Открыть меню

Хлебниковский Фестиваль в Казани

#

С 17 по 20 апреля в Казани и Елабуге пройдет VIII Международный Хлебниковский фестиваль «Ладомир». 
В фестивале примут участие ведущие литераторы России и зарубежья.

27 ноября 1913 года Велимир Хлебников прочел в «Бродячей собаке» стихи, показавшиеся Осипу Мандельштаму «антисемитскими» и «негодяйскими». Немедленно назначили дуэль и стали искать секундантов. Сошлись на Викторе Шкловском — однако нужен был кто-то второй. Шкловский потом расскажет, чем дело обернулось: «Я пошел к художнику Павлу Филонову, рассказал ему. Как-то тут же в квартире Хлебников оказался. Филонов говорит: „Я буду бить вас обоих (то есть Мандельштама и Хлебникова), покамест вы не помиритесь. Я не могу допустить, чтобы опять убивали Пушкина, и вообще, все, что вы говорите, ‘ничтожно’". Я спросил: „А что не ничтожно?" — „Вот я хочу написать картину, которая сама бы держалась на стенке, без гвоздя". Хлебников заинтересовался. „Ну и как?" — „Падает". — „А что ты делаешь?" — „Я, — говорит Филонов, — неделю не ем". — „Ну, и что же?" — „Падает". Мы постарались их развести».
Казалось бы, как картине висеть без гвоздя?
У Вознесенского из этого филоновского чуда вырастут стихи: «Умер он, изможденный профессией, / усмехнулась скотина-звезда. / И картину его не повесят… / Но картина висит без гвоздя».

Письмо В. Хлебникова к В.Д. Ермилову (Баку, 3 января 1921 - в Харьков): «Милый Вася Ермуша!
Да простится мне это введение, но так вышло.Я в Баку (Морской политпросвет, Баиловская ул., общежитие). Открыл основной закон времени и думаю, что теперь так же легко предвидеть события, как считать до 3. Если люди не захотят научиться моему искусству предвидеть будущее (а это уже случилось в Баку, среди местных людей мысли), я буду обучать ему лошадей. Может быть, государство лошадей окажется более способными учениками, чем государство людей. Лошади будут мне благодарны: у них кроме езды, будет еще один подсобный заработок: предсказывать людям их судьбу и помогать правительствам, у которых есть уши... Из Харькова здець Мане Кац и Шлейман, он болен… Здесь море и долина Биби-Эйбата, похожая на рот, где дымитсся множество папирос.
С Новым Г.
(Гадом или Годом?)
Вот вопрос! Я»

Велимир Хлебников

Очана-мочана, 
Все хорошо! 
– Ох! 
Это дервиш, 
Это пророк. 
Просит пушинкой, 
Море поет: вечная память 
Тухлым собакам, мертвым сомам 
И событьям. 
На скатерти песков 
Провидцам, пророкам, собакам
Разложен обед: соленая икра. 
Шамай! 
Садись! 
Дети пекут улыбки
Жаровнями темных ресниц 
И бросают прохожим.
– Гуль-мулла! – крикнули мне.
– Садись, гуль-мулла, – перевезу! 
Говорил: – я-я! – темнолицый и поднял весло.
Я сел. 
Я знал, что меня так зовут 
Здесь, в Энзели, 
Где я – урус дервиш.

Хлебниковский Фестиваль в Казани

Комментарии (0)

Добавить комментарий