Открыть меню

Письмо папе...

#

Папе


Здравствуй, дорогой папа!


Как ты поживаешь? Что у тебя нового?


У меня все по-прежнему.


Только вот холодно очень. Пришла зима. Скоро пойдет снег и будет зябко. Одному. 

 

С тех пор как мы окончательно расстались 11 лет тому назад, я много писал тебе. Рассказывал, как мне живется без тебя.  Но ты, видимо, не получал моих писем или не читал их.  Может быть, оно и к лучшему. Ведь тогда, наверное, тебе пришлось бы переживать за меня и чувствовать угрызения совести. Но я твой сын и понимаю, как это тяжело и неприятно. Поэтому, большей частью, молчу и делаю вид, что у меня все нормально.

И на самом деле, у меня все нормально. Уже нормально. С тех пор как ты меня сдал, я научился говорить на их языке. Сейчас я говорю только на нем.

 

Поначалу мне было трудно. Хотя все вокруг твердили, что это мой родной язык, заложенный в недра мозга генетически. Просто, оказывается, ты его варварски искоренял и уничтожал. Но мы же знаем, папа, что это неправда. Ты всегда был за то, чтобы мы говорили на разных языках. Ты и остальных своих детей учил говорить на чужих языках, даже если у них это плохо получалось. Боялся обидеть гостей. И я, по правде говоря, никогда не понимал, почему это беспокоило тебя, а не их?  Вроде бы, в гостях у нас они, и учить наш язык должны были тоже они. А у нас, почему-то, всегда было наоборот. Вот, я и брал пример с тебя. Старался говорить со всеми на понятном им языке, чтоб не думали, что я не гостеприимный.

 

Не думай, папа, я всегда понимал, что был особенным в семье. Хотя ты и не говорил мне, что я самый красивый, любимый, талантливый и желанный. Сейчас я часто думаю, на что мне все это? Что мне делать с этой красотой? Кому показывать? Я понимаю, что она сыграла со мной недобрую шутку. Раздразнила всех в округе, перевернула, чуть ли не пол мира, и в итоге стала ни        чьей. Так ей и надо, папа! Так нам и надо…


Я похудел за эти годы, посуровел и стал менее привлекательным. Наверное, мне подходит военная суровость. Я кажусь более мужественным и не столь наивным. Хотя зачем мне это, папа, даже не знаю. Кого я буду этой мужественностью отпугивать?  Тебя?

Папа, я скучаю по тем  временам, когда мы были вместе... С тех пор как мы расстались я каждую ночь вижу разные сны. Во сне мы рядом. Говорим на родном языке. Я довольный, нарядный, и нет у меня ни ран, ни следов от побоев. А еще, папа, я пою, и голос мой отзывается эхом и будоражит душу…


Знаешь, я не хотел тебе говорить, но у меня теперь другое имя. Они поменяли его и называют меня по-своему. Теперь я, смешно писать, вроде, А… Хотя нет, лучше я не буду называть это имя, тебе, наверное, будет неприятно. А я совсем не хочу отвлекать тебя от важных дел и портить настроение.


Вообще, это письмо - моя ошибка. Напрасно, я взялся его писать, напрасно отвлек тебя от многочисленных проблем.

Но, поверь, мне так тошно! Кругом ни одной родной души. Везде они, которые все время пытаются изменить меня, сделать похожим на них, оставляют отметины и шрамы, чтоб потом сказать "Видите, у него тут древнее родимое пятно!" Папа, у меня, нет больше сил сопротивляться. Я молчу и терплю все унижения. Я просто к ним привыкаю, становясь ничтожеством.


И знаешь, 11-ти недостаточно, чтобы вытащить и выбросить на свалку все корни. Но 11-ти лет вполне достаточно, чтобы взрастить на их месте новое поколение...

 

Наверное, если мы, когда-нибудь, с тобой встретимся, ты меня не узнаешь. Время беспредела и несправедливости оставили в моем сознании слишком глубокий след.

 

И этого, папа, я тебе никогда не прощу...

 

P.S. Прости за глупый вопрос, а ты не хочешь меня вернуть?

Твой сын Гарабах

         2002  


Нравится +1 Не нравится

Советуем к прочтению

  • Здравствуй, чудотворное Солнце!
  • ГЮНЕЛЬ АНАР ГЫЗЫ
  • Комментарии (0)

    Добавить комментарий