Открыть меню

Весь я твой, Азербайджан!

#


Встреча с писателем, исследователем-публицистом Шамистаном Назирли состоялась в знаменательный день, когда была издана его книга на русском языке о Народном поэте Самеде Вургуне - «Весь я твой, Азербайджан!», посвященная 110-летию со дня рождения поэта. Автор в молодые годы издал серию книг о жизни, великого поэта С. Вургуна, и ему за творческий труд присвоили «Почетный Диплом памяти Самеда Вургуна».

Во вновь изданной книге, состоящей из двух частей, где в первой части автором приводятся документальные очерки и рассказы современников о Народном поэте С.Вургуне, во второй – о судьбе литературоведа Фиридун бека Кочарли, о семье сподвижников прогресса Гасан беке Зардаби и Ганифе ханым Абаевой, о деятельности Н.Нариманова в деле помощи генералам Самед беку Мехмандарову и Али Ага Шихлинскому избежать расстрела, и другие исторические факты.

Часть I

Шамистану муаллиму, будучи пятиклассником посчастливилось впервые воочию встретиться и почувствовать тепло рук великого поэта Самеда Вургуна. Он пас своих овец на Шиштепе, рядом остановилась розового цвета «Победа» и вышел из машины мужчина средних лет с копной черных волос с проседью, спросив: «А ну-ка, пастушонок, …какая из этих двух дорог ведет в Садахлы (Грузия)?» Он показал. Поэт улыбаясь спросил: «стихи… знаешь наизусть?» Подросток осмелев, начал:

Весь я твой.

Навсегда в сыновья тебе дан,

Азербайджан, Азербайджан!

Поэт большой теплой рукой провел по стриженной голове Шамистана и задумчиво, оглядев золотившиеся хлебные поля, сказал: «Благословенна эта земля! Запомни, пастушок. И будь счастлив.» Следующая, если можно сказать, «встреча» с великим поэтом С.Вургуном явилась в газете 1956г. публикацией «Беспощадная смерть» и фото Народного поэта обведенного траурной рамкой. Прошли годы, но мысленно Шамистан вспоминая Самеда Вургуна, слышит его голос: «Благословенна эта земля! ...». Будучи студентом факультета журналистики АГУ (ныне Бакинский Государственный университет) он написал документальный рассказ «Я видел Вургуна», который опубликовали в газете «Адабият вя инджесянят» («Литература и искусство»).

Творческая деятельность Ш.Назирли развивается, общаясь с современниками, поэтами, писателями, охотниками, друзьями Народного поэта, изучает документы в литературных архивах, и создается Образ Самеда Вургуна, человека «…легенды, величественного памятника, классика, …ученого, мудреца, историка и филолога» - поэт Евгений Долматовский. Автор – исследователь собирал по крупице материал, фотографии, шел по следам Самеда Вургуна в Москве, Ленинграде, в станицу Вешенскую, Кабардино-Балкарии, Грузии, Туркменистане, Узбекистане, по селам и городам Азербайджана.

Поэзия Самеда Вургуна звучит на многих языках различных стран и континентов. Вургун обращался к потомкам в 1950г.: «…я горд тобой, дорогой…потомок…тем, что своими мыслями, идеями и стремлениями ты обогащаешь и развиваешь…начатое и воспетое моим поколением…».

Незабываемая встреча Шамистана состоялась в Нальчике с Народным поэтом Балкарии Кайсыном Кулиевым. Поэт поделился своим знакомством с Самедом Вургуном в далеком 1938г. в вагоне-ресторане в поезде «Москва-Баку». Кайсын приветствовал его: «Я балкарец» и Вургун улыбнувшись ответил ему: «Салам, брат по вере и языку». Шамистан, беседуя с Кайсыном, интересовался какого его мнение о поэзии С.Вургуна. Поэт-балкарец размышляя ответил, что он открыл национальным поэтам путь в общесоветскую поэзию… был «человеком романтического характера, широкого миропонимания, простым и прекрасным». Они участвовали во встречах с читателями в Центральном доме литераторов (ЦДЛ), в московских клубах. «Мы учились у крупнейшего поэта С.Вургуна страстно любить Родину и народ, … был кумиром нашей молодости». К.Кулиев приезжал на юбилейные торжества 70-летия С.Вургуна, где выступил с поэтическим посвящением. Приведу фрагмент.

«Тебя ищу я ровно двадцать лет,

И – не найду…Зову – но нет ответа.

Весна приходит за зимою вслед,

Чтоб в свой черед уйти…И грустно это!

Позволь печаль мне выплеснуть в слова!

Ведь горевал и ты, что так жестоко

День ото дня седеет голова…

Последний день твой – он пришел до срока.

…Как рано ты ушел поэт! Как рано!»

В продолжении новой встречи Ш.Назирли проехал 15-ти часовой путь из Нальчика до Ростова. Далее автобусом в станицу Вешенская… в гнездо могучего «степного орла» Михаила Шолохова. Расстояние от Ростова до Вешенской соответствует пути, как от Баку до Газаха. Вешенская расположена на Дону, а Гырах-Салахлы – на Куре…Две реки – два могучих творческих личностей, воспевающих Родину, народ. В своем опрятном доме, орнаментированном в национальном стиле Михаил Шолохов встречает азербайджанского публициста. И первым вопросом гостя был: «Ваши суждения о Самеде Вургуне». Встреч у Михаила Александровича с Вургуном было много. Одной из последних встреч его было возвращение из Москвы в одном вагоне, когда наш поэт был тяжело болен. «Жизнелюбивый поэт – Вургун не унывал, шутил, балагурил…до сих пор звучат слова при расставании: «До скорой встречи, Миша», - вспоминал с грустью Шолохов. Долго беседовали о классиках азербайджанской поэзии Низами, М. П Вагифе, о советских поэтах и прозаиках – Мехти Гусейне, М.С.Ордубады, о героях-воинах азербайджанцах в период Второй мировой войны, вспоминали прославленного генерала Али Ага Шихлинского - «бога русской армии», рассматривали фотоснимки на различных мероприятиях. Певец донской земли взволнованно вспомнил первую встречу с азербайджанским поэтом в 1936г. на торжествах в Москве. Среди участников был С. Вургун и ученый-медик, академик Мустафа Топчибашев, пособником их знакомства был А.Фадеев. «Там на концерте, я сказал своим друзьям: один из вас – Перо Азербайджана, а другой – Меч…Самед Вургун – один из редкостно талантливых творцов советской поэзии».

Шамистан преподнес в дар Михаилу Шолохову фотоальбом «Самед Вургун» и памятный «съездовский» снимок (где Вургун выступил с содержательным докладом на Втором всесоюзном съезде советских писателей). Шолохов «ласково улыбаясь» признался, что «не хочу оставаться в долгу на старости лет» и преподнес гостю, изданный совсем недавно роман «Они сражались за Родину» с автографом.

Не малый интерес представляет в книге дискуссия на собрании членов комитета к юбилеям Низами и Навои в декабре 1940г. в Москве, где состоялось бурное обсуждение о принадлежности Низами Гянджеви к тому или иному народу. Нарастало напряжение словоохотливых ораторов… В этот момент к трибуне подходит А.Фадеев и говорит: «…Низами не турок, не перс, не афганец. Низами Гянджеви русский, великий сын русского народа…».

В зале воцарилось недоумение, принявшие за шутку слова оратора, тихо посмеивались. Оратор продолжил свою речь, напомнив фразу из книги знаменитого академика Агафангел Ефимовича Крымского, опубликованную в 1912г. «Нельзя подвергать сомнению…Низами-азербайджанский поэт, и у его народа есть право им гордиться». Затем А. Фадеев напомнил событие, которое произошло после заключения Туркманчайского договора. По городу Казвину прогуливались Александр Грибоедов и Аббасгулу Ага Бакиханов и, остановившись у землекопа, поющего заунывную песню, спросили его имя. Его звали Фархад. Грибоедов улыбнувшись отметил: «…созданный великим Низами образ Фархада характерен для всего азербайджанского народа…». Фадеев обратил внимание собравшимся на имя и псевдоним поэта – Низами Гянджеви, и подчеркнул, что ни в Иране, ни в Турции нет города Гянджа. «Низами-азербайджанец. Зачем персу, турку принимать псевдоним «Гянджеви»? Только в советский период Низами стал культурным достоянием азербайджанского народа и всего мира».

К сожалению, вскоре началась Вторая мировая война и юбилейное торжество, пришлось отложить. Однако, примечательно, что в Ленинграде благодаря писателю Николаю Тихонову и академику-востоковеду Иосифу Орбели состоялся вечер, посвященный Низами Гянджеви.

22 сентября 1947г. в Баку собрались гости из разных стран мира на юбилейные торжества Низами Гянджеви. А.Фадеев выступив, произнес: «Великий гений азербайджанского народа Низами – наш гений…и других народов…Низами из глубины веков обращается к своему народу…».

«О, друг стихов моих, через века спроси у них:

«Где Низами?» - «Он здесь», - ответит каждый стих».

Ш. Назирли, чрезвычайно тщательно исследуя жизненный и творческий путь Народного поэта, приводит интересные факты из судьбы С.Вургуна, характеризующего его патриотизм, мудрость, смелость, доброжелательность, щедрость, первоклассного стрелка на охоте, чтит дружбу мужскую и много другого позитивного в характере этой личности.

В августе 1948г. С.Вургун будучи членом советской делегации прибыл в г. Вроцлав (Польша) для участия в работе Всемирного конгресса деятелей культуры. Накануне отъезда поэт посещает кладбище, где он в поиске могилы друга Ислама, который до войны работал первым секретарем РП в Газахе, обладал организаторскими способностями, а в Харькове проходил курсы русского языка. Накануне войны Ислам присылает телеграмму: «здесь сильнейший снегопад, ожидается метель». А.Фадеев удивился, как мог человек без высшего образования предрекать начало войны. Поэт мудро ответил: «Саша, дальновидность не определяется уровнем грамотности…он обладал удивительным чувством восприятия, недюжинным умом». Ислам отправился на передовую фронта и являлся политруком батальона. Поиски могилы увенчались успехом, где золотыми буквами были выбиты «Гвардии майор Ислам Акпер оглы. 1909-8 мая1945». Вургун, прочитав имя Ислама на белом мраморе, вдруг зарыдал, … погладил надпись, смахнув пыль с пятиконечной звезды на надгробном камне. Погиб Ислам за день до Победы. Фадеев достал три рассады платанового дерева и лопату, и они: А.Фадеев, М.Турсунзаде и С.Вургун посадили три платана в память об азербайджанце – Исламе Мамедове.

«Будет весна: все поборники мира,

Радость всесветной победы изведав,

Грянут хвалу в честь бойцов, командиров,

Ратников правды, таких как Мамедов».

К 50-летнему юбилею Самеда Вургуна Фадеев поздравил его «Дорогой мой друг, Самед Вургун! Приветствую твой большой, мудрый, оптимистический талант, дарованный родным народом. Ты достойный продолжатель поэтических традиций, развивавшихся веками у народов Востока… Горжусь многолетней дружбой с тобой, считаю себя счастливым…

ТвойФадеев.

13 мая 1956г. (т.е. на 14 дней раньше смерти Самеда Вургуна) А.Фадеев застрелился, оставив запись «Не вижу возможности дальше жить, так как искусство, которому я отдал жизнь свою, загублено самоуверенно-невежественным руководством партии…».

Александр Фадеев, как и Самед Вургун был влюблен в Азербайджан.

Размышления старого Народного поэта Узбекистана Гафур Гуляма:

«В сердце перебирая лучших друзей моих,

С гордостью имя Вургуна я назову среди них.

С ним я в одну эпоху боролся, любил, творил,

С ним я до поздней ночи о будущем говорил.»

Он прогуливался по улицам Ташкента, пребывая в плену добрых воспоминаний и бесед с Самедом Вургуном. Он рассказывал Вургуну о своем первом учителе в начальной школе Самарканде азербайджанце Сеид Рза Ализаде, который будучи в Баку в 1930г. давал интервью газете «Коммунист». Школьники с восхищением слушали рассказы о встрече учителя с М.А.Сабиром в Шамахе, о его родственных связях с композитором Узеиром Гаджибековым и, о постановке его произведений в Узбекистане. Но, к сожалению, учителя коснулась волна репрессий 1937г. – ярлык «английского шпиона». Восемь лет провел в лагерях С.Р.Ализаде, не выдержало сердце учителя тяжких мучений.

Гафур Гулям вспоминает услышанное от С.Вургуна баяты:

«У меня ты погостил,

Честь по чести участил.

И вновь заглянешь на денёчек,

Я б во век не отпустил.»

В весенний день Баку -12мая 1956г. людской поток входил в зал Театра оперы и балета им. М.Ф.Ахундова для поздравления 50-летним юбилеем Народного поэта Самеда Вургуна. В середине сцены стояло покрытое бархатом кресло, предназначенное для юбиляра. Но, увы, он был болен и слушал дома по радио все выступления друзей по перу, людей труда-нефтяников, садоводов из Губы, хлопкоробов из Мугани. Все взволнованно говорят с трибуны о дружбе с Народным поэтом Вургуном, о его месте в мировой поэзии, желая ему «здоровья…новых творческих радостей…». В заключении торжества брат Вургуна – Мехтихан зачитал благодарственное письмо, от имени поэта Самеда, написанное дрожащей рукой больного юбиляра (приводится фрагмент):

«…Дорогие читатели, Пускай, глаза не видятся с глазами,

От сердца к сердцу тянутся пути.

Спасибо! Желаю вам самого дорогого в жизни – здоровья. Уверен, в ближайшем будущем мы встретимся на поле борьбы. Ваш Самед Вургун.»

В книге о Самеде Вургуне, автор рассказывает о документальных историях, событиях отношений Мир Джафара Багирова к Народному поэту Вургуну. Взгляд поэта - Евгения Долматовского (Россия) 20 января 1963г. об отношении М.Д.Багирова к принципиальному, искреннему поэту С.Вургуну: «…Багиров недолюбливал Самеда Вургуна. Может быть ревновал Самеда к славе и популярности…таланту…раздражали искренность, добрая непосредственность и душевность Вургуна, его принципиальность и непреклонность…он (Самед) ненавидел лесть и лицемерие. Рискуя своей жизнью и поэзией…говорил, …что думал о Багирове…над Самедом сгущались тучи, …к счастью Багирову не удалось справиться с поэтом. Удалось…доставить поэту много страданий, …принизить значение его поэзии на каких-то этапах. Но любовь к поэту росла неуклонно, и это была заслуженная любовь».

…Александр Фадеев приехал на пять дней погостить в Азербайджан, без особого приглашения, желая ознакомиться с жизнью сельчан-тружеников, а также посетить родную землю, где родился Самед Вургун. Однако, Багиров раздражался приезду гостя, т.к. в памяти его сохранилась фраза, сказанная Фадеевым в 1947г.в его адрес «бухарский палач», на банкете в честь юбилея Низами Гянджеви. Фадеев поражался, спрашивая Самеда: «как вы живете в таких невыносимых условиях?» «Саша, из-за него распростились с жизнью самые лучшие наши сыновья…по надуманным обвинениям» - отвечал Самед.

…Доехав до Ахсуинского перевала, сошли и восхищаясь волшебной красотой ауры, белоснежных горных вершин Фадеев вспомнил стих Самеда:

«На горах твоих кудри белей молока,

Как чадра, укрывают тебя облака,

Над тобою без счета промчались века,

От невзгод поседела твоя голова…

Как ты много терпела – и снова жива!»

Обращаясь к Самеду отметил: «…воистину ты – великий поэт. Твои прелестные стихи сверкают как звезды на поэтическом небосклоне. …говорю, как литератор, человек искусства. К сожалению, очкастый Багиров не может оценить тебя по достоинству».

Автор книги приводит беседу друзей Самеда и Фадеева, что настала пора довести до сведения народа труды ученых, историков о многовековой культуре, героическом прошлом азербайджанского народа.

«Мудрецы меня поймут,

Пусть стыдятся летописцы.

Где история славная наша,

Неужто мы без племени, роду?»

После трехдневной поездки в Шамкире, им по указанию Багирова пришлось срочно вернуться в Баку. Планируемая поездка друзей в Гянджу, село Салахлы Газахского района не удалась.

Очевидцы помнят, как Вургун 28 ноября 1939г. присутствовал на открытии торжественного ввода Самур-Дивичинского водного канала. Его восхищало торжество и радость народа, и поэт зачитал стихотворение «Самур»:

«Блеск ее вдохновляет сердца, озаряет уста.

Изначально ей даром высоким дана красота.

Я сегодня стою над кипучей волною Самура

И слагаю дастан, и несется в полете мечта.»

С.Вургун несмотря на невзгоды, обвинения Багировым за «беспринципность», «либерализм» его, поэт полон творческой мыслью и плодотворно создает насущные произведения, где основной темой являются родина и народ. Среди них сборник стихов «Свободное вдохновение», завершил народно-героическую драму «Вагиф» о трагической судьбе поэта Вагифа, премьера драмы имела сенсационный успех и была присуждена ему Сталинская премия (15.03 1941г.). В первый же месяц вероломного нападения фашисткой Германии на СССР поэт создает цикл стихов о великом противостоянии нашествию, завершает драмы-поэмы «Ханлар» и «Фархад и Ширин», за последнею поэту вторично присуждают Сталинскую премию (в апреле 1942г.). В августе 1941г. создается Фонд обороны страны. Вургун вносит в фонд 22 тысячи рублей.

В последние годы Второй мировой войны публикуются часть эпопеи в стихах «Дастан Баку» и пьеса-трагедия «Инсан» («Человек»). Прототипом этой пьесы был друг поэта - Ислам Акпер оглы Мамедов героически погибший на фронте (могила в г. Вроцлаве Польше), и пьеса первоначально была названа «Ислам». Не сведущие донесли Багирову, что в пьесе пропагандируется исламская вера. Естественно, злой Багиров вызывает поэта и размахивая руками перед его лицом, яростно кричит – «Сошлю! … Хочешь последовать за Гусейн Джавидом? ...не нужны нам исламская вера…басни про добро и зло». Вургун решительно ответил, что речь идет о Второй мировой войне и погибшем на фронте первом секретаре Газахского райкома партии – Исламе Мамедове. Багиров кричал, чтобы поэт поменял название. Таким образом, первоначальное название пьесы-трагедии «Ислам», поэт заменил на «Инсан» («Человек»).

Самед Вургун будучи чрезвычайно доброжелательной личностью на посту Вице-президента АН, старался помочь людям приходу ученых в науку. Ученые Сара ханым Ашурбейли, Пюста ханым Азизбекова, языковед Тюркан Эфендиева, Вагиф Асланов, философ Джамал Мустафаев и многие другие, которые пришли в науку по его настоянию и помощи.

Он оказывал материальную помощь аспирантам.

…Мамед Эфендиев вспоминает эпизод из жизни С.Вургуна в годы 1948г., после критики Жданова журналов «Ленинград» и «Звезда» - на бюро ЦК обсуждали состояние дел в азербайджанской литературе. Секретарь Союза писателей (СП) Самед Вургун представил справку, в которой отмечалось неудовлетворительное состояние азербайджанской литературы в области критики. Багиров забрасывал репликами талантливого поэта: «не работаешь над собой», «не изучаешь классиков». Колкие реплики не остаются без внимания поэта, и он отвечает. По предложению Багирова поручается руководителю КГБ проверить деятельность СП Азербайджана. При обсуждении поэмы «Айгюн» выступает Алиханян с необоснованными нападками на образ Айгюн - «распущенной женщины». Поэт в ярости выступил, обвинив докладчика в клевете, в незнании азербайджанского языка. Нападки Багирова не прекращаются.

…О щедрости и бескорыстной доброте поэта вспоминал Мамед. Был период, когда на Мамеда навесили ярлык «враг народа» - отняли партбилет, уволили с работы, и он ждал ареста. Руку помощи протянул Самед, с которым он работал в Гянджинской средней школе №6 преподавателем в молодые годы (1928-1929г.г.) … Работник рынка принес ему корзину фруктов, деньги и убежал… Мамед Эфендиев вспоминал и 1937г., когда на собрании СП Азербайджана, возомнивший себя поэтом Абузар, предложил вынести решение об извлечении из библиотек вредоносных произведений Самеда Вургуна, Микаила Мушвига и Сейфуллы Шамилова. Вургун в порыве гнева выходит на трибуну и читает стихотворение «Тому, кто желает смутить меня». Фрагмент:

«Говорят, ты способен, талантлив. Но нет!

Коль с пустою душою, какой ты поэт?!

Ведь не зря нам отцы дали добрый совет:

Верным в слове не будет злодей никогда.

………………………………………….

Уходи с глаз долой! И пойми с этих пор:

На земле и на небе – поэту простор!

Ты, как раньше, стоишь у подножия гор,

Ты не будешь поэтом, пигмей, никогда!»

…Настало долгожданное утро, Самед спешит в аэропорт к рейсу Баку-Москва. Улетает друг – Саша Фадеев. Они обнялись, а в десяти шагах стоял Багиров, гневно наблюдающий прощание двух друзей.

Шамистан в течение многих лет был в поиске мудрой мысли, ставшей поговоркой, сказанной талантливым поэтом Вургуном. Где и кому сказал впервые эти слова:

«Не пекись о защищенном,

Чтоб подпоркой не прослыть.

Порадей о беззащитном,

Чтоб ему опорой быть.»

Задумывался исследователь-публицист и поиски стали успешны. Им оказался преподаватель АГУ, доктор экономических наук, профессор Адыль Гасымов. Он с отличием окончив отделение политэкономии исторического факультета АГУ, и по решению Научного совета был направлен в аспирантуру. Среди шести претендентов на одно вакантное место в отделение политэкономии АН Азербайджана Адыль набрал высший балл. Но, увы, Адылю сообщили, что он не утвержден, и вообще вакансии не было, т.к. объявление было ошибочным.

Рухнули планы, но надежды не терял. Размышляя, решил встретиться с поэтом С.Вургуном и поделиться своей ситуацией. Поэт принял его, внимательно выслушав, позвонил Президенту АН Мусе Алиеву переговорив, они подготовили документ, где необходимо было подписать Президенту АН, который дал устное согласие, ученому секретарю Гасану Алиеву и Мустафе беку Топчибашеву. На следующее утро академики Муса Алиев и Гасан Алиев подписали этот документ, но Мустафа бек Топчибашев отказался подписывать сей документ. Адыль вновь у Вургуна…он звонит к Топчибашеву, пытаясь его уговорить…Удрученный Самед, посмотрел на Адыля и задумался: «какой талант…разбирается в политэкономии…у него склонность к фундаментальной науке…ломаем ему крылья…выгоняем за дверь специалиста…». Затем договорились, что Адылю, возможно, придется сдать вновь экзамен на заседании Президиума АН. Вургун надеялся, что этот простой сельский парень своими глубокими знаниями положит конец сомнениям членов Президиума. Поэтому поэт решил оказать покровительство скромному Адылю. Но, не повезло ему, вновь не утвердили. Самед вновь ищет выход из создавшейся ситуации, приглашает ученых и доказав им о необходимости утверждения кандидатуры Адыля Аббас оглы Гасымова в аспирантуру. Наконец, Москва утвердила его кандидатуру, и он радостно сообщил в беседе с Шамистаном, что в те годы был принят в аспирантуру. Автор услышал от Адыля муаллима знакомые, мудрые слова Александра Фадеева: «…самое великое счастье в нашей жизни, что есть на свете Самед Вургун…».

Через несколько месяцев при встрече Адыля с поэтом, он спрашивает его о делах и войдя в кабинет, звонит Мустафа беку, сообщив, что Адыль принят в аспирантуру, сказав ему: «Мустафа бек, ...ты не можешь войти в его положение…между им и тобой мрачная, бездонная пропасть …»:

«Не пекись о защищенном,

Чтоб подпоркой не прослыть.

Порадей о беззащитном,

Чтоб ему опорой быть.»

Именно в тот день родились эти мудрые строки Вургуна.

Народный поэт Самед Вургун активно и плодотворно участвовал в общественной жизни страны. Его смелые, принципиальные выступления часто подвергались жестоким гонениям и преследованиям в период культа личности. Документы, протоколы выступлений, переписка поэта, хранящаяся в центральных партийных и литературных архивах, тому свидетельство. В книге Шамистан приводит выступление Вургуна на Бакинской городской партконференции 18.12.1953г., в которой поэт призывает народ к «революционной бдительности и сегодня, и завтра…».

«Так здравствуй, стихия любви,

Рассвет над тобою поднялся,

С тех пор как я начал писать,

Я ею всегда вдохновлялся.

В свинцовые тучи небес

Я молнию кинуть мечтаю,

Я небо и землю зову,

Сто тысяч сердец ощущаю…»

…Шел май 1956г. Тяжело больной поэт находится в стационаре… думал о друзьях детства, молодости…Вошел врач и с ним члены его семьи. Он внимательно смотрит на их выражения, увы, тоска и грусть, а кажется, что пришли утешить больного-поэта: «…ничего серьезного нет…вскоре встанешь…».

…Как приятны были минувшие дни…Пробежаться бы еще раз босоногим, простоволосым по берегу Куры, Гараяза, Дилижанской равнине, вспоминал Самед, как в Сарысу (Имишлинского района) метким выстрелом между глаз сразил кабана…Зазвонил протяжно телефон…Не стало Александра Фадеева…Не сказали о печальной вести больному поэту…а он вспоминает, как с Фадеевым были на свадьбе…собравшиеся поднимали бокал за знаменитых мастеров пера…вот гуляет поэт по центральной улице Газаха…идет навстречу Дюрря…прочитал ей стих:

«С глаз моих прочь, обливаюсь я слезами,

Увидев меня, взлетаешь с ветвей, как испуганный сокол.

Страдаю от любви и боли сильнее Меджнуна,

Причинила ты мне неизгладимое горе.»

…вспоминает он мать:

«Мать сказала тогда, расставаясь со мной:

- Ты вернешься ли снова ко мне, дорогой?

Много лет протекло. Далека та пора:

Были слабости дни и отваги…

Чтобы все рассказать, нету сил у пера

И не хватит терпенья бумаге…

……………………………………….

Одинокая, как мне тебе рассказать,

Что волнует меня и томит? ...

…Я приеду к тебе, дорогая! ...

 

…27 мая 1956г. в половине восьмого вечера по радио передали скорбную весть, что после долгой и тяжелой болезни ушел из жизни великий Народный поэт Самед Вургун…

Горькое известие потрясло народ. Современники по перу К.Симонов, Р.Рождественский, Ильхам Эмин (Югославия), Расул Гамзатов, Назым Хикмет, посвящают в память Самеда Вургуна стихи.

Современники о Самеде Вургуне:

Михаил Шолохов (Россия): «Его смерть была тяжелым ударом для наших писательских сердец».

А.Зайончковский(Польша): «За одно только произведение – стихотворение «Азербайджан» - его можно назвать народным певцом».

Иван Терентьевич Пересыпкин – маршал войск связи СССР: «Познакомились на Воронежском фронте 07.11.1943г. Я горжусь, что мне посчастливилось близко знать выдающегося азербайджанского поэта, дорогого мне Самеда Вургуна».

Мамед Ариф Дадашзаде - академик: «В нем была народная мудрость, народная логика, …обладал даром моментально усваивать суть, основную значимость факта, проблемы».

Андрис Вейян (Латвия) – «Самед победил, …его поэзия бессмертна!»

Луи Арагон (Франция) – «Самед Вургун гордость…мировой культуры…Вышедший из азербайджанского народа поэт буйного вдохновения, чрезвычайной мелодичности…».

Николай Тихонов (Россия): «Самед Вургун будет услышан правнуками, потому что люди будущих времен не могут не поверить в искренность и силу этой поэзии…».

ЧастьII

О содержании второй части вкратце изложено выше, отмечу лишь вопрос исследуемый Шамистаном Назирли «Учился ли Самед Вургун в Горийской семинарии?»

Шамистан муаллим продолжает исследования, будучи в командировке в Гори, побывав в Музее просвещения Грузии. Автор в поиске документа – «учился ли Самед Вургун в Горийской семинарии?» Изучает документы экзаменационной комиссии, классные журналы семинарии за 1915-1916г.г. Находит просьбу Юсифа Ага о приеме его сына Самед Ага Векилова (родился 10 февраля 1906г.) в начальную школу при азербайджанском отделении семинарии. На ней стоит резолюция директора семинарии Ф.А.Смирнова, где просит начальника уезда вернуть документы родителям, т.к. сын не имеет возможность быть принятым из-за возраста. В 1916г. отец вновь подает документы Самед Ага Векилова о приеме за государственный счет в начальную школу. Но, увы, вновь отказ. «Векилов Самед Ага – суннит, десять лет, село Салахлы Елизаветпольской губернии. Отказать – как переросшему».

В обоих заявлениях отец Самеда указывал дату рождения 10февраля 1906г.

Исследователь, доктор философских наук, покойный профессор Назим Ахундов 20 марта 1948г. встретился с Самедом Вургуном и впервые составил его библиографию. При встрече спросил его: «Самед муаллим, рано или поздно придется в точности установить дату вашего рождения (10февраля или 21 марта). Мне очень важно указать ее в «Библиографии». Самед Вургун ответил, что его бабушка Айша и родные говорили, что он появился на свет в первые дни весны.

- «Если позволите, укажу, что вы родились 21 марта – в первый день весны, – предложил Назим Ахундов.

- Пиши, сынок, пиши, всем известно, что я люблю праздник наступления весны».

Дата рождения Народного поэта Самеда Вургуна 21 марта 1906г. впоследствии получила отражение во всех источниках.

 

Текст книги переведен с азербайджанского языка переводчиками: Сиявушем Мамедзаде, Рагимом Бабаевым, Мансуром Фахри.

Книга издана издательством «Азербайджан».

Шамистан Назирли выражает глубокую признательность и благодарность предпринимателю Исмаилу Имран оглы Мамедову за оказанную помощь в издании книги «Весь я твой, Азербайджан!».

----------------------------------------------------------------------------------------------------

Когда весна пришла на землю Азербайджана, в день равноденствия 21 марта 1906г. в селении Гыраг-Салахлы Газахского района, родился будущий талантливый поэт Самед Вургун. Он в своем творчестве: поэзии, драматургии, возвысил свой народ, стал знаменем его чести и славы.

«Можно ль мать у ребенка украсть? - Никогда!

Ты – дыханье мое, ты – мой хлеб и вода!

Предо мной распахнулись твои города.

Весь я твой. Навсегда в сыновья тебе дан!

Азербайджан, Азербайджан!»

Азербайджан – та сияющая вершина, с которой С.Вургун взлетел в безбрежье Вселенной.

Самед Юсиф оглы Векилов, взял по традиции классиков псевдоним «Вургун», что значит «Влюбленный». Он был бесконечно влюблен в жизнь, в поэзию, в народ, в свою Родину – Азербайджан. Он был поэтом масштабной мысли. Первым его стихотворением было «Обращение к молодежи», опубликованное 23 марта 1925г.в газете «Yeni fikir» («Новая мысль») в Тифлисе, в связи с окончанием Газахской учительской семинарии. Эта семинария была основана в 1918г. видным просветителем, литературоведом Фирудин беком Кочарли, который перевел азербайджанское отделение Горийской семинарии в Газах. Учительская семинария стала передовым очагом просвещения. Окончив семинарию, Самед учительствовал в селении Шихлы, Газахе, Губе, Гяндже. В 1929г. поступает на филологический факультет МГУ.

После публикации стихотворения в Тифлисе Самед издает в Баку первую книгу «Клятва поэта» в 1930г. Не завершив образования в МГУ, через два года возвращается в Баку и поступает в аспирантуру. Поэтическое творчество молодого поэта побуждает оставить аспирантуру и начинает сотрудничать в газете «Гяндж ишчи» («Молодой сотрудник»).

Жемчужиной азербайджанской литературы является его стихотворение «Азербайджан», написанное в 1934г.

Тяжелые годы репрессий в стране в 1937-38 годах не обошли и талантливого поэта Самеда. Недоброжелатели, недруги, завидовавшие авторитету, всенародной любви к поэту, его силе поэтического таланта, пытались очернить его ложными обвинениями «в национализме». Неоднократно его судьба решалась на различных уровнях, и тем самым талантливый поэт морально страдал, глубоко задумывался, «быть или не быть?» Но смелый, мужественный, не сгибаемой воли поэт, своими логичными выступлениями разрушал планы противников…

Рейтинг поэта увеличивается в годы Второй мировой войны. В 1943г. в Америке на конкурсе за лучшие антивоенные произведения, стихотворение «Материнское напутствие» Самеда Вургуна получило высокую оценку. И среди выделенных на конкурсе 20-ти лучших произведений мировой поэзии на военную тему было опубликовано в сборнике в Нью-Йорке и распространено среди военнослужащих. Фрагмент стиха «Материнское напутствие», созданное поэтом в 1941г.:

«… Иди, мой сын, разить врага! Счастливого тебе пути.

Пусть меток будет твой удар, чтоб враг живым не смог уйти.

Врага нещадно настигай! Бесстрашным, зорким будь в бою,

Смотри за боевым конём, винтовку береги свою.

Мой сын, тебя я родила, но воспитала не одна:

Ты вскормлен родиной, сынок, тебя взлелеяла она.

Она взрастила Кер-оглы и жизнь Чапаеву дала,

Парить в безбрежной синеве удел могучего орла.

Идешь… Будь счастлив, мой родной… Иди дорогою побед.

……………я жду вестей о боевых делах твоих.

Иди, мой сын, рази врагов! Бесстрашным, зорким будь в бою,

Смотри за боевым конём, винтовку береги свою…

Сияло солнце в вышине… Ушёл он сильный, молодой,

Мать, поглядев ему вослед, плеснула чистою водой.»

Перевод П. Панченко

В годы 1941-45-х пламенный голос поэта-патриота звучал на передовой линии фронта: в Крыму, в Моздоке, в Грозном, в Новороссийске, а также в госпиталях.

«Услышьте, родные твердыни, меня,

Считайте солдатом отныне меня!»

Эти строки поэта, словно клятва перед народом и Родиной.

По инициативе поэта С.Вургуна в 1943г. в Баку был открыт Дом Интеллигенции им.М.Физули для проведения военных мероприятий и для встреч с фронтовиками. Самед Вургун создает философскую драму «Инсан» («Человек») в 1945г., в которой стремится воспроизвести силу человеческого духа, проявляющуюся в огненный период войны. В «Городе Братства» изображенное в драме «Инсан» собираются у братской могилы представители разных народов и люди всех возрастов. Они собрались, чтобы почтить память героев, погибших во имя того, чтобы на земле был мир и мирный труд. Собравшиеся люди объединены одной мечтой и идеалами, они вспоминают о героях войны, а также о философе Шахбазе, погибшем в фашистской тюрьме. Общечеловеческий, глубоко философский вопрос автора драмы: «Победит ли разум на земле?» Этот вопрос и сегодня архиважен и актуален. Эта драма была подвергнута партийной критике и снята с репертуара театра. Однако, позже, после смерти поэта через 18 лет (1974г.) драма «Инсан» была вновь поставлена на сцене театра Азербайджанской драмы и имела блестящий успех у зрителей.

В послевоенные годы С.Вургун активно участвует в общественной жизни страны, и как общественный деятель в деле установления мира во всем мире, был участником Всемирного Конгресса деятелей культуры во Вроцлаве (Польша). Он побывал в Болгарии, Англии, Берлине. На Берлинской сцене была поставлена его драма «Вагиф», примечательно, что немецкий режиссер привнес в образ Каджара черты присущие Гитлеру.

Творческое наследие С.Вургуна богато его переводами на азербайджанский язык - А.С.Пушкина «Евгений Онегин», М.Горького «Девушка и смерть», Ш.Руставели «Витязь в тигровой шкуре», Низами Гянджеви «Лейли и Меджнун», «Катерина» Т.Шевченко, стихи И.Чавчавадзе.

Его поэзию переводили на русский язык переводчики: Ю.Феоктистов, К.Симонов, А.Адалис, П.Антакольский, А.Плавник, Н.Асеев, М.Светлов, В.Кафаров и многие - на языки других стран. Приведу фрагмент из стихотворения С.Вургуна «Я не спешу…» в переводе К.Симонова.

«Любовь моя! Чтоб лет моих не выдать,

Не говори, что я устал и стар.

Я видел меньше, чем хотел бы видеть!

Встань, обойдем земной летящий шар!

И если парус дум моих летучих

Нас бросит в океаны и моря,

Не бойся! Я дорог не знаю лучших,

Чем те, где не встают на якоря.

Звезда ль меня лучами с неба тронет,

Иль сам звезду на небе погашу,

Пусть радость и печаль своих коней не гонят.

Мне некуда спешить.

Я не спешу.»

Зарубежные поездки были для поэта творческими удачами, и он создал поэтический цикл «Европейские воспоминания». Но его талант не дает покоя противникам, и в 1953г. он вновь подвергается нападкам и давлению, особенно обостряются отношения после публикации статьи «Права поэта» в Москве, в которой писал «Правда нашей жизни, наших мыслей, чувств и идеалов – это не застойная, а просторная, перспективная правда...» По указанию руководства республики – Багирова статья обсуждалась в СП Азербайджана, где составили письмо против талантливого поэта и отправили в редакцию газеты в Москве. Вновь обвинения обрушились на него – «в национализме». Его труды-книги были удалены из библиотек, пьесы вычеркнули из репертуара театров. С.Вургуну было запрещено покидать город. В городе разнеслась тайная весть, что он арестован. Смерть Сталина в те годы, поменяла и решение в Азербайджане. В январе 1956г.на суде руководителя республики М.Д.Багирова, ему было предъявлено обвинение, которое указывало «Уничтожить любимого поэта Азербайджана Самеда Вургуна – одного из выдающегося советского поэта». Таким образом были представлены две папки обвинительных материалов, а также ордер на арест, составленный в сентябре 1953г. В жизни страны и Азербайджане произошли важные перемены, С.Вургуна назначили Вице-президентом АН Азербайджана.

Но болезнь подкараулила видного, талантливого поэта-мыслителя в пути, когда он находился в составе советской делегации, направляющейся во Вьетнам. Поэт полон надежд на исцеление:

«Безвременная смерть, посторонись,

Я с жизнью не расстанусь на чужбине.

Напрасно свой клинок взметнула ввысь

Я вновь пером вооружился нынче,

И с жизнью не расстанусь на чужбине.»

В марте в дни 50-ти летнего юбилея выдающемуся поэту С.Вургуну присвоили почетное звание «Народного поэта Азербайджана».

Спустя два месяца, а точнее 27 мая в 19.30 час 1956г. не стало выдающего Народного поэта, Заслуженного деятеля искусств, вице-президента Академии наук Азербайджана, Кавалера Орденов, общественного деятеля-члена Советского Комитета защиты мира, мыслителя - Самеда Вургуна Векилова.

С 28-30-е мая народ нескончаемым потоком шел прощаться с великим поэтом Самедом Вургуном.

30 мая Самед Вургун был похоронен в Аллее Почетного захоронения в Баку.

В 1975г. в Баку был торжественно открыт Дом-музей Народного поэта.

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий