Открыть меню

Я - сотворение Вселенной…

#
Тойраханым ГУСЕЙНОВА,
научный сотрудник 
Музея азербайджанской литературы
имени Низами Гянджеви НАНА  
 
Великий азербайджанский поэт Имадеддин Насими - титан поэтической и философской мысли Востока - вошел в историю мировой литературы как основоположник новой философской поэзии на азербайджанском языке. Феномен Насими заключается прежде всего в том, что он впервые в истории литературы создал на азербайджанском языке шедевры подлинной поэзии, заложив основы азербайджанского литературного языка.

Сеид Али Имадеддин Сеид Мухаммед оглу, создавший нетленные страницы азербайджанской поэзии под псевдонимом Насими, родился в 1369 году в столице государства Ширваншахов - в городе Шамаха, который на протяжении более 300 лет был одним из крупных политических, экономических и культурных центров средневекового Азербайджана и славился своими поэтическими традициями.

Еще в XII веке в Шамахе жили и творили такие мастера слова, как Афзаладдин Хагани Ширвани, Фелеки Ширвани и Зульфугар Ширвани. Талантливый исследователь литературы Салман Мумтаз, издавший в 1926 году в Баку «Диван» Насими, отмечает: «Отец Насими - Сеид Мухаммед - был одним из образованнейших и известных людей своего времени. Кладбище Шахандан в Шамахе связано с именем брата Насими - поэта Шахандана, похороненного там».

Насими был энциклопедически образованным человеком, основательно изучившим современные ему науки - математику, астрономию, философию, логику и теологию. Он был хорошо знаком с классической литературой Азербайджана, Ирана и Древней Греции. Помимо своего родного азербайджанского языка поэт в совершенстве владел фарси и арабским, о чем говорят его произведения, созданные на трех языках.

Как подлинно большой художник, Насими, творчески освоив лучшие традиции не только азербайджанской литературы, но и других народов Ближнего и Среднего Востока, создал качественно новую поэзию.

Насими прекрасно знал народный язык и фольклор. Пословицы и поговорки, емкие метафоричные выражения, свойственные народной речи, как жемчуг рассыпаны в его любовных и философских газелях, написанных на азербайджанском языке. Лирические газели поэта отличаются изяществом и блеском поэтического языка, неожиданными поворотами мысли, реальностью чувств и страстей.

Твой каждый волосок трепещет, наполняя
Все ароматом роз и мускусом Китая.
Зажег мне сердце твой солнцеподобный лик,
Вот так свечу Мусы зажег огонь Синая. 
И солнце - вижу я - восходит каждый день,
От твоего чела движенье начиная.

(Перевод Т.Стрешневой)

Рубаи Насими восхищают своей страстностью и философской насыщенностью, напоминают азербайджанские народные стихи - баяты.

Предвечен я, и вечность - мой конец
Я и творенье мира, и творец.
Я - виночерпий пиршества земного,
Я - добрый знак для всех людских сердец.

(Перевод Н.Гребнева)

Сочетание поэзии и философской мысли, смелость и богатство ритмов, мелодичность, аллитерация и внутренняя рифма - характерные особенности газелей и рубаи великого поэта-мыслителя.

Богатое поэтическое наследие Насими включает в себя азербайджанский «Диван» (около 15 тыс. строк), «Диван», созданный на фарси (5 тыс. строк), иракский «Диван», стихотворения, месневи и касыды, написанные на арабском языке. 

Рукописи диванов поэта хранятся в музеях и библиотеках различных городов мира, таких как Стамбул и Каир, Тегеран и Тебриз, Лондон и Берлин, Рим и Будапешт, Санкт-Петербург и Ташкент, Баку и Тбилиси, Бухара и Душанбе…

Наряду с видными азербайджанскими учеными, такими как Ф.Кочарли, Салман Мумтаз, Гамид Араслы, Мамед Ариф Дадашзаде, Мирзаага Гулузаде, Джахангир Гахраманов, Зумруд Гулузаде, Азизага Мамедов, Вагиф Асланов и Афрасияб Векилов, большую работу по изучению и популяризации произведений Насими сыграли известные русские и западноевропейские востоковеды Е.Бертельс, А.Болдырев, А.Бомбачи, Хаммер-Пургшталь, Ф.Бабингер, Э.Гибб, Дорн, Г.Дерфер и др.

Гуманистическая поэзия Насими звучала гимном человеку, отстаивала его право на свободу и самосознание, воспевала его могущество и благородство, красоту природы и возлюбленной. Он с гордостью говорил о себе:

Никогда - мне бог свидетель, это истина святая -
Человеческого сына унижать не стану я.

(Перевод С.Иванова)

В противовес теологическим учениям, утверждавшим: «Человек - ничто, а бог - все!», Насими провозглашал человека «сутью, сердцевиной всего сущего». Насими не отрицал бога, но в противовес исламской догматике поселил его в душе человека - «божия на мне печать»:

…Во мне живут миры, все восемнадцать тысяч,
И скрыт во мне Аллах, который скрыт во всем.
Я - тайна всех чудес, сокрытых в этом мире,
Я - солнце, что всегда горит над миром днем.
Пред вами Насими свою откроет тайну:
«Я счастлив: бог сокрыт в обличии моем!»

(Перевод К.Симонова)

Поэт жил и творил на стыке XIV-XV веков, во время средневекового религиозного мракобесия и трагический для всего Ближнего Востока период многочисленных нашествий иноземных захватчиков. В таких исторических условиях, в 80-е годы XIV века, в Азербайджане возникло политико-еретическое и социально-философское движение - хуруфизм, виднейшим приверженцем которого был Насими. Основатели хуруфизма считали, что основой всего сущего являются 28 букв арабского и 32 буквы персидского алфавита (слово «хуруфизм» происходит от арабского «хуруф» - «буквы, алфавит»), утверждая, что без познания букв нельзя познать ни бога, ни человека. В книге «Махаббатнамэ», принадлежащей перу основателя хуруфизма, философа и поэта, пантеиста Фазлуллаха Наими, читаем: «28 и 32 божественные буквы - изначальные, вечные незримые атрибуты единого господа, они пришли с человеком… лик и тело человека - их знание».

Поразительно смелые суждения Ф.Наими звучали вызовом господствовавшей идеологии эпохи, всей системе теологических представлений о боге и человеке. Его знаменитая формула «Аллах - это я!» имела огромное распространение по всему Ближнему Востоку и Азербайджану. В 1394 году Фазлуллах Наими был арестован и зверски казнен в крепости Алинджа гала третьим сыном Тамерлана - Мираншахом.

Смерть своего учителя Насими воспел в чудесной элегии, завоевавшей широкую популярность:

О душа, от разлуки с тобой, 
От горя мое сердце кровью полно, вернись!
Слезами моих очей полон мир, и буря в мире, вернись.
Мое сердце горем и смятеньем полно, вернись!

(Перевод С.Иванова)

После смерти Ф.Наими Насими, как видный представитель хуруфизма, вынужден был покинуть Азербайджан. Пропагандируя учение хуруфизма, он предпринял путешествие по странам Ближнего Востока - побывал в Турции, жил в Ираке, Сирии и других арабских странах.

Везде его бунтарская поэзия пользовалась огромным успехом, поэт находил сторонников среди всех слоев общества. В 1417 году в Халебе (Алеппо) по подстрекательству религиозных фанатиков Насими был задержан и казнен. По преданию, он принял мученическую смерть: с него живого содрали кожу. И перед смертью поэт не переставал разоблачать жестоких правителей и лицемерных служителей религии:

Попробуй захиду лишь палец один отрубить,
Отрекшись от правды, он будет пощады просить.
А здесь, поглядите, с живого всю кожу сдирают!...
Кто истинно любит, без стонов и слез умирает.

(Перевод Н.Гребнева)

Имя Насими, его стойкость и преданность своим идеалам прославлены выдающимися поэтами, его произведения звучат на многих языках народов мира.

И сегодня, в XXI веке, величие лирического героя Насими, ставшего властелином всей Вселенной благодаря своему разуму, не вмещается в этот мир:

В меня вместятся оба мира, но в этот мир я не вмещусь
Я суть, я не имею места - и в бытие я не вмещусь.
Все то, что было, есть и будет - все воплощается во мне,
Не спрашивай! Иди за мною. Я в объясненья не вмещусь.

(Перевод К.Симонова)

Комментарии (0)

Добавить комментарий