Открыть меню

Из осеннего сундука памяти…

#

Тогунóв Игорь Алексéевич — доктор медицинских наук, доцент, профессор кафедры менеджмента Владимирского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, член Ученого Совета ВФ РАНХиГС, профессор кафедры биомедицинских и электронных средств и технологий Владимирского Государственного университета (2002—2016 гг.), член-корреспондент Российской Академии Естественных Наук (РАЕН), ветеран труда.

 

Игорь Тогунов родился 20 января 1947 года в Петропавловске Камчатской области в семье военнослужащего. Отец капитан медицинской службы Военно-морского флота СССР Алексей Игоревич Тогунов (1923—2009), родился в Баку в семье потомственных польских дворян, переехавших в Баку из Вильно в конце XIX века. Отец был участником Великой Отечественной Войны (военные действия под Дербентом) и войны с Японией (служба на Тихоокеанском флоте). В 1947 году переведен по службе в Крым (Севастополь), а в 1949 году — направлен в береговую военно-морскую часть г. Поти Грузинской ССР, а затем продолжал службу на военном тральщике Черноморской флотилии. Демобилизовался в 1961 году и с семьей переехал в родной город Баку Азербайджанской ССР, где в то время проживала его мать Мария Феликсовна Тогунова (Новицкая) (1895—1992) и ближайшие родственники.

Раннее детство Игоря Тогунова прошло на Камчатке, в Крыму и в г. Поти Грузинской ССР, где он в 1954 году поступил в первый класс первой восьмилетней школы. В 1961 г. продолжил учёбу в 7-м классе школы № 23 им. А. С. Пушкина в г. Баку, которую успешно с отличными и хорошими оценками окончил в 1965 г. и в этом же году поступил в Азербайджанский медицинский институт на лечебно-профилактический факультет.

 

Юношеские взгляды Тогунова начали формироваться в эстетическом окружении элитарной бакинской молодёжи в начале шестидесятых годов прошлого века и в кругу однокурсников в период, так называемой, оттепели. Игорь знакомится с творчеством таких поэтов как Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина, Роберт Рождественский, бардов — Булатом Окуджавой, Владимиром Высоцким; интересуется музыкальными произведениями ливерпульской четвёрки The Beatles. В этот период появляется интерес к самостоятельному литературному творчеству. На первом и втором курсах института возникает первое знакомство с научно-исследовательской деятельностью: студент Тогунов является членом научного кружка первой в СССР лаборатории нейрофизиологии и функциональной нейрохимии на кафедре нормальной физиологии, руководит которой Каграман Мехтиевич Каграманов — азербайджанский учёный, нейро-физиолог, профессор.

 

В школе и институте Игорь ведёт общественную работу: избирается в городской Совет старшеклассником, назначается старостой и комсоргом класса в школе и в учебной группе института, участвует в становлении КВН-овского движения в г. Баку. Весной 1968 г. Игорь Тогунов переводиться для продолжения учёбы в Астраханский государственный медицинский институт, который успешно оканчивает субординатором по хирургии в 1971 г. с присвоением квалификации врача-лечебника.

После окончания института Игорь Тогунов по государственному распределению направляется на работу в Тамбовскую область, где назначается на должность главного врача участковой больницы в 25 коек в селе Успеновка Петровского района. Больница находилась в 18 километрах от районного цента. До ближайшей железнодорожной станции с поэтичным названием «Сестрёнка» было около 12 км. Здесь молодому специалисту приходится заниматься различными видами медицинской помощи: и хирургией, и инфекционными болезнями, лечить детей и принимать роды, участвовать в ликвидации вспышек опасных болезней, и ко всему прочему быть руководителем и хозяйственником.

 

Отработав пять лет, Игорь Тогунов с женой и дочерью переезжает во Владимир, где в середине 1976 г. принимается на работу в больницу Владимирского тракторного завода ординатором гинекологического отделения.

 

С 2004 г. по настоящее время И. А. Тогунов занимает должность профессора Владимирского филиала Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации» (ВФ РСНХиГС). Преподаваемые дисциплины направления менеджмента, теории организации, психофизиологии и специальной медицинской подготовки и др.

С 1971 по 2018 год опубликовал более 230 научных работ, в том числе восемь монографий.

Автор восьми художественно — поэтических книг.

 

 

Тогунов Игорь

 

 

 

О, Баку!

 

Алла Верды стране, где старый город,

Где Низами шумлива и пестра,

Где знойный норд, песком наполнив полог,

Седую прядь растреплет у виска.

Алла Верды Каспийскому рассвету,

Когда пред куполом мечети на горе,

День тянет руки и к теплу, и к свету

В разноязычном стареньком дворе.

Алла Верды земле, где прах столетий

Впитал навечно память о родных,

Но в суете сует историй быстротечных,

Забыл приемных сыновей своих.

Алла Верды векам, мерцающим под светом

Трех ярких факелов в руках Гыз Галасы,

Алла Верды, что есть на свете этом

Всем -"Чох сагол", всему - "Алла Верды".

 

Молоканская сага

Бакинских бульваров отпетый бродяга

Я море ловил на блесну вдохновенья,

В зелёной листве молоканская сага

Наивно звучала мечтою напевной.

Стирая дождливую мглу измышлений,

Легко сочинялись сюжеты смешные;

В тени на скамейке задумчивый гений

Сидел рядом с нами, а мы, молодые,

Стирая подошвы о камни бульваров,

Прощали ветрам ненасытную стужу,

Гордились друзьями, хвалились загаром

И чувства, как море штормами – наружу.

Бульваров бакинских отшельник отпетый

Давно растворился в безбрежном просторе,

Но в шуме прибоя всё слышится: «Где ты:

Блажен ли в разлуке иль пестуешь горе?»

Так что же ответить простору морскому –

Ему ли не знать глубины настроений?

Судьбы не гнушаясь, живу по-простому,

Благими делами спасаясь от лени,

Без всякой оглядки на прошлые страхи

Вникаю в потертость проявленных плёнок,

Где я в негативе в отцовской папахе

Внимаю призывам, как будто спросонок.

Отпетый бродяга бакинских бульваров

Быть может, вернусь в этот город у моря,

Где ныне в свободе зеленых базаров

О судьбах вчерашних запальчиво спорят.

Волнуясь, прозрачной каспийской волною,

Вольюсь в тишину Молоканского сада,

Смятение чувств, прослезившись, не скрою,

Хотя понимаю, что плакать не надо,

Что время ушло навсегда, безвозвратно,

И в свежем накате прибоя морского

Прибрежная галька играет занятно

С другими героями снова и снова.

 

Гата памяти

...Взять двор в Баку (там я мальчишкой рос),

Изобразить его пастельной краской,

Усыпать клумбу первоцветом роз,

Наполнив песней речь и праздник пляской.

Собрать друзей и близких в том дворе,

Впустить дворнягу ярко-рыжей масти,

Залить туманом окна в январе,

В апреле - солнце выплеснуть (отчасти).

Взять улицу (и к морю провести),

В брусчатке, подгоняя к камню камень,

Прохладу лип в жару двора внести,

Одев мангал в янтарный терпкий пламень.

Плеснуть ветрá ночным мерцаньем звезд

В волшебный перезвон хрустальной люстры,

Отметить путь от дома на погост,

Таинственной легендой Заратустры...

Сверчок на руинах

Прозрачный вздох стеклянного Баку

На запотевшем памяти-стекле

Быть может, умещается в строку –

Да только буквы в той строке не те:

Потёрта позолота по краям,

Впитав года, хрустит кленовый лист,

Но до сих пор в мелодиях «Гайя»

Напиток слов и музыки так чист,

Что тает разночтение времен,

Где ночь и день сливаются в одно,

Где красный обветшалый патефон

Безмолвствует сюжетами кино,

В которых тайный двадцать пятый кадр

Скрывает вздох и восхищенный взгляд…

Окончен акт, разгримирован мавр,

Тропу любви засыпал камнепад.

 

Базар

(Отрывок из поэмы "Ретроспектива")

Базаров видел я немало:

У полустанков на земле

Разбросанные как попало

Арбузы. В стареньком ведре

Сияют сочно абрикосы

Туманно-желтой кожурой.

Черешни, собранные в косы,

Плывут, над шумною толпой.

Там - помидоры полыхают.

Горяч картофель с огурцом

Соленым. Бойко предлагают

Малину. Квасом, холодцом

Торгуют. Яблоки - бесценны.

Базары в русских городах

Серьезны и скупы на цены.

Старухи в ситцевых платках

Отвешивают деловито,

Считая важно пятаки.

Базар восточный - тот элита

Из всех базаров: продавцы

Крикливы, горячи, усаты,

То непонятливо глупы.

Прилавки красочно богатые

Стоят под натиском толпы.

Тархун. Орехи. Мандарины.

Салат. Фисташки. Виноград.

Сыр. Баклажаны. Апельсины.

Шафран. Сумах. Кизил. Гранат.

Урюк. Инжир. Арбузы. Кинза...

Надеюсь - этого сполна?

Забыл баранину и брынзу

И бочки красного вина.

Прости мне, пародист - диетчик,

Всю описательную прыть.

Я, словно на суде ответчик,

Рискую в лапы угодить

Твоих пародий жидко-пресных.

Но часто ли смакуешь ты

Плодами персиков чудесных,

И жаром вяжущей хурмы?

Но часто ли тебе к обеду

Кутабы с зеленью несут?

Спеши-ка к южному соседу,

Пока желания живут.

 

 

Учитель танцев

 

 

Станцуйте Гамлет вальс.

Слабо ли?

Недосуг?

Офелию на танец пригласите…

Вы побледнели, друг?

В глазах – испуг.

Не можете?

Иль просто не хотите?

 

Учитель ваш – развратник, пил с утра:

С трудом уроки танцев постигали.

У королевских стен играла детвора,

А вы - от надзирательства страдали.

 

Вот от чего в сомнениях теперь,

Всё выбираете меж точным и неясным:

Где вальсов нет, там изморозь потерь

Засеребрилась в синеве прекрасной.

 

Станцуйте Гамлет польку, краковяк…

Вам, верно, эти танцы не знакомы?

Учитель явно мудрствовал не так,

Страдая от похмелья и истомы.

 

Казнить?

На рею?

Где же ваш палач?

Учитель танцев – он ли Йорик бедный?

Нет музыки…

Под ядовитый плач

Вальсировать?

(…Не станет Гамлет бледный).

 

29 октября

 

Ныне осень бычком соломенным

Взбрыкивает в опавшей листве,

Закрашивая свет уставшего солнца

Кисточкою хвоста-непоседы.

 

Чай с лимоном не пьётся…

 

Кошка рисует на холсте

Тревожного сна мышиный путь

Серой пустой беседы

О смысле, в котором бессмыслица

Не промокающего асфальта

Напыщенно силится

Выдать себя девственницей

В неравном браке со временем.

 

Слёзы дождя смальтой

Покрываю ветви лиственницы

Теперь похожей на пальму

Рисунка пятилетнего мальчика.

 

Рублёвская фреска тускнеет,

Закопчённая уставшими взглядами

Китайских туристов.

Экскурсовод, размахивая флажком,

Квакающими тирадами

Старается собрать опавшие листья

В пластиковой пакет радости.

Полицейский смотрится вызывающе

У вензелей чугунной ограды –

Листья скрывают звание,

Цепляются вместо награды.

 

В алом восторге прогибается прошлое

Воспоминанием о юности,

Ностальгически вынимается

Меховое поношенное

Из осеннего сундука памяти…

 

 

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий