Открыть меню

Только Бах

#

НАРГИЗ  БАГИРОВА

 

Только Бах

Теплый день, ранняя весна, бульвар... К нам, студентам первого курса, подошел какой-то человек. По возрасту он был старше наших родителей, но при этом совершенно не внушал должного почтения. Не потому, что он был тщедущен и довольно небрежно одет, хотя это тоже не производило особого впечатления. Все дело тут было в совершенно несоответствующей его годам робости, в какой-то трогательной приниженности.

Вначале он извинился, поздоровался и отметил, что сегодня чудесная погода. Потом сказал, что работает фотографом и любит рисовать…Так, для своего удовольствия. Мы не очень понимали, для чего он выдает всю эту информацию, и, переглядываясь, растерянно хихикали. Дальше он вытащил из своей замызганной сумки блокнот, выудил карандаш из внутреннего кармана куртки и начал рисовать мою сокурсницу – очень хорошенькую, белокурую девочку.

Я встала, заглянула ему в блокнотик и -- сразу потеряла к нему интерес! Нельзя сказать, что он плохо рисовал, скорее, он вообще не умел этого делать. Из блокнота на меня смотрела чернявая, с крючковатым носом, абсолютно непохожая на нашу подругу, тетка.

Он закончил, и мы дружно гаркнули: «Непохожа!». Человек потерянно улыбнулся, вырвал листок из своего блокнота и смущенно протянул его портретируемой. После закинул блокнотик в свою сумку и принялся оправдываться тем, что у него было мало времени, и, что ему очень мешал солнечный свет... Затем попрощался и пошел... Пошел походкой привыкшего к обидам человека.Не знаю, почему, но мне захотелось плакать.

Белокурая девочка, рассмеявшись, сказала, что закажет рамку и повесит этот шедевр над своей кроватью.

Похоже, не одной мне хотелось плакать, потому что один из нас произнес:
–Когда-нибудь ты будешь гордиться тем, что этот человек рисовал тебя, – сказал он сурово.

«…это вряд ли, – подумала я, – художник он, конечно, никакой...».

*******
–А разве это важно – какой он художник?.. – сказал папа, когда я дома рассказала ему о нашем дневном приключении на бульваре.

Еще сказал, что он знает этого человека, что зовут его В., и что когда-то они вместе работали на телестудии, куда папа сразу после школы устроился на должность осветителя.. Он часто беседовал с В. в перерывах между делами и постепенно обнаружил, что у них есть одна общая страсть – любовь к классической музыке. С той только разницей, что папа, хоть и неплохо разбирался в классике, но по молодости был всеяден и, не испытывая особенных пристрастий, слушал все без разбора.

В. же слушал и преклонялся лишь перед Бахом…

–А Моцарт? «Реквием», «Женитьба Фигаро», изящество, буйство эмоций, лиризм! – спрашивал отец.

–Только Бах, – отвечал В.

–А как же Вивальди? «Времена года» – это же живопись в нотах, виртуозность, гармония!

–Бах... Только Бах…

–Как же вы так говорите! – горячился отец, – Бетховен! Романтизм, революционная патетика, «Ода к радости»!

–Только Бах…– повторял В. с улыбкой.

*******
В один из дней В. сказал папе:
–Знаете, а мне вчера очень повезло… Я достал пластинку – Первый и Пятый Бранденбургские Концерты Баха в исполнении Фишера.

–Действительно, повезло! Я бы тоже купил за любые деньги!..

В. как-то нерешительно посмотрел на папу и произнес:
–Вот и приходите ко мне в гости вечером, после работы. Пока не купили «за любые деньги», – он улыбнулся, – послушаете Фишера у меня дома.

*******
Вечером папа, как полагается при визите в гости, купил какие-то сладости к чаю, потом они вместе сели в троллейбус и отправились в центр города.

В. жил в старинном, почерневшем от копоти и невзгод, маленьком двухэтажном особнячке – из таких, которые в те времена еще не были сметены помпезными высотками, и в тесном соседстве друг с другом проживали в самом сердце города.

Они вошли в неосвещенный подъезд, поднялись по крутой лестнице и оказались в длинном, как кишка, коридоре. Выяснилось, что В. вместе с семьей проживал в огромной коммуналке. В застекленный с одной стороны коридор выходили разнообразные двери, в которые входило и выходило пестрящее в глазах население квартиры. Всю эту суетливую хаотичность сопровождал гул звуков: смех, перебранка, детский крик, посудный перезвон, чеканный баритон радиоведущего.

В. провел его в большую темную комнату, которая, по всей вероятности, служила кухней и гостиной одновременно… У плиты, крутя половником в кастрюле, стояла полная молодая женщина. За столом, стоя коленями на стуле, девочка лет двенадцати что-то старательно писала в тетради. Напротив нее сидела укутанная в многочисленные шали старуха. Судя по злобе, с которой она зыркнула на В., это была его теща. Семейный портрет довершал мальчик лет восьми, который сидел на старом продавленном диване и лениво перелистывал какую-то книжку.

В., стараясь привлечь внимание жены, громко поздоровался и представил папу. Она оторвалась от кастрюли и повернула к ним свое довольно красивое лицо. Отец рассказывал, что его удивили ее глаза – они были густо накрашены, и их взгляд одновременно выражал презрение и бесстыдство. Она бегло, но оценивающе осмотрела папу, буркнула себе под нос что-то вроде «добро пожаловать» и равнодушно развернулась обратно к своей кастрюле. Они оба ей были неинтересны.

В. втянул голову и попросил чай. Жена, не поворачивая головы, кивнула. Они вышли из комнаты, немного прошли вперед по кишковому коридору, В. открыл дверь, впустил отца вперед и, плохо скрывая гордость, сказал:
–А это моя берлога…

«Берлога» больше напоминала вагонное купе, в котором едва помещались узенькая кровать и откидной столик. В небольшую стенную нишу были вмонтированы самодельные полки, в свободное пространство было втиснуто видавшее виды кресло. На нижней полке импровизированного книжного шкафа вперемешку были сложены книги, журналы и пластинки, на средней полке стоял проигрыватель, а на верхних установлены два динамика и между ними – облезлый плюшевый мишка.

–Первая игрушка моей дочки, – улыбнулся В., заметив папин взгляд, и добавил, – а вот и чай!

Старуха принесла им поднос с чаем и принесенными отцом сладостями. В. поспешно закрепил столик, а бабка, положив поднос на кровать, начала медленно его освобождать, попутно окидывая их неодобрительными взглядами.

–Ну что, приступим к прослушиванию?

Отец рассказывал, что испытывал ни с чем несравнимую неловкость от всей этой ситуации, но, тем не менее, согласно кивнул.

Старуха сунула подмышку поднос, открыла дверь, вышла и громко проворчала в коридорное пространство:
–Опять начинается…

Скорее всего, никто не принуждал именно ее тащить им поднос с чаем -- она сама вызвалась. Ей нужна была постоянная подпитка для ненависти.

В. засуетился. Он усадил отца в кресло, сам сел на койку и зачем-то потер ладони. Потом вскочил, включил проигрыватель, вытащил пластинку из упаковки, бережно протер ее какой-то тряпочкой, установил и осторожно опустил на нее иглу.

Папа говорил, что динамики так неожиданно и во всю мощь рявкнули, что он от неожиданности подскочил на кресле.

–Я всегда слушаю Баха на полном звуке! – прокричал ему В., – ведь так же лучше, верно? Как будто в самом деле сидишь на концерте! Верно, да?!

*******
–Да!.. – оглоушенный, отвечал папа, но отвечал неискренне.

Он не слышал игры великого Эдвина Фишера, не чувствовал мощь гениального Баха, не оценивал, не воспринимал, не проникнулся… Отец слышал только одно – невыносимый грохот, и думал только об одном – когда же закончится эта чудовищная пытка звуком. А В. ничего не замечал: он слушал Баха.

*******
Лицо его ничего не выражало, оно давно научилось не выдавать своих эмоций и привыкло к невыразительности...

Зато душа... Душа его получала наслаждение от каждой ноты, она рвалась ввысь, знала лишь одну страсть, молилась лишь одному Богу. Только Бах...

Это Бах построил для него башню, неприступную, как скала… Великолепную башню, упиравшуюся верхом в купол неба и укрывавшую его от диких ветров... Башню, после дождей нанизывающую на свой шпиль все цвета радуги...

Только Бах дарил ему блаженный покой и врачевал его сердце… Только Бах мог защитить его от этой чужой крикливой семьи...

Только Бах дарил ему спасение от этой презирающей его женщины с бесстыжими глазами...

Только Бах... 

Только Бах! 

Только Бах!!!

 

 


Нравится 0 Не нравится

Советуем к прочтению

  • Только Бах
  • Кот смотрел мимо
  • О себе
  • Комментарии (0)

    Добавить комментарий