И все-таки, и все-таки вас жалко,

Домишки, обреченные на слом.

 

Отмечен был бы мрамором и бронзой

Теперь один из вас какой-нибудь,

Когда б с дороги из Тифлиса в Грозный

В Баку надумал Лермонтов свернуть.

 

Высокий дом стоит на видном месте,

Но на других не смотрит свысока.

Всему Азербайджану он известен,

И стар, и млад укажут: здесь – ЦК.

 

Я там бывал.

Совсем иные дали

Из окон дома этого видны,

Как будто вам второе зренье дали,

Включив сердцебиенье всей страны.

 

А на соседней крыше –

Белоперый,

Залетный голубь,

Ласковый воркун.

Есть в этом доме комнатка, в которой,

В Баку приехав, жил Самед Вургун.

 

Нет на стене доски мемориальной,

Но мне поведал Сулейман Рустам.

Так как же мне пройти мимо реальной

Истории, не вняв ее устам!

 

Балкон мой вровень с башней Баксовета,

С курантами его свои часы

Сверяю в пору раннего рассвета,

Когда на крышах россыпи росы.

 

А дальше – садик.

Бронзовый Ахундов,

И улица согнулась, как рука,

И Лермонтов Ахундова как будто

Живого, обнимает навека.

 

Вот улица моя.

Она похожа

На жизнь поэта краткостью своей.

Она идет, волнуя и тревожа,

И что-то есть от Лермонтова в ней.

 

Я здесь живу.

Мне каждый камень дорог.

Порой на свет в единственном окне

Заглянут гости, имена которых

Уже сейчас известны всей стране.

 

А жизнь преподносила мне гостинцы,

Случалось, припекало – хоть кричи,

Но шли на помощь старые бакинцы.

Я мог бы записаться в москвичи,

 

Но улицы заветной не оставил,

Отвергнув обеспеченный успех:

Была бы эта слава, как бесславье,

Была б моя победа, как побег.

 

Не уклоняясь от нападок разных,

По улочкам уловок и затей

Я честно шел и знал, что будет праздник

И для меня на улице моей.

 

Я этот адрес завещаю сыну,

Пусть внуки тут,

Пусть правнуки живут.

Я улицы при жизни не покину,

Меня отсюда мертвым унесут.

 

Работа

              Н. Рахманову

 

Какой я художник?

Не надо, не лги.

Я – просто сапожник,

Я шью сапоги.

 

Простая колодка

В почете везде,

И шило, как лодка,

Ныряет весь день.

 

Сегодня и завтра,

Вся жизнь такова:

Хорошая дратва –

Хороший товар.

 

С некрепкой подошвой

Куда же пойдешь?

Я – мастер, я дошлый

По части подошв.

 

Стараюсь, а все же

Сапожник – не бог.

Двустишье похоже

На пару сапог.

Комментарии (0)

Добавить комментарий