Открыть меню

Мир великого азербайджанского поэта в изобразительном искусстве

#
Зиядхан АЛИЕВ, 
профессор, заслуженный деятель
искусств Азербайджана  
 
Средневековое искусство Востока, в том числе азербайджанское, снискало мировую славу не в последнюю очередь благодаря миниатюрам, которые создавались в качестве живописной иллюстрации к рукописным произведениям. Сегодня даже ведущие музеи и коллекции мира гордятся наличием у них таких рукописей, главным образом произведений Низами и Фирдоуси. Среди подобных экспонатов отсутствуют рукописи произведений еще одного классика поэзии Востока - Имадеддина Насими (1369-1417), снискавшего у современников неоднозначную репутацию своим нестандартным образом жизни и специфическим мировоззрением.

Это обстоятельство в общем представляется естественным - достаточно вспомнить его знаменитую строфу «В меня вместятся оба мира, но в этот мир я не вмещусь. Я - суть, я не имею места, и в бытие я не вмещусь», которая занимает умы с тех пор вплоть до наших дней. Практически полное отсутствие изобразительной трактовки творчества Насими, безусловно, необходимо отнести к отсутствию заказчиков. С другой стороны, учитывая то обстоятельство, что мусульманская религия нередко выдается за оплот фанатизма, невежества и суеверий, представляется сомнительной вероятность широкой популяризации творчества одного из лидеров хуруфитов, которые выдвигали идею единства Бога и Человека, заявляли о создании новой религии. В результате остался неиспользованным обширный потенциал освещения творчества Насими средствами миниатюрной живописи XIV-XV вв.

Старейшее из дошедших до наших дней изображений, связанных с личностью Насими, относится к XVI веку и представляет собой миниатюру к рукописи ашыга Челеби «Состязание поэтов», существенно отличаясь от позднейших многочисленных портретов великого поэта. Насими изображен на фоне скал и деревьев, в белом одеянии, что указывает на принадлежность героя к образованной прослойке, с котомкой в руках и меховой накидкой на плече. В устремленном на зрителя пристальном взгляде поэта, изображенного как бы в момент секундной заминки, сквозит необычайная внутренняя сила. Неизвестный художник сумел с помощью деталей добиться большой убедительности и выразительности портрета. Всего в рукописи 114 миниатюрных иллюстраций, имена авторов которых также не дошли до нас. Но судя по их работам, все это были незаурядные мастера кисти.

В другой дошедшей до наших дней миниатюре, созданной в 1700 году, изображена сцена казни Насими. Эта работа была обнаружена и запущена в научный оборот германским насимиведом Михаэлом Рейнхартом Хессом. Неизвестный автор миниатюры изобразил на первом плане единомышленника Насими и представителя тех, кто выступал против хуруфитов, явно спорящих между собой, а на заднем плане - самого поэта под виселицей и толпу, собравшуюся поглазеть на сцену казни.

После двух описанных произведений изобразительного искусства мы застаем длительный перерыв в плане создания иллюстраций к творчеству Насими. Лишь в XX веке замечательный азербайджанский художник Азим Азимзаде, которому принадлежит заслуга создания целой галереи портретов великих мастеров слова, в 1941 году создал многофигурную композицию «Казнь Насими». В этой работе мы видим собравшихся на площади недоброжелателей великого поэта, бесстрастно взирающих на его варварскую казнь путем сдирания кожи. Наряду с недругами на казнь пришли и простые горожане, но художник сделал акцент на собравшихся вокруг распростертого на плахе поэта религиозных мракобесах, злорадно взирающих на жертву, и тем самым добился высокой обличающей силы картины. 

В целом композиция, состоящая из городского пейзажа и собравшейся на площади людской массы, производит сильное впечатление главным образом благодаря выразительной передаче жестов и движений персонажей, а также успешному цветовому решению. Художник сумел донести моральную победу, которую поэт одержал над врагами, бесстрашно встретив смерть.

В целом же приходится констатировать, что Насими и его наследие долгое время оставались в стороне от внимания советского изобразительного искусства. Лишь принятое в 1973 году решение UNESCO о торжественном проведении 600-летия великого поэта и мыслителя привлекло к его личности и творчеству широкое внимание. В преддверии знаменательного юбилея состоялись конкурсы на лучший живописный и скульптурный портреты Насими, снят художественный фильм, переизданы его произведения.

Впрочем, особой необходимости в создании новых портретов поэта не было, поскольку еще в 1941 и 1943 годах по заказу только что созданного Музея азербайджанской литературы им.Низами видный азербайджанский художник того времени Садыг Шарифзаде (1912-1986) создал портреты великого поэта, один из которых отобран с участием известных ученых и специалистов для демонстрации в экспозиции музея. В тот же период художник написал графический портрет Насими, который был использован в печати и в учебниках.

Тем не менее, в 1969 году был объявлен открытый конкурс портретов Насими. Первый смотр представленных работ предполагалось провести год спустя, однако по неясным для участников причинам первый тур конкурса так и не состоялся. Взамен художникам порекомендовали не падать духом и продолжать творческие поиски. После этого жюри объявил победителем конкурса портрет работы известного мастера кисти, народного художника СССР Микайыла Абдуллаева, а работу того же С.Шарифзаде, по сути ничем не уступающую лауреату, назвали одним из лучших произведений конкурса. Примечательный факт: опубликованная в юбилейные дни в «Комсомольской правде» статья о Насими за подписью видного азербайджанского поэта Сулеймана Рустама была иллюстрирована не портретом-победителем конкурса, а работой С.Шарифзаде. Судя по всему, именно этот портрет больше всего отвечал официальной трактовке образа великого поэта и философа Востока. Всего же С.Шарифзаде представил на конкурс до десяти работ, часть которых сегодня хранится в фондах Национального музея искусств Азербайджана. Кстати, он является автором портретов целого ряда исторических личностей, среди которых Бабек, Мухаммед Физули, Мирза Алекпер Сабир.

На работе С.Шарифзаде Насими изображен на фоне ночи, в задумчивости устремившим взгляд вдаль, с рукописью на коленях, на которой выведено знаменитое изречение «Бог - это я». Вся композиция наглядно передает убеждения и жизненную позицию поэта. Автор мастерски использовал костюм и другие детали для усиления достоверности образа своего героя. 

В работе же М.Абдуллаева Насими изображен на фоне города Шамаха и в несколько официально-патетическом свете. Следует заметить, что и С.Шарифзаде, и М.Абдуллаев оставили записи, в которых изложили суждения относительно образа великого поэта и его трактовки. Судя по ним, художники имели существенно различающиеся взгляды на иконографические параметры Насими, и это закономерно привело к рождению образов, совершенно разных по художественно-психологическому содержанию и идейной трактовке. Представляется, что свою роль в столь различной трактовке одной и той же личности сыграло отсутствие авторитетного специалиста, который мог бы привести к единому знаменателю разные подходы к теме.

Как бы там ни было, этот конкурс явился стимулом для целого ряда художественных и скульптурных работ, авторы которых применили утвердившиеся к тому времени иконографические нормы. Среди созданных в описываемый период графических портретов Насими необходимо отметить иллюстрации к вышедшему в свет в 1973 году сборнику произведений поэта, созданные народным художником республики Огтаем Садыгзаде. Автор в своих лаконичных иллюстрациях дал собственную художественную трактовку произведений Насими о жизни, любви и прекрасном. Проникнутые эмоциональным настроем, иллюстрации запоминаются зрителю надолго. 

Отметим, что в своих иллюстрациях О.Садыгзаде широко использует стиль средневековой миниатюры, широко распространенный в эпоху Насими, чем добивается значительного усиления художественного воздействия. Эти иллюстрации представляют собой композицию, в которой основной сюжет изображается на фоне орнамента, отражая таким образом синтез традиции и современного стиля в изобразительном искусстве.

Четыре иллюстрации, сделанные художником к газелям Насими и ныне хранящиеся в Национальном музее азербайджанской литературы, проникнуты лиризмом, столь характерным для творчества великого поэта в целом и его газелей в частности.

Народный художник республики Алтай Гаджиев также сделал иллюстрации к «Лирике» Насими (1973), которые заставляют зрителя задуматься. В цветных и черно-белых иллюстрациях персонажи великого поэта представлены как носители его философских воззрений, образуя величественную панораму наследия этого классика восточной поэзии и корифея хуруфизма.

В том же юбилейном году видный азербайджанский мастер графики Эльчин Асланов создал две иллюстрации черной тушью. В верхней части одной из них представлено изображение женщины в белом одеянии. Из окутавших обрамление облаков проливается дождь в форме стрел. Внизу композиции - синий пруд, из которого сквозь то же обрамление к небу протягиваются две руки желтого цвета; эти руки погружены в серые облака, которые, поднимаясь вверх, окутывают женщине ноги.

Другая иллюстрация представляет обобщенное изображение человеческой фигуры с вздымающимся из нее факелом, источающим черный дым, который обволакивает все вокруг. На заднем плане мы видим руины, охваченные пламенем. В воздухе кружат два ангела, один из которых держит в руке тамбурин, другой - уд. Человек изображен молитвенно вздымающим руки к небесам, как бы моля о прекращении смуты и беспорядка в мире. 

В обеих работах сквозит стремление художника методами аллегории донести до зрителя глубину и гуманистическую сущность философии Насими.

Художник и скульптор Санан Гурбанов, который в своем многогранном творчестве часто обращался к средневековой литературе, в указанные юбилейные дни по заказу Музея азербайджанской литературы им. Низами создал две графические работы. Одна из них представляет собой рисунок черной тушью и изображает рай и ад; условный характер изображения, по всей видимости, связан с глубиной и сложностью темы.

Вторая работа, представляющая собой иллюстрацию к знаменитым стихам «В меня вместятся оба мира, но в этот мир я не вмещусь», изображает солнце, проглядывающее сквозь тучи и освещающее весь мир, а также две горы, между которыми течет река. Все эти элементы вселенной - солнце, река, две горы - как бы составляют единое целое, символизируя содержание стихотворения и вызывая у зрителя соответствующий настрой.

Народный художник республики Ариф Гусейнов, также отличающийся частым обращением к литературным сюжетам, является автором серии из 13 графических работ по сюжетам произведений Насими. Как и творения поэта, эти работы обращают на себя внимание глубокой философичностью. В них нетрудно почувствовать стремление художника проникнуть во внутренний мир Насими, почерпнуть из этой неиссякаемой сокровищницы духовности и отразить ее средствами изобразительного искусства. В серию входит несколько портретов великого поэта и работы, иллюстрирующие философские воззрения Насими, выраженные в его изречении «Бог - это я» и ставящие человека на одну ступень с Создателем. Эти и другие работы создают у зрителя полноценное впечатление о духовной силе, заключенной в наследии великого поэта Востока.

Веками поэзия Насими сохраняет мощное влияние на читателя, к которому со временем прибавилось и влияние на изобразительное искусство и его мастеров. Очередным подтверждением тому служат новые графические работы по произведениям поэта. В качестве примера приведем графическое табло «Казнь Насими», созданное в 2015 году художницей Пернисой Аскеровой в присущем ее творчеству миниатюрном стиле. На этом табло автор с помощью лаконичных приемов передает тяжелое внутреннее состояние поэта и в то же время его моральную победу над недругами в лице палача, склонившегося к его ногам, чтобы содрать с поэта кожу. На глазах зрителя душа поэта словно готовится покинуть умерщвленное тело, дабы вознестись к небесам и предстать перед Всевышним, и этот извечный акт воспринимается как моральный триумф великого поэта-хуруфита и его шаг в подлинное бессмертие.

Своеобразным и глубоко личным отношением к личности и творчеству Насими отличается известный азербайджанский художник и каллиграф Явер Асадов. Созданные им в прошлом году портреты поэта выведены буквами арабской графики и представляют собой интересное сочетание графики и каллиграфического письма. В одной из этих работ портретное изображение в фас поэта в характерной чалме образует вместе с чертами лица надпись, означающую «Сеид Али Имадеддин Насими», а в другой на изображении поэта в профиль можно прочесть годы рождения и смерти - 1369-1417 - и названия городов, в которых великий поэт родился и умер, - Шамаха и Алеппо (Халеб).

В том же 1973-м году народные художники республики Эльмира Шахтахтинская и Юсиф Гусейнов создали два плаката, отмеченные строго-серьезным подходом к теме. Поэт изображен в фас и профиль, соответственно на синем и сером фоне, в сопровождении надписей. Наряду с этим интерес представляют два плаката, созданные молодым в тот период художником Эмином Аслановым к фильму «Насими». 

Уже в текущем году художник Яшар Самедов, в творчестве которого литературные сюжеты занимают широкое место, создал графическое табло «В меня вместятся оба мира», на котором мы видим изображение песочных часов, символизирующих неспешное, но непрестанное течение времени и вместе с ним человеческой жизни, жизни поэта. Наряду с этим необходимо упомянуть декорации художественного фильма «Насими» (1973), созданные художниками Мамедом Гусейновым и Маисом Агабековым. В них мастерски отражена атмосфера эпохи, как и особенности средневекового зодчества.

Среди посвященных Насими живописных полотен преобладают портреты и сюжетные табло. Уже шла речь о портретах поэта кисти С.Шарифзаде и М.Абдуллаева, вызвавших в свое время широкую полемику. Этими портретами не ограничиваются обращения обоих художников к личности великого поэта. В частности, кисти С.Шарифзаде принадлежит целая галерея портретов различного психологического настроя и художественного содержания, из которых явствует, что автор находился в творческом поиске, стремясь к максимально убедительной иконографической трактовке личности великого поэта. В результате художнику удалось создать глубоко впечатляющий образ поэта-философа воистину вселенского масштаба. 

На многофигурном табло «Насими до суда» (50-е годы) мы застаем поэта в критический момент жизни. Насими изображен стоящим посреди тех, кто взялся устроить над ним судилище: шейх, наиб, кадий Алеппо, ученые - толкователи свода мусульманских законов шариата. Резко отличаясь от обступивших его недоброжелателей как одеянием, так и гордой осанкой, Насими как бы бросает недругам вызов, что нетрудно заметить по беспокойно-напряженным позам его оппонентов.

В работах М.Абдуллаева «Насими накануне суда» (1968) и «Насими перед казнью» (1971) образ поэта трактуется более впечатляюще и предстает непоколебимо преданным своим принципам, чем в портрете того же автора «Имадеддин Насими» (1972), объявленном победителем конкурса и отличающемся присущей искусству определенной формации патетикой.

Известный азербайджанский художник, заслуженный деятель искусств республики Наджафгулу Исмайлов посвятил личности великого поэта-хуруфита портрет и сюжетное табло (1973), представляющие собой достойный вклад в обширную галерею, созданную азербайджанскими художниками и скульпторами. Автор изобразил Насими на фоне живописной азербайджанской природы, сидящим в глубоком раздумье, сумев при помощи лаконичных приемов создать образ человека недюжинной силы воли, непоколебимого в своих убеждениях. Наряду с этим в многофигурном табло художника «Насими читает стихи в Алеппо» мы видим, как гениальный поэт декламирует на городской улице свои стихи и привлекает массу слушателей, по выражению лиц которых можно предположить, что Насими читает стихи философского содержания. Художник удачно использовал игру красок и форм, добившись достаточно сильного воздействия композиции на зрителя.

На табло «Имадеддин Насими» (1972) азербайджанского художника, заслуженного деятеля искусств республики Тогрула Садыхзаде, мы также видим поэта на фоне города Алеппо, в несколько романтическом ореоле. Образ великого поэта и мыслителя исполнен преданности своим убеждениям и веры в будущее. Такое впечатление усилено яркими красками, использованными при создании фона. 

Та же географическая локализация и в более поздней работе видного мастера кисти, народного художника республики Салхаба Мамедова «Могила Насими» (1993). Автор отправился в творческую командировку в город, где был казнен великий азербайджанский поэт, и побывал в усыпальнице, воздвигнутой на могиле Насими. Художник изобразил это строение с помощью сочетания оттенков золотистой, серой и черной красок, словно стремясь через игру этих противоречивых красок донести тягу к родине поэта, усопшего вдали от родной земли.

Обращает на себя внимание образным решением темы и табло современного азербайджанского художника Алекпера Расулова «Поэт, не вмещающийся в мир» (2019). Автор изобразил Насими на фоне земного шара, как бы подчеркивая тем самым вселенский, общечеловеческий характер принятой им на себя и до конца, ценой жизни выполненной духовной миссии. Лаконичность же языка изобразительных средств подчеркивает несгибаемость поэта в верности своим идейным постулатам.

Живописец Эльданиз Бабаев в табло «На пути убеждений» (2000-е годы) представил Насими на фоне каравана верблюдов, явно стремясь донести до зрителя нескончаемость и многотрудность пути к осуществлению идей, расходящихся с господствующими. И здесь фигура поэта - своего рода живое воплощение непоколебимой верности своим убеждениям.

Среди скульптурных изображений Насими, конечно же, прежде всего необходимо упомянуть статую поэта в столице Азербайджана. В объявленном конкурсе на эту скульптуру приняло участие большинство мастеров резца республики, и только во втором туре оказалось возможным выявить победителя - это работа народных художников республики Токая Мамедова и Ибрагима Зейналова, отличающаяся романтичностью пластики. Торжественное открытие памятника состоялось в центре Баку в 1979 году. 

Второй премии конкурса удостоен проект статуи работы братьев Тельмана и Эльдара Зейналовых, которая должна была быть установлена в Шамахе, на родине поэта. Но в силу причин субъективного порядка вопрос затянулся, и в итоге уже в 90-е годы на этом месте установили меньшую по размерам статую работы скульптора Джаваншира Дадашова.

Уместно заметить, что азербайджанские скульпторы обращались к образу Насими и до 1973 года, когда проводились официальные мероприятия по случаю его юбилея. Так, заслуженный художник республики Муневер Рзаева в 1958 году создала его скульптурный портрет из гажи, а в 1960-м - из дерева. Обе работы, в которых также подчеркивается присущие поэту несгибаемость и сила воли, ныне хранятся в Национальном музее азербайджанской литературы.

Необходимо указать, что яркая личность Насими и его исполненная трагизма судьба привлекали внимание не только азербайджанских скульпторов. В 1974 году портрет гениального азербайджанского поэта создал польский скульптор Густав Земла, в чьей трактовке Насими предстает воистину личностью, не вмещающейся в этот мир. Лицо поэта исполнено напряженного драматизма, а в вертикальном ритме портрета сквозит внутренняя динамика. Характер образа передан выразительными очертаниями и точными штрихами, использованы целостные и реалистичные объемы, и все это производит потрясающее впечатление. 

Особенно следует отметить выражение глаз поэта, как бы прячущего взгляд от зрителя, - этому моменту отведено важное место в раскрытии характера персонажа. Насими у Землы не задумчив, но и не смотрит в какую-то определенную точку, его взгляд словно устремлен в будущее, куда обращены его помыслы и надежды. Эти глаза исполнены воли и стойкости - качеств, составляющих преобладающую черту характера этой великой личности.

Живущий в Украине скульптор-азербайджанец Сейфеддин Гурбанов в прошлом году изготовил два эскиза статуи Насими. Обе работы отличаются монументальностью, горделивый взгляд поэта сочетается с удачно переданным средствами пластики внутренним напряжением, а резкие черты говорят о присущей этой исполинской личности несгибаемости и духовной мощи. На днях на бульваре Дружбы народов в Киеве состоялось торжественное открытие памятника азербайджанскому поэту и мыслителю Имадеддину Насими.

Установленная в 2003 году в Сумгайыте статуя Насими работы известных азербайджанских мастеров Асима Гулиева и Вагифа Назирова отличается современной художественной трактовкой персонажа с использованием условных приемов. Монументальность этого произведения как нельзя более соответствует интеллектуальной мощи поэта, производя неизгладимое впечатление.

Нельзя не упомянуть также созданные в преддверии юбилея в 1970 году скульптуры Насими работы Т.Мамедова и М.Миргасымова.

К образу Насими в различное время обращались и деятели азербайджанского декоративно-прикладного искусства. В этом ряду необходимо упомянуть ковры-портреты, созданные народными художниками республики Лятифом Керимовым (1970) и Камилем Алиевым (1974), мастером И.Керимовой (1973), а также медную гравировку народного художника Салхаба Мамедова (1993). В этих работах убедительно переданы характерные иконографические особенности образа великого азербайджанского поэта Насими.

Комментарии (0)

Добавить комментарий