Открыть меню

ЯРОСЛАВ ГАШЕК: «Я ЛЮБЛЮ БРАВОГО СОЛДАТА ШВЕЙКА»

#
ЯРОСЛАВ ГАШЕК: «Я ЛЮБЛЮ БРАВОГО СОЛДАТА ШВЕЙКА»
Считается, что у Йозефа Швейка были реальные прототипы. Один — пражский ремесленник, однополчанин и приятель Гашека, любитель травить байки. Другой был сам Ярослав Гашек, вокруг которого сложилась масса анекдотов и легенд, и их писатель с удовольствием распространял в своих рассказах. 
Так, в 1897 году в Праге полицейский патруль задержал примкнувшего к анархистам Гашека с карманами, полными камней. Гашек убеждал комиссара, что камни предназначены для школьной коллекции минералов, но тот отверг оправдания 14-летнего юнца, заявив, что, ввиду чрезвычайного положения, его завтра же расстреляют без суда и следствия. Тогда Ярослав Гашек послал домой записку: «Дорогая мамочка! Завтра меня к обеду не ждите, так как я буду расстрелян. Господину учителю Гаспергу скажите, что полученные мною минералы находятся в полицейском управлении. Когда к нам придет мой товарищ Войтишек Горнгоф, то скажите ему, что меня вели 24 конных полицейских. Когда будут мои похороны, еще неизвестно». Наутро комиссар сменился и Гашека отпустили. 
Вскоре после этого случая Гашек, бросив учебу, отправляется в пешее путешествие по стране, которое становится лишь первой страницей в книге его бесконечных странствий. Он побывал на Балканах и в Бухаресте, в Кракове и Венгрии, Галиции и Словакии, а еще в России. Во время скитаний по Европе, с легкостью овладевая иностранными языками, он стал полиглотом. Не раз будучи арестованным за бродяжничество и мелкое хулиганство, он со временем превратился в настоящего босоногого короля богемы, повествуя о своих приключениях в многочисленных публикациях. 
А однажды, после начала Первой мировой войны, Гашек поселился в пражском отеле под именем «Льва Николаевича Тургенева», приехавшего из России с ревизией австрийского генерального штаба. Как русского шпиона его под усиленной охраной доставляют в полицию, где он объясняет, что счел своим гражданским долгом проверить таким образом – «как в это тяжкое для страны время функционирует государственная полиция». Штуки шутками, но за время войны Гашек успел и на фронте побывать, и добровольно сдаться в русский плен, и поработать на большевиков — все это, естественно, сопровождалось невероятными «похождениями». 
По возвращении в Прагу в декабре 1920 года из стопки газетных вырезок писатель узнал, «что был трижды повешен, дважды расстрелян и один раз четвертован дикими повстанцами-киргизами у озера Кале-Исых». ...Несмотря на солидные доходы от творчества, денег в семье Гашека не прибавлялось. Он продолжал пропадать по нескольку дней, бродя по окрестностям, и с энтузиазмом писал до последних дней жизни.

Комментарии (0)

Добавить комментарий