Открыть меню

Я гуляю по себе. Гюнель Анаргызы (из сборника "Новруз моей души")

#

ГЮНЕЛЬ АНАРГЫЗЫ

Я гуляю по себе

Дождь. Противно. Не люблю дождь. Портит настроение. Хотя для того, чтобы испортить мне настроение много труда не понадобится. Просто, когда с утра уже пасмурно и идет дождь настроение тоже автоматически подстраивается под погоду. Становится тоскливо. Сразу отпадает охота выходить из дома, бродить по улицам, сидеть на скамейках в парках, разглядывать прохожих. Если нет конкретных дел или назначенных встреч придумывать повод, чтобы выйти из дома уже не надо. И так не охота. И все же, в такие минуты хочется чего-то большего, чем когда светит солнце и нет ветра. Хочется особенного тепла. Не снаружи, а изнутри. Хочется не чего-то конкретно-реально-очерченного, имеющего точное название, нет, скорее душа томится в неопределенности, в ожидании или даже в предвкушении чего-то, что само по себе названия не имеет, но состоит из многих-многих нюансов, оттенков, полутонов, полунамеков, полуслов, получувств...

Я думаю, что когда в жизни есть, казалось бы, все необходимое, то понимаешь, что все это, по сути, не имеет никакого значения, а наоборот, кажется пустым, ненужным, короче, не тем.

Возможно, мне не хватает образования или количество и содержание прочитанных мною книг не достаточно для того, чтобы подвести накопившиеся ощущения под определенную категорию, дать им точное название или же сравнить с каким-то направлением в психологии или философии. Да и философствовать, откровенно говоря, совсем не мое дело. Иногда пофилософствовав в такие дебри забредаешь, что выбраться из них, так же как и разобраться, что там и к чему, становится утомительным, а в итоге пропадает всякая охота смаковать свои чувства дальше.

В общем, дождь я не люблю. Так же как и ветер, особенно холодный северный, пробирающий до самых костей. И любит ли его вообще кто-нибудь? Не знаю. Не думаю.

Сижу у окна. Дневной свет «работает» в пол силы. Экономит свою солнцеэнергию до лучших времен. Небо грязно-белого цвета, как непрокипяченное в отбеливателе чайное полотенце. Нехорошо когда цвет теряет свой первоначальный оттенок. Белое становится сероватым, красное - грязно розовым, черное – бурым. В этом есть некий элемент неряшливости, некачественности и дешевизны. Хотя, может, я придаю этому слишком большое значение.

Деревья. Ярко-зеленые. Потому что середина апреля. У них пора «распуска». Придумала слово, и оно мне понравилось. Чем описывать всякое там весеннее цветение, лучше выразиться емко. Листья распускаются, открывая себя солнцу, отдаваясь ему и вбирая его в себя, как любое живое существо, созданное принимать в себя то, что назначено ему природой. Одним словом, полный распуск. Правда, сегодня деревья в смятении. Ветер жестоко гнет их ветви, дождь лупит по слабым листочкам. Слишком зеленые и молодые они тоже в растерянности. Грязный, рваный кулек, прицепившийся некогда к ветке, теперь отчаянно пытается от нее оторваться. И с каждым порывом ветра его попытки кажутся еще отчаяннее. В конце концов, смирившись с участью, кулек становится чем-то вроде приемыша дерева, его тысяча первым листком, гадким утенком.

Море. Что сказать о море? Обычно, оно трогает меня своим шумом. Отсюда шума не слышно. Поэтому оно оставляет меня безразличной. Или, скорее, оно не вызывает в моей душе определенно теплых чувств. Море как море… Далекое и холодное.

Пусто. Может поплакать? Зачем? Полегчает? Нет. Будет еще пуще. Не в смысле пуще прежнего, а в смысле совсем пусто. Безусловно, русский язык могуч. Только не всегда в нем можно найти то самое главное, соответствующее ощущениям выражение. Или, все же, я не знаю этот язык настолько, чтобы так нагло на нем писать? Тем хуже. Для меня, конечно.

Сильный порыв ветра. На балконе грохнулась швабра. С ней ничего не случилось. Просто упала и все.

Чуть подрагивает занавеска. Скорее, от моего близкого дыхания, чем от ветра на улице. Ведь плотные оконные рамы воздухонепроницаемы.

Интересно, сколько можно так просидеть перед окном? На спор довольно долго.

Так чего же мне хочется? Нужно ответить откровенно и без лишних церемоний: многого и в то же время ничего конкретного. Эх… Опять вода. Ля-ля – тополя.

…Все же, наверное, я бы не отказалась от неограниченного количества денег и абсолютной свободы. Хотя, так не бывает. Но миллиард долларов – это здорово. И чтобы он никогда не кончался. В смысле, я этот миллиард трачу, а он все не кончается. Мда… Интересно. Воображение уже принялось расписывать необъятные горизонты… Стоп! Об этом можно подумать, когда будет более соответствующее забавам настроение. Наверное, если поставить цель заработать, если не миллиард, а, к примеру, для начала тыщ десять (долларов, конечно) ее рано или поздно можно добиться. Только стоит ли столько париться? Вечный вопрос, неразрешимая дилемма для бездельников-философов. Стоит ли париться из-за ста рублей, когда в кармане ни гроша?

А денег ради свободы хочется. Многие проблемы решаются моментально. Раз и готово! Вот, к примеру, надоела мне пасмурность, ну просто, достала она меня до невозможности, села я на самолет и полетела на Таити. Зато потом можно хвастаться чувством ограниченного юмора. «Вот пролетаю я как-то над Таити. А вы были на Таити? Нет? Ну, и я не была. Просто пролетала над ним на собственном самолете».

Со свободой и деньгами можно всякое вытворять. Только, скорее всего, от этого тоже, в конце концов, офигеешь. Хотя можно еще побыть какое-то время благотворителем. Хм, цинизм чистой воды… Стыдно.

Нет, с таким подходом далеко не поедешь. Философия философией, а жизнь конкретная наука. И правила в ней тоже довольно определенные. Можно, конечно, абстрагироваться от действительности, создать себе микромирок и прибывать в нем пока не надоест. Но это хорошо, тогда, когда ты либо гений, либо полный дурак. Во всех остальных случаях самому же когда-нибудь станет обидно за потерянное время, которое не то чтобы не вернется, а еще хуже, в один прекрасный день станет работать против тебя.

Констатирую банальность, но от этого она не теряет своей убедительности. Да, становясь старше, неизбежно набираешься опыта. Если, конечно, человек, отдает себе отчет в том, что становится старше. Но и опыт опыту рознь. Некоторые используют приобретенный опыт в полное свое благо. Вытряхивают из него уйму дивидендов для собственного благополучного будущего. Что, впрочем, вполне естественно. Если человек не идиот, почему бы ему ни воспользоваться накопленными знаниями и житейскими премудростями, чтобы сделать свою жизнь комфортабельнее? Если же собственные ошибки не учат человека ничему, со временем он становится либо философом, либо неудачником, либо и тем и другим одновременно.

Но я, кажется, немного отъехала в сторону. А нужно держаться серединки. Той, которая считается золотой.

Блин… Погода все хуже и хуже. Вечереет. Холодает. Кулек на дереве совсем обтрепался. Вот, угораздило беднягу прицепиться к ветке. А то летал бы сейчас себе где-нибудь как птица. Кстати о птицах. Прямо по центру пролетают вороны. Черные такие, веселые, крикливые. Видимо, совсем не подозревающие о птичьем гриппе. Счастливые. Потому что безмозглые. А то мы. Не кушаем куриное мясо уже четвертый месяц. Лишаем себя законного белка, строителя организма. Перестраховщики хреновы. А все из-за чего? Ведь давно все понятно. Не общайся с больными птицами и все. Что тут сложного?

Хм… Одна ворона примостилась на ветке около кулька. Повозилась маленько. Ха! Она кулек отцепила от ветки. И он полетел. Ничего себе! Вот тебе и безмозглая птица.

Интересно, с чего это ей вдруг кулек отцеплять понадобилось? Может, она его в гнездо к себе отнести решила. Да нет, не может быть. В гнездо обычно всякую дрянь сороки несут. А это ворона. Чудеса!

Опять дождь заморосил. Ворона улетела. Кулек тоже. На месте только дерево, море, ветер, тяжелое небо грязно-голубого цвета, да я около окна.

Вспомнилось стихотворение Назыма Хикмета. Про дерево, реку и кошку. В моем случае, про дерево, ворону и кулек. Все мельчает. И символы тоже. И цели. И способы. Только конечный результат все тот же. И как не крути, откуда не смотри небо останется небом, море морем, а дерево деревом…

Может, завтра посветлеет. Ветер утихнет, небо и море вступят в пленительный союз голубого цвета, а дерево распустит листья навстречу солнцу. И тогда я уже не буду сидеть у окна, и писать тут всякую муру…

Комментарии (0)

Добавить комментарий