Открыть меню

Стимул жизни Глава 3

#


Вернувшись из Венгрии, Айтен с головой погрузилась в дела на работе, ибо на промысле работали ученые совместно с проектировщиками, внедряя модернизированную систему управления. В беседе с ними она решила серьезно заняться наукой, чтобы не прозябать на промысле, и вновь села за учебники. Иногда уделяла время для фотографий, которые были сняты в поездке. Интерес к операции получения снимков был настолько велик, что когда на фотобумаге появлялось изображение, то она, сжимая кулачки, шептала: «viva».

Дурна хала временами интересовалась новостями из Венгрии.

- Ничего нет, - отвечала девушка.

- Доченька, а может, тебе приснился фантастический сон? – шутила она.

- Нет, тетушка, это была явь, Аллах послал мне Добро – встречу с родным отцом. Возможно, произошло что-то непредвиденное, что отвлекло его от нашей встречи.

- А с матерью смогла встретиться?

- Нет, не могу найти ее координаты, придется съездить в Шувеляны и стучаться в каждую дверь, спрашивая о ней.

Дело было под Новый год, Айтен сошла с пригородного электропоезда и пошла по поселку, выбирая, в какую же дверь рискнуть постучаться, чтобы спросить о матери. Незаметно подошла к местному кладбищу, где были слышны заунывные мелодии яссин⁴ муллы и, заметив женщину в черном, сгорбившуюся над памятником, невольно придержала шаг. Женщина, отблагодарив муллу, надвинула низко на глаза свою траурную шаль, защищаясь от норда, и направилась к выходу. Проходя мимо девушки, она резко повернула голову к ней и вскрикнула жутким голосом:

- Айтен!!! Как ты очутилась здесь в мои печальные траурные дни? - причитая, обняла ее она.

Айтен не могла поверить глазам, узнав в этой полноватой, убеленной сединой женщине с потухшими глазами изумрудного цвета, мать – Хейрансу.

-Дорогая, какое горе привело тебя к этим местам, - прошептала дочь.

Женщина, прерывая рыдания, рассказала о трагедии, происшедшей в новой семье. Дом их охраняла овчарка, днем находящаяся на цепи. Собака сильно ревновала мужа к дочери, при виде его с коляской малышки в саду, кобель всегда заливался страшным лаем, пытаясь сорвать цепь. Однажды, вернувшись домой, Хейранса услышала жалобное скуление овчарки. Войдя во двор, увидела лежащего на земле мужа и малышку, ползающую вокруг него, а кобель, сорвавшись с цепи скулил около хозяина, положив морду на лапы. Позднее сотрудники судэкспертизы нашли следы глубоких царапин на задней части куртки мужа. Вот это горе привело меня сюда. Оставаться в доме нет сил, решила его продать, чтобы переехать. Но, оказалось, после смерти его первой жены, дом был оформлен на сына Салмана, который является наследником, а мы с малюткой должны покинуть это жилье. У Салмана своя семья, он арендовал дом по соседству, и естественно, в этой ситуации торопит освободить дом после годовщины отца. Ситуация сложная, куда мне в зимнее время с малышкой? Не знаю, … они медленно подошли к дому. Войдя, Хейранса обошла небольшой сад и только убедившись, что посторонних нет, они вошли в дом. Соседка, присматривающая за ребенком в отсутствии хозяйки, поговорив с ней, покинула их. Пока мать готовила пищу на кухне, Айтен разглядывала комнаты и фотографии на стене. В доме было тепло, аккуратно прибрано, чувствовалось, что долгое время, не имея своего угла, Хейранса все силы приложила для создания уютного и комфортного жилья. Примечательно, что среди фотографий, висящих на стене, было маленькое фото юного Али Махмуда. Как же ей удалось сохранить его в тайне от дочери. Неужели чувства любви ее не покидали все эти годы? И Айтен должна была рассказать о своей поездке в Венгрию, а главное, о встрече с отцом.

- Мама, а кто на этих снимках?

- Ты их не знаешь, в центре муж и его родственники, - сказала мать, входя с подносом и раскладывая обед по тарелкам.

- А на маленьком фото, где у юноши необычные брови?

- Айтен, лучше подсаживайся к столу, - махнув рукой, ответила мать. Горестные мысли после потери мужа не покидали ее, горе обуревало ее так глубоко, что ничего вразумительного она не хотела объяснять дочери.

- А все же, кто он? – не отставала дочь.

- Потом, попозже, вспомню, скажу, - удрученная событиями, ответила мать.

- Как? Потом? Не скрывай. Я встретилась недавно с этим человеком, Али Махмудом, - взволнованно произнесла дочь.

- Что? Повтори, неужели я ослышалась? Что ты о нем знаешь? – с дрожью в голосе прошептала мать.

- Недавно я была в венгерском городе Солноке и случайно встретилась с ним в баре.

- Как? Ну, …и что? – допытывалась с паузами мать.

- Разговорились… он наш земляк…

Не ожидая такого поворота событий, мать встала и шатающейся походкой ушла на кухню. Еда на столе остывала, а обе женщины думали об Али Махмуде, каждая – свое. Неожиданно тишину прервал младенческий плач. Это сестренка проснулась в своей комнате. Обе женщины бросились на плач. Распахнув дверь, увидели раскрасневшуюся малышку, маленькими ручонками обхватившую спинку кроватки. Пританцовывая, она звала мать. Увидев «незнакомку», она смутилась, посмотрев на мать, и улыбнулась той. Айтен подняла с легкостью ребенка, обнимая и лаская ее по головке.

- Какое имя у нее, - обратилась она к матери

- Амина, - умиленно смотря на своих дочерей, ответила она.

- Как? Амина? В чью честь ты ее так назвала, - удивленно спросила дочь.

- В честь твоей бабушки, которая в деревне славилась очень благородной профессией. В любое время дня и ночи поспевала к будущим матерям помочь им в родах, - и, вспоминая, продолжила, - когда появились схватки у меня, она прибежала, быстро засучила рукава, умылась и приступила к святому делу. Твой первый крик обрадовал нас, и она подняла руки к небесам: «Ай, Аллах, родилась бы у моего сына такая красавица» … В ее память назвала вторую дочь Аминой.

Мать занялась малышкой, приговаривая добрые, ласковые слова, Амина же улыбалась и не отводила глазенок от Айтен.

- Аминочка, вот твоя сестра Айтен, - обратилась она к ребенку.

- Сисла Атен, - словно пропела по-своему малышка и протянула ручонки к ней.

Ребенок отвлек взрослых от горьких мыслей и начатого разговора. Было уже поздновато, и Айтен собралась в обратный путь.

Ожидающая Дурна хала, расспрашивала девушку о поездке в пригород.

- Встретила мать на кладбище в Шувелянах, оказывается, умер ее муж, познакомилась со своей чудесной сестренкой Аминой, - медленно проговорила уставшая Айтен. А в общей сложности, не хотелось сообщать о подробностях беседы с матерью. Скорее бы уснуть, ибо впереди напряженная неделя.

Утро начиналось с поездки в центр - техническую библиотеку, затем консультации у специалистов и много необходимых встреч. Закрутилась Айтен, не выпуская книг из рук.

И однажды, вечером Дурна хала встречает ее с новой вестью:

- Звонили из НГДУ, просили передать, тебя разыскивает Исмаил Ага Исмаиллы из Венгрии. Он будет ждать тебя в здании Центральной почты два дня с трех часов до шести вечера.

- Как же быть? Эти два дня сильно занята, необходимо сдать статью о работе, встреча с профессором и т.д.

- Доченька, может, объяснишь профессору, что предстоит необычное свидание с представителем другой страны. Венгрия не в двух шагах, чтобы встречу отложить на потом, видимо, он назначил время перед своим отъездом…

- Не знаю, не знаю, подумаю о возможности встречи, может, какое-либо сообщение от отца…- размышляя, торопливо проговорила она.

Через день около пяти вечера Айтен вошла в здание почты, оглядевшись вокруг, заметила высокого молодого человека, элегантно одетого, с кейсом в руках. Они приблизились друг к другу, словно чувствуя – «ОН», «ОНА, нет сомнения, похожа на Али Махмуда». ОН обратился к ней на азербайджанском языке:

- Салам Айтен ханым, волновался и почти потерял надежду встречи с Вами.

- Извините, к сожалению, эти дни были перегружены. Вы случайно не от Эгера? – приступила она к разговору.

- Вы угадали, от него - они покинули здание почты, и пошли по просторной улице города.

- Али Махмуд, узнав, что еду в деловую командировку в Азербайджан, просил передать Вам этот кейс. Какие новости передать ему от Вас?

- Новости? Да, есть, поступила в аспирантуру, приходиться глубже изучать науки и языки. Вы надолго приехали? Я показала бы памятники, музеи нашего города…

- Ханым, к сожалению, ночью вылетаю в Москву, Вильнюс и только к концу месяца попаду в Будапешт.

- Какие новости в Солноке, в семье Али Махмуда?

- Он мне передал, что в кейсе письмо для Вас и деньги - тысяча долларов, которые передаю Вам лично.

Распрощавшись с новым знакомым после короткой встречи, она даже не поинтересовалась, как он оказался в Венгрии. Приехав домой, поспешно стала читать письмо от отца. Али Махмуд писал: «столетнюю бабусю похоронили, а остальные живы, здоровы, вспоминаем тебя. Молодой человек Исмаил Ага живет в Будапеште, его родители во время войны остались в Солноке, где было много военнослужащих из советского гарнизона. Азербайджанцы в Венгрии нашли своих земляков и поддерживают связь вдали от Родины. Родная, кроме небольшого подарка, он передаст тебе $1000».

Короткая, но сердечная весточка от отца взволновала Айтен. Деньги решила передать матери на ее расходы в связи с поминками. В день поминок, когда ушли мулла и гости, к Хейрансе подошел Салман и сообщил:

- Мы с женой, посоветовавшись, решили большую из пяти комнат передать Вам с малышкой, остальных нам достаточно. Амина - наследница моего отца - лебединая песня его, и думаю, что все уживемся, тем более сыновья мои подросли.

У Хейрансы от неожиданного предложения пасынка в горле пересохло. Придя в чувство, она искренне благодарила его за признание малышки Амины. Беседа Салмана с Хейрансой умиротворило душевное состояние Айтен: она осознала, как внезапно увеличилась их семья. Начиналась новая жизнь – в большой семье: отец с женой Марией, Салман с семьей и две Амины старшая и малютка. Горечь поминок как бы ушла в тень.

Комментарии (0)

Добавить комментарий