Открыть меню

Вышла наша новая книга: Джавад Нурбахш. Женщины-суфии.

#

Вышла наша новая книга:
Джавад Нурбахш. Женщины-суфии.
В книге собран уникальный материал о женщинах-суфиях. Есть ли разница, с точки зрения суфизма, между мужчинами и женщинами; встречались ли среди суфиев женщины, которые достигли высших ступеней мистического Пути — автор отвечает на эти и другие вопросы, основываясь на текстах арабских и персидских суфийских сочинений.

Автор книги, д-р Джавад Нурбахш (1926–2008) — глава, суфийского братства ниматуллахи с 1953 по 2008 гг., видный суфийский поэт и мыслитель.

Отрывки из книги:

ОММ АХМАД, ПОВИТУХА

Омм Ахмад, женщина благочестивая, происходила из Египта, была хорошей хозяйкой и занималась акушерством — исключительно во исполнение воли Божьей, отказываясь принимать плату за свои услуги. — Однажды зимней ночью, — рассказывает ее сын, — она попросила меня зажечь светильник. Я ответил, что у нас нет масла. Тогда она попросила меня налить воды в светильник и помянуть Бога. Я сделал так, и фитиль загорелся. — Мама, — спросил я, — в самом ли деле вода горит? Она ответила: — Нет, сын, но кто повинуется Богу — все вещи повинуются ему. (Шейх Юсуф ибн Исмаил Набахани, Джами карамат аль-авлия)

АДЖИБАЙКИ

Эта достойная женщина была ученицей глубокочтимой Мама и захоронена в одном мавзолее с ней. Автор Раудхат аль-джанан (II, 54) Ибн Карбалаи пишет:

«Она была женщина высоких достоинств и глубокой духовности. У её наставницы, госпожи Мама, превалировали атрибуты величественности и гнева (джалаль), тогда как Аджибайки были дарованы красота и любовь (джамаль). Однажды, после сильной засухи, поразившей провинцию Азербайджан, некий суфий имел видение, в котором Аджибайки даёт ему ломоть хлеба. Он пробудился, охваченный радостью, и вскоре после этого засуха прекратилась.

После кончины Аджибайки обмывальщице тел, которая приуготавливала и обмывала тело Мама Исмат, довелось обмывать и ее тело. Аджибайки носила на мизинце золотое кольцо, предназначенное в уплату за погребальные услуги. Уже наученная своим предыдущим опытом с Мама, женщина не торопилась снимать кольцо. Уже когда она обмывала тело, она заметила, что мизинец отделился, как бы вручая кольцо ей.

Кроме того, она знала, что Аджибайки предназначала кольцо для неё. Поцеловав руку Аджибайки, она сняла кольцо».

ОММ ХЕСАН

Эта женщина была знаменитой подвижницей Куфы в Ираке. Передают, что Софьян Тхаври желал жениться на ней и часто посещал ее. Софьян рассказывает, что при посещении ее дома он не увидел ничего, кроме старой тростниковой циновки. — Ты могла бы написать своим двоюродным братьям и сестрам, — просил он ее, — они могли бы быть и повнимательнее к тебе.

Омм Хесан так отвечала на этот упрек: «Софьян, глазами и сердцем своим я прозреваю в тебе большее достоинство, чем то, которое являешь ты ныне. Никогда не испрашивала я мирского у Того, кому единственному принадлежит всё это, просить ли мне чего-либо у тех, которые власти не имеют? Бог свидетель: всё это противно мне, о Софьян, и никогда не займу я время своё чем-либо иным, помимо Бога, Всемогущего».

Услышав это, Софьян заплакал. (Джами, Нафахат аль-онс).

БАРДАХЬЯ САРИМИЯ

Бардахья Саримия была одной из тех благочестивых женщин Басры, которые имели склонность к духовному познанию (ариф). Как-то ее спросили, как она проводит свои дни. Она ответила: — На сей земле одинокого изгнания мы просто гости, ожидающие оклика нашего Хозяина.

Бардахья пролила столько слез, что зрение ее ослабло.

Тем самым ты лишь тревожишь Господа, — увещевали ее люди. — Не боишься и вовсе утратить зрение?

Бардахья отвечала: — Пусть. Если мне суждено оказаться в аду, пусть Бог отстранит меня от Себя и отберет мое зрение. Если же мне суждено оказаться среди обитателей рая, Бог дарует мне зрение, превышающее зоркость глаз.

Согласно Ата ибн Мобараку, Саримию почитали за ее благочестие и за бессонные бдения:

«Когда ежедневные дела завершались и к каждому приходил сон, Саримия поднималась и скорбно молилась: «Все глаза закрыты, зажигаются звезды, влюбленные уединились друг с другом. О Возлюбленный, теперь мы наедине, только Ты и я. Когда Твоя любовь напитывает мое сердце, покараешь ли меня огнем геенны? О Любовь, никогда, никогда не делай этого». (Ибн Джавзи, Сифат ас-сафват).


Комментарии (0)

Добавить комментарий