Открыть меню

ЖАНР СОНЕТА В АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ПОЭЗИИ

#

АЙСЕЛЬ БАГИРОВА

ЖАНР СОНЕТА В АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ПОЭЗИИ


В 1920-х – 1950-х годах к жанру сонета обратился целый ряд поэтов Азербайджана.

При этом важно иметь в виду особенность государственного строя, установившегося в

пределах бывшей Российской империи и определившего культурные реалии и тенденции

в данном геополитическом пространстве. Именно вследствие этого созданные в указанное

время азербайджанские сонеты тематически имели преимущественно выраженный

социальный характер. Причём если в пору генезиса названного жанра в отечественной

поэзии – дореволюционный период – сонеты формально были выдержаны главным образом

в итальянской традиции (Г.Джавид, А.Сабир и др.), то позднее преобладающей

стала традиция именно английская.

В 1920-х годах к названному жанру обращается титан азербайджанской литературы

новейшего времени Самед Вургун (1906 – 1956). Написанное им в 1928 году стихотворение

«Işçi» («Рабочий») как раз имеет форму английского сонета (три катрена +

одно двустишие с системой рифмовки: abab cdcd efef gg). В соответствии с тематическим

мейнстримом той эпохи в данном произведении в оппозиции предстают настоящее и прошлое:

Əyilsin səcdənə yıldızlar, aylar,

Sənsən dünyaların fəxri, şöhrəti.

Qarşında diz çökdü «Şanlı saraylar»,

Çünki qollarının vardır qüvvəti!

Mən səni çox zaman gördüm əzilən,

Ummadın kimsədən imdad, mərhəmət,

Sən ey dost bağçası, sən ey dərd bilən!

Sən öz qüdrətinə sığındın əvət!

O günkü keçmişin məşəli söndü,

Bir yeni kainat çıxdı qarşına.

O qara qüvvələr xəyala döndü,

Beş guşəli yıldız taxdın başına.

Uzaqdan çınladı əmək səsləri,

Sən də dayanmadan dedin: – İrəli!

Однако наиболее значимые образчики азербайджанского сонета отмеченной эпохи

принадлежат перу другого нашего классика – Микаила Мушвига (1908 – 1939). Произведения

эти отличают как разнообразие тематики, так и поэтико-структурное новаторство.

Как поэт сугубо лирический, Мушвик по большей части разрабатывал в них темы

любви, высоких человеческих чувств, красоты и эмансипации женщины.

В книгу «Ədəbiyyat nəğməsi» («Литературная песня»; составитель Г.Гусейноглу),

изданную уже после смерти поэта – в 1978 году, вошли 12 сонетов М.Мушвига, написанных им в промежутке между 1928-м и роковым для него 1937-м годами. Собственно, автор

не определял эти стихи сугубо как сонеты, но формально они таковыми являются, поскольку

составлены соответственно из двух катренов и двух же терцетов (итальянская

традиция). Следует также указать, что сам составитель издания и автор предисловия

никак не отметил в своем предисловии к книге принадлежность данных произведений

именно к сонетной форме.

Первые сонеты М.Мушвига написаны были в метрической системе аруз и отличались

некоторой выспренностью языка. Лишь впоследствии поэт стал использовать широкие

возможности традиционной для азербайджанского стихосложения силлабики,

стилистически применяясь к вкусам широкой читательской аудитории.

Сонеты М.Мушвига весьма разнообразны идейно и тематически. Среди них – произведения

как любовно-философского, так и общественно-публицистического содержания.

Как справедливо указывает знаток творчества поэта С.Гулиева: «Сонеты Мушвига

разнообразны по тематике (любовь, общество, политика), форме и рифмовке. Именно эти

аспекты стиха позволяют, несмотря на схожие окончания, воспроизводить разнообразные

созвучия».

В сонете «Bir günəş, bir baxış» («Одно солнце, один взгляд») поэт, провожая зиму

и встречая весну, просит у своей возлюбленной подарить ему всего лишь один взгляд, горячий

как солнце.

В другом же – «Ulduzlar» («Звезды») автор отождествляет себя и предмет своей

любви с находящимися в баснословной отдаленности друг от друга небесными светилами,

заключая это сентенцией: несмотря на разделяющее пару расстояние, «в наших сердцах

трепещут одинаковые чувства» («eyni duyğularla vurur qəlbimiz»).

Сонет «Qadın» («Женщина») – гимн женской свободе. В последнем терцете стихотворения

мы читаем:

Harda, ey xalqımın böyuk yarısı,

Anası, bacısı, qızı, qarası,

Bizdə olan kimi ixtiyarın var?!

Где ещё, о великая половина народа моего –

Матери, сестры, дочери, жёны –

У вас есть такие права, как здесь?!

В сонете «Torpaq» («Земля) воспеты земля и созидательный труд:

Hər şeyin anası, qaynağı sənsən!

Sənin varlığına ölüm-itim yox.

Sən bütün-bütünə ruhsan, bədənsən,

Gözəl torpaq, sənə çox borcluyam, çox!

Bu qardaşım ağac, budaq, bu yarpaq,

Hamsını canladan sənin şirəndir.

Insan da, ey qoca, ey köhnə torpaq,

Səni hər addımda dəyişdirəndir!

Ты мать всего, всего источник!

Ты бессмертна, ты вечна.

Ты – дух и сущность всего,

Земля-краса, очень я обязан тебе, очень!

Собрат мой дерево, его ветка, его лист –

Всех твои соки животворят.

А человек, о, древняя земля,

Каждую пядь твою преображает!

Сонеты М.Мушвига, в значительном их числе, «вненормативны». В этом смысле

особо примечательна практика использования в них метафор, эпитетов и повторов. Так,

например, в сонете «Sevgililər» («Влюбленные»), слово «sevgi» (любовь) повторяется

целых одиннадцать раз, что категорически запрещает канон. Заметим, что рифмовка катренов

данного сонета также внеканонична: abab cdcd – классическая: abab abab:

А, скажем, в первом катрене сонета «Bir də baxsan mənə» («Если еще раз посмотришь

на меня») строка «bu baxışdan, bu duruşdan əl çək» («оставь в покое этот взгляд, эту

позу») повторяется и в первом терцете, что, согласно канону, также недопустимо.

Сонеты М.Мушвига выдержаны в итальянской традиции и характеризуются разнообразием

рифмовки. К примеру, такие из них, как «Sevgililər», «Əllər» («Руки»), «Əmək»

(«Труд») имеют следующую схему рифм: abab cdcd eff egg, тогда как «Ulduzlar», «Torpaq»,

«Bir günəş, bir baxış», «Gözəllik» («Красота»), «Qadın» – abab cdcd eef ggf. В сонете

же «Mənim eşqim» («Моя любовь») мы видим и другой вид рифмовки – abba cddc eef ggf.

Количество написанных М.Мушвигом сонетов невелико, тем не менее, именно они

признаны как наиболее совершенные образцы этой формы в азербайджанской поэзии.

В 1920-х – 1950-х годах некоторое количество сонетов создано было поэтом-эмигрантом

Алмасом Илдырымом (1907 – 1952). Так, опубликованный им в 1935 году сонет

«Qafqaz» («Кавказ») явпяет собой трогательное признание любви поэта к Кавказу:

Mən nə bir Lermontovam, nə bir qadir Puşkinəm

Ki, bir rus qələmiylə mədn eləyəm ədanı.

Mən yalnız yaranmışam almaq üçün qadam.

Qəlbimdə «vəhşi» deyə çeçenlərə yox kinim,

Azəri, gürcü, dağlı birruh deyə anmışam,

Mən yalnız sənin üçün ölməyə yaranmışam.

Я не Лермонтов и не могучий Пушкин,

Чтобы русским пером прелесть твою восславить.

Я создан лишь затем, чтобы невзгоды твои в себя вбирать

В душе моей нет злобы на «диких» чеченцев,

Азербайджанец, грузин, горец – всех их ровней почитаю.

Я создан лишь затем, чтобы за тебя умереть.

Время написания сонета «Nə olurdu» («Что происходило») неизвестно, но всего вероятней,

что создан он был именно в период эмиграции.

Mən nə bilim, bu qürbətin çəkilməyən nazı var?

Qəmlərini yaza-yaza ömür keçdi, gün bitdi.

Mən dərdi yox edəm derkən, dərdim məni əritdi.

Vurma könül, vurma, əvət, bu qışın bir yazı var,

Bu qara gün keçicidir, bu gün bitər, inləmə,

Baxçamızda sarı bülbül yenə ötər, inləmə.

Откуда было знать мне, что у этого мытарства нега есть?

В изъяснении печалей жизнь избыта, день свершён.

Желал печаль истребить – она ж меня извела.

Не сокрушайся, душа, не сокрушайся, вслед за этой зимой придет весна,

Преходящи чёрные эти дни, пройдёт и сей день, не стенай,

В саду нашем соловей вновь трелью зальётся, не стенай!

Говоря о сонетах А.Илдырыма, нельзя не упомянуть стихотворение «Buludlar»

(«Тучи»), имеющее схему рифмовки: abcb dede ffg jgg. В подзаголовке этого произведения,

написанного в 1930 году, обозначено: «Lermontovdan iqtibas» («Заимствование из

Лермонтова»). Данный сонет написан в подражание лермонтовским «Тучам», созданным

в 1840 году, и в сугубо традиционной строфической форме, состоит из трёх катренов:

Еy lacivərd göylərin əbədi yоlçuları,

Mirvarid zəncir kimi üfüqlər aşarsınız.

Sizdəmi mənim kimi dоğma, əziz vətəndən

Qоvuldunuz, оnunçun cənuba qоşarsınız?

В последних двух строках приведённого отрывка имеет место перенос, т.е. в очередной

раз формально нарушен утвердившийся сонетный канон.

О вечные странники лазурных небес,

Подобные цепочке жемчужин, уходите вы за горизонт.

Как и я, из родного милого отечества

Изгнанные, оттого-то и держите вы путь свой на юг?

Лермонтовский текст:

Тучки небесные, вечные странники!

Степью лазурною, цепью жемчужною

Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники

С милого севера в сторону южную.

В 1950-х годах к форме сонета обращается ещё один азербайджанский поэт –

Алиага Кюрчайлы (1928 – 1980). В стихах этих воспроизведена различная метрика и

применены оригинальные художественно-выразительные средства. Уникальная их особенность

в том, что автор буквально в нескольких словах умеет создать яркий образ и выразить

суть своего замысла. Сонеты эти выдержаны в итальянской формальной традиции,

частью имеющей рифмовку abab cdcd eeg ffg, частью – abba cdcd eeg ffg.

В этих произведениях воспеваются высокие благородные чувства, духовная и физическая

красота, нравственное совершенство, показываются деликатнейшие движения

человеческой души. В этом смысле привлекает внимание написанный в 1954-м году сонет,

в котором описываются чувства людей, очарованных красотой проходящей по улице девушки.

Особо примечателен в стихотворении образ старика, восхищение которого проникнуто

известной толикой печали:

Bir qız keçir kücədən – bir gözəllik timsalı;

Necə təsvir edim məm surətini, boyunu?

Hamını heyran etmiş ala gözü, camalı,

Hamı ayaq saxlayır, dönüb seyr edir onu.

Saç-saqqalı ağarmış, dünya görmüş bir qoca

Dayanır bir anlığa, çeşməyini düzəldir.

O da cavanlar kimi, gözəl qıza baxınca

Köks ötürür dərindən, deyir: «Bəli, gözəldir!»

Девушка по улице идет – воплощенная красота;

Как описать мне её облик, ее стать?

Очаровали всех её серые глаза, пригожесть,

Замедлившие шаг, обернувшись, все любуются ею.

Поседевший, повидавший мир старик,

Вмиг замирает, очки поправляя.

И так же, как молодые парни, глядя на девушку,

Глубоко вздыхает: «Да уж, красавица!»

Своим идейно-художественным содержанием привлекает внимание сонет «İnsan

yalnız bir dəfə gəlir dünya üzünə» («Человек только раз посещает мир»), написанный в 1954

году. В произведении этом утверждается мысль, что людям даётся жизнь именно затем,

чтобы творить новое и бороться с трудностями бытия:

Sevgilim istərəm ki, bağ salam, evlər tikəm,

İsti, soyuq bilmədən ellərə keşik çəkəm –

Sən ömür kitabımı yalnız belə varaqla.

Yaylı çarpayılarda yataraq axşam, səhər,

Ömrü nəşə içində mən başa vursam əgər,

Sevgilim and verirəm: nə yas tut, nə də ağla!

Любимая, хочу я сад насадить и построить дома,

Невзирая на холод и зной, людей оберегать.

Только так книгу жизни мою ты перелистывай.

Если, и днем и ночью на мягкой кровати почивая,

В неге и радости жизнь проживу,

Любимая, я тебя заклинаю – не плачь по мне, не голоси!

Сонетное творчество А.Кюрчайлы продолжилось и в последующие десятилетия.

Перу поэта принадлежат такие произведения этой формы, как «Bilmirəm, işin nə, sənətin

nədir?» («Не знаю, что у тебя за работа, какова у тебя профессия?»), «Torpaq quruyurdu,

yağdı yağışlar» («Земля иссыхала, пошли дожди»), «Məhəbbət yolunda yorulmur ürək»

(«Сердце не устает на стезе любви») и др. При этом, что показательно, сонеты свои Кюрчайлы

писал, главным образом, одиннадцати- и четырнадцатисложником.

Несомненные достижения азербайджанских поэтов-классиков в воспроизведении

сонетной формы дали мощный толчок к дальнейшему развитию этого жанра в отечественной

поэзии. Пиковым в этом смысле является период 1960-х. Именно тогда к сонетному

жанру обращается целая плеяда талантливых наших стихотворцев «новой волны»

– А.Бабаев, Ш.Аслан, Аббасага и др., продолжая заложенную их предшественниками традицию

 

Комментарии (1)

    1. Ариф Туран.

      14-окт, 2018, 18:01

      ОЧЕНЬ ИНТЕРЕВНО... МНЕ ПОНРАВИЛОСЬ

Добавить комментарий